ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если франкское графство и не было таким единым, как это считалось в старых научных исследованиях, остается неизменным то, что в его основе лежала концепция единства. Кроме того, несмотря на все различия, по всему королевству существовали графства, и повсюду графы действовали по поручению короля, так как их назначал именно он. Это значит, что Карл Великий упорно стремился к целостности и, невзирая на все препятствия, создаваемые средневековым государственным устройством, постепенно создал единое королевство.

Стремление к унификации особенно четко проявляется в институте, который Карл создал как промежуточную инстанцию между двором, графами и епископами: институт так называемых королевских гонцов, missi dominia. Они, как правило, разъезжали по двое и, в соответствии с принципом духовно-мирского партнерства, один из них был обычно священнослужителем, а другой — мирянином. То, что два гонца действовали совместно, соответствовало их основному назначению, которое состояло в контроле королевских уполномоченных и чиновников. Поэтому основная группа гонцов имела постоянную функцию — следить за исполнением распоряжений Карла. Они должны были уведомлять монарха о состоянии дел в различных уголках королевства, благодаря чему он был в курсе происходящего. Эту первую группу дополняла вторая — missi discurrentes. У членов этой группы не было постоянных обязанностей, они использовались королем в случае необходимости для особых поручений. Если они не добивались цели, вмешивался сам король.

Во всем этом видна продуманная система, которая служила для осуществления стремления Карла к единству. Пока он царствовал, она в общем и целом выполняла свое назначение. Нужно сказать, что дело было не только в этой эшелонированной системе управления, а прежде всего в том, что Карл умел завоевывать преданность людей, которых он привлекал на свою службу, будь то придворные чиновники, графы или епископы. Все структуры могли быть эффективными только благодаря задействованным в них людям. Соответственно, возрос авторитет короля и сила воздействия двора. Об этом лучше всего свидетельствует тот факт, что при дворе Карла собрались могущественнейшие люди королевства. Тот, кто постоянно жил при дворе, необязательно принадлежал к высшей аристократии, поэтому связь с королем и двором давала преимущество одним аристократам перед другими. Благодаря ей они получали важнейшие должности и большие земельные владения в различных частях королевства, опорой которого они стали, будучи приближенными монарха. Возвышение шло на пользу всему их роду. Таким образом, во времена Карла Великого внутри аристократии образовался более узкий круг, важное отличие которого — близость к королю — обеспечивало привилегированное положение. Это была так называемая имперская аристократия (Г. Телленбах). Она существенно способствовала тому, что Карл не только сохранил свое унаследованное королевство, но расширил его, превратил в Западную империю и сплотил в единое целое.

Задаче сплочения империи, как мы это увидим дальше, послужила и церковь, в тесном союзе с которой Карл действовал с самого начала.

УНИФИКАЦИЯ И РЕФОРМА

Если окинуть взором внутреннюю структуру власти Карла Великого, то обнаруживается характерная черта: Карл почти повсюду продолжил прежние начинания, развил их дальше и, насколько было возможно, претворил в жизнь по единому образцу. Это относится к организации двора, к управлению фиском и созданию графств. Даже использование королевских гонцов, хотя и единичное, существовало при Пипине. Карл нигде не стремился к новшествам; другое дело, что все, за что бы он ни брался, благодаря его мерам приобретало черты нововведения. Но в намерения Карла не входило заменить старое новым, а также восстановить или сохранить старое; он хотел имеющееся сделать пригодным для своих целей. Поэтому действия Карла всегда и везде были направлены в первую очередь на анализ, сохранение и унификацию того, что пригодно в конкретной ситуации. Эта основная тенденция четче всего проявляется в капитуляриях и указах, которые охватывали почти все сферы политической, религиозной и культурной жизни. Один их диапазон свидетельствует о всеобъемлющей созидательной деятельности короля.

Но были отдельные сферы, где имеющееся было настолько недостаточным, что его уже нельзя было использовать как данность. Прежде чем извлечь настоящую пользу, нужно было произвести изменения или подвести объект преобразований под новую основу.

Например, монетное дело уже давно было в полном беспорядке. Отдельные мастерские выпускали монеты разного веса и сплава, так что сама чеканка не гарантировала стоимости монеты. При разнообразии всевозможной чеканки оставалась только стоимость металла, вес которого нужно было время от времени проверять, чтобы узнать ценность монеты. Введением каролингского динария Карл создал новую обязательную норму, закрепленную законом: «первую гарантированную королевством валюту со времени падения Римской Империи» (Й. Вернер).

Такими же решающими были меры Карла в области судопроизводства, где большое место занимал самосуд в виде междоусобной борьбы и кровной мести. Король был заинтересован в том, чтобы это явление было устранено, а спорные случаи рассматривались в суде. Карл издал много капитуляриев, которые служили этой цели. Сверх того, он поднял эффективность судов процессуальными нововведениями. Так как согласно праву, основанному на обычае, преступление каралось лишь в том случае, когда поступало заявление в суд, многие правонарушения оставались безнаказанными. Особенно это касалось сильных мира сего, с которыми не хотели ссориться. Для устранения очевидного недостатка Карл с помощью гонцов ввел по всему королевству так называемых порицательных свидетелей, которые давали клятву заявлять о совершенных на их участке преступлениях, иначе говоря, «выносить порицания». Таким образом, самосуд был в принципе ликвидирован, и наказание за преступление стало обязанностью и долгом королевского судьи. Практика порицательных свидетелей была нововведением и способствовала унификации франкского судопроизводства.

Карл предпринял также реорганизацию военного дела. И в этой области его вмешательство было необходимо, так как прежняя структура войска не соответствовала изменившимся обстоятельствам. В боевых действиях вместо пехоты все больше и больше применялась кавалерия. Но кавалерийская военная служба была слишком дорогостоящей для того, чтобы ее мог нести каждый свободный франк. Чтобы увеличить свои вооруженные силы, Карл издал капитулярий, согласно которому несколько свободных франков оснащали одного конного воина и представляли его в распоряжение короля во время его походов. Разгрузив таким образом свободных франков, Карл вынужден был смириться с тем, что они оснащали только часть его войска. Как мы видим, в его мерах намечается начинающаяся феодализация средневековой кавалерии.

Общим для всех этих мер Карла Великого является понимание того, что деньги, судопроизводство и войско в прежнем состоянии больше не удовлетворяли потребностей его власти и требовали коренных преобразований. В научных работах в соответствии с современной терминологией это называют денежной, военной и судебной реформами.

Но это не единственные реформы Карла. Он пытался проникнуть во все сферы общественной жизни и подчинить их себе. Он, как и в политике, стремился к их унификации, или там, где предпосылки казались для этого недостаточными, к проведению преобразований. Эти преобразования также можно назвать реформами.

Например, с именем Карла связана реформа литургии, для которой имелись те же предпосылки, что и для денежной реформы. Эти перемены, со своей стороны, были частью большой церковной реформы, которую начал, правда, не Карл, но после подготовительной работы англосаксонских миссионеров и собственных предков именно он способствовал ее развитию и продолжению.

Его усилия по осуществлению реформы франкской церкви в конечном итоге послужили импульсом для того, чтобы заняться образованием. Именно благодаря появлению ирландских и саксонских миссионеров выяснилось, насколько сильно снизился уровень образования в королевстве. Стало также очевидным, что его упадок был связан с упадком церковной жизни. Вполне логично, что Карл для устранения неудовлетворительного состояния заручился помощью миссионеров. Это означало, что реформа церкви перешла в реформу образования.

72
{"b":"211863","o":1}