ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После покорения Беневенто Карл Великий направился в Баварию, чтобы прояснить там обстановку. Когда Тассило не явился по его вызову, он с тремя войсковыми соединениями с севера, востока и юга вошел в Баварию. Это была безвыходная для герцога ситуация, тем более, что его собственные войска перешли на сторону франков. Тассило сдался, это еще раз спасло ему герцогство, правда, при одном условии: после того как он символически вернул («поручил») свои владения в виде увенчанного орлом жезла, он снова произнес вассальную клятву и отныне правил ими как королевским леном. Таким образом, он был связан с королем не только как вассал, но и как ленник.

С учетом ситуации Тассило мог бы быть доволен таким решением. Но этого не случилось. Он поставил на карту свою власть по своей же собственной глупости. Подстрекаемый женой, дочерью Дезидерия, он не только позволил себе оскорбительные высказывания в адрес своего сюзерена, но и установил контакт с аварами (с которыми он прежде воевал), чтобы любой ценой освободиться от навязанных ему обязательств. Вместо освобождения он добился своей гибели.

Карл начал действовать еще до того, как Тассило смог реализовать свой план. В 788 г. на королевском совете в Ингельгейме он предал Тассило суду, на который герцог был доставлен уже как пленник. Обвиненный своими же собственными баварскими вельможами, он был осужден вместе с женой за нарушение клятвы, за подстрекательство к отколу от короля и за сговор с аварскими врагами королевства. Обвинения, конечно, соответствовали действительности, так как начавшиеся вскоре нападения аваров, явно были связаны с заговором Тассило. Судьями были саксонские, франкские и баварские феодалы; они приговорили его к смерти. Карл заменил казнь на пожизненное содержание в монастыре. Примечательно то, что приговор, как можно было ожидать, основывался не на свежих фактах нарушения клятвы и договора, а на давно минувшем поступке: на дезертирстве, которое совершил Тассило в 763 году в Аквитании. Смещение акцентов столь же удивительно, сколь и непонятно. Но так как речь шла об обычном судопроизводстве, можно предположить, что определяющим моментом для такой мотивировки был труднодоступный современному мышлению формализм средневекового процессуального права. Как бы то ни было, Тассило на законных основаниях потерял свое герцогство. С ним закончилась власть над Баварией его рода Агилофингов.

Для франкского королевства был достигнут важный результат: баварское герцогство Агилофингов было последним племенным герцогством во франкской сфере влияния. Таким образом, свержение Тассило привело не только к включению Баварии, но и к унификации структуры королевства.

В Баварии, как и повсюду, было введено деление на графства. Это требовало времени, поэтому для осуществления перехода к новой системе префектом Баварии с особыми полномочиями был назначен зять короля Герольд, который пользовался его большим доверием. Герольд исполнял эту должность, пока Карл не удостоверился, что графы правят в соответствии с его замыслом.

Кроме того, приспосабливая Баварию к франкским порядкам, Карл довел до конца организацию баварской церкви, осуществленную в общих чертах Бонифацием. По просьбе Карла папа в 798 г. сделал Зальцбург архиепископством и подчинил ему все остальные баварские епископства, так что зальцбургская епархия охватывала весь баварский племенной округ. Четкая церковная граница должна была стать опорой единства племени.

Наряду с внутренними задачами баварского племени, Карл взял в свои руки также и внешние: поощряемую еще Тассило миссионерскую деятельность на юго-востоке и оборону от аваров, которую герцог успешно осуществлял долгие годы, пока в слепой ненависти к Карлу не вступил с ними в союз. Когда эти азиатские кочевники, как до них гунны, а после них магийары, напали в 788 г. на Баварию и Северную Италию, Карл не ограничился тем, что отразил нашествие захватчиков. Он позаботился о том, чтобы их нападения не повторились.

После долгой тщательной подготовки, длившейся два года, в 791 г. он начал широкомасштабную ответную операцию. Карл повел свое войско по древнему пути нибелунгов вдоль Дуная, а его сын продвигался из Италии. Но когда войско в очередной раз остановилось на границе, чтобы постами и молитвами испросить у Бога удачу, они увидели перед собой огромную пустыню без единой дороги. После того как началась еще и эпидемия, унесшая много жизней, Карл, дойдя до реки Раб, вынужден был повернуть назад, вообще не встретив аваров. Поход закончился неудачей, но цель осталась; как всегда, неудавшееся начинание не заставило Карла свернуть с намеченного пути. Мудрый король только лучше приспособил свои действия к конкретным обстоятельствам. Сразу же после возвращения начались новые приготовления. Как показал поход, необходимо было застать аваров там, откуда они не могли бы ускользнуть, а именно: в центре их владений, в венгерской степи по ту сторону от Раба, где находились их большие «кольца». Как сообщает сен-галльский монах, основываясь на рассказе старого воина, это были похожие на вал земляные укрепления с четырьмя воротами; они имели внушительные размеры, а внутри находились многочисленные постройки. В самом большом «кольце» была резиденция кагана. Вот это «кольцо» и нужно было захватить в первую очередь. Так как Карл снова был на севере из-за вспыхнувшего восстания саксонцев Северной Эльбы, он поручил эту задачу своему зятю Герольду (который в этот момент находился в Баварии), сыну Пипину и маркграфу Фриольскому Эриху. Дело облегчалось тем, что аварские вожди из-за усиленного франкского давления потеряли уверенность и единодушие. В 785 г. увенчался успехом первый сильный удар: маркграф Эрих Фриольский захватил большое аварское «кольцо» и взял множество трофеев. На следующий год по приказу Карла король Пипин нанес новый удар аварам, разрушил «кольцо» и привез много золота и серебра. В Аахене с изумлением взирали на эти сокровища. Их было так много, что, как поясняет Эйнгард, «франки до сих пор казались бедными», а благодаря этим трофеям стали богатым народом. Карл щедро разделил большую часть добычи между своими сподвижниками, церквами и бедными. В монастыре Сен-Морис д’Агон хранится золотой кувшин, украшенный львами и грифами, который, по-видимому, был сделан из скипетра кагана: последнее воспоминание о том золотом великолепии.

Эти два удачных похода в основном решили исход войны, хотя за ними последовали многочисленные мятежи и затяжная борьба. Конец этому положил поход 811 года.

Позже теряется всякий след аваров. Они растворились среди славян и баварцев, которые заняли их земли. За захватчиками еще во время войны последовали миссионеры, а за ними — колонисты. Были образованы миссионерские пункты, с помощью которых церкви Зальцбурга (с Пассау) и Аквилеи по распоряжению Алкуина занимались распространением христианской религии без применения насилия. Вслед за колонистами на земле аваров обосновались церкви и некоторые крупные феодалы. Как правило, именно крепостные крестьяне церковных и светских феодалов накладывали отпечаток на ландшафт завоеванных областей.

Итак, королевство расширилось до реки Раб и Балатона. На юго-востоке образовалась обширная пограничная зона, южная часть которой (от Драу) вошла в фриольскую марку, а северная область стала самостоятельной маркой во главе с префектом. Это был предварительный этап образования восточной марки.

ИСПАНСКИЙ ПОХОД И ОБРАЗОВАНИЕ ИСПАНСКОЙ МАРКИ

Одновременно с расширением королевства Карла Великого на юго-востоке, на юго-западе были присоединены новые земли. Этому завоеванию тоже предшествовали неудачи и продолжительная, длившаяся десятилетиями борьба. Следует отметить, что сначала Карл не намеревался реагировать на арабское соседство в Испании. Начало и результат этих завоеваний — показатель силы воздействия политики Карла и его широко распространившейся власти.

С тех пор как король Пипин уничтожил последние арабские форпосты на севере Пиренеев и Карл Великий в начале своего единоличного правления укрепил Аквитанию как пограничную зону, во франкском королевстве можно было чувствовать себя в безопасности от арабов Испании. У них хватало своих забот, и это состояние мира на границе, видимо, устраивало Карла. Не он задумал план вторжения в Испанию, его призвала на помощь арабская сторона. Аббасидские противники омейада, который основал в Кордове собственный халифат[26], во главе с наместником Барселоны отправились к Карлу. Они явились к нему в 777 году, когда тот находился на Королевской Курии в Падерборне. Там наместник Барселоны Ибн аль Араби обратился к Карлу за помощью, при этом «передав франкскому королю себя и города, управление которыми ему поручил сарацинский правитель». Хотя Карл еще не достиг своей цели в Саксонии, он посчитал своим долгом оказать помощь. Ведь арабское посольство обратилось к нему как к единственному могущественному монарху Западной Европы, который ввиду своего положения был обязан оказать поддержку, к тому же это должно было пойти на пользу христианству, хотя еще не означало, что он отправится в крестовый поход.

вернуться

26

Халифат — мусульманская феодальная теократия с халифом во главе (Прим. ред.).

67
{"b":"211863","o":1}