ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хьюстон, 2030.

Роман Майка Мак-Кая «Хьюстон, 2030» – это одновременно классический полицейский детектив и научная фантастика. Дело происходит, как следует из названия, в будущем, причем не столь уж и отдаленном. Следователь ФБР занимается поисками серийного убийцы. В фантастической части романа вы не найдете ни роботов, ни летающих автомобилей, ни супер-компьютеров. Восставших из могил зомби, вирусов, убивающих человека за тридцать секунд, невероятных астероидов, ударяющихся о Землю, вулканов размером с континент, злобных пришельцев из соседней Метагалактики, и Всемирного Потопа там тоже не будет. Один потоп есть, но он не всемирный, а очень даже локальный, и к делу почти не относится. Зато: катастрофа, описанная в повести, уже началась и идет полным ходом! Мир, созданный воображением Мак-Кая, удивительно похож и одновременно не похож на современный, и при этом – правдоподобен.

Английский текст © Copyright Mike McKay 2006-2009.

Текст русского перевода © Copyright Михаил Якимов 2013-2014.

Права Майка Мак-Кая как автора оригинального текста и права Михаила Якимова как автора литературного перевода на русский защищены в соответствии с Copyright, Designs and Patents Act, 1988.

ВНИМАНИЕ. Часть текста содержит ненормативную лексику, упоминания наркотиков и описания сцен насилия. Произведение не предназначено для несовершеннолетних читателей.

Предисловие автора ко второму изданию

В середине 2006 года я находился в состоянии «между проектами», то есть сидел дома и рассылал потенциальным работодателям свои резюме. Первые отголоски «пика добычи нефти», только что появившиеся в печати и в Интернете, заставили меня глубоко задуматься над будущим Соединенных Штатов и всего человечества. Я начал воображать себе, какой станет жизнь на планете Земля через четверть века. Воображение побудило меня усесться за клавиатуру компьютера. Через несколько дней родилась зарисовка «Хьюстон, 2030». В то время я только что открыл для себя русского писателя А.Солженицына, прочитав в переводе «Один день Ивана Денисовича» (там речь идет о жизни в лагере «ГУЛАГ» в Советской России времен Сталина). Первый вариант моей зарисовки очень походил на «Один день»: там тоже описывался один день из жизни американской семьи, как я представил ее себе после глобального финансового кризиса (кстати сказать, в моей оригинальной версии 2006 г кризис назывался WFC, то есть World Financial Crisis. Не так уж и далеко от реальных событий)! Я никогда до этого не писал прозу, и зарисовка получилась, наверное, довольно скучной.

На горизонте нарисовался новый проект, и я оставил свое мимолетное увлечение литературой. Через два года, пришел Глобальный Финансовый Кризис, GFC. В моей зарисовке я не был провидцем: GFC случился в конце 2007 года, а большинство событий произошло в 2008 году. В моем воображении WFC случался в 2011 году, то есть на три года позже, чем настоящий. Однако, многие остальные предсказания из зарисовки начали, к моему удивлению, сбываться с невероятным правдоподобием. Я снова засел за компьютер и полностью переработал текст. Главный герой, Марк, превратился в следователя ФБР, и у зарисовки появилась детективная часть. В конце концов из набросков 2006 года получился научно-фантастический роман, который я и предлагаю читателям.

Будучи нефтяником, я всегда поддерживал Республиканцев. Это не значит, однако, что моя книга – это критика политики Демократической администрации Б.Обамы. Я думаю, что и Республиканцы, и Зеленые, и любая другая политическая партия вполне способны влезть в то же самое дерьмо, и за тот же период времени. Исподволь я надеюсь, что мои предсказания все-таки не сбудутся. Время покажет.

Все персонажи книги – вымышленные, кроме Майка Пендерграсса (это я)! Реальные политические фигуры, упомянутые в романе, конечно, в какой-то мере срисованы с натуры. География полностью соответствует реальному Хьюстону образца 2008 года. Все остальное, от начала до конца – плод буйной фантазии автора. Любое совпадение с реальными лицами, местами и событиями – случайность. Не берите в голову.

Некоторые читатели первоначальных версий моей книги жаловались на «поломанный английский» и сленг в диалогах. Тут я совершенно ничего поделать нимогу. Если Вы не перевариваете грубые словечки и считаете, что в 2030 году мусорщики на свалке будут разговаривать, как викторианские леди, – отложите эту книгу прямо сейчас. Спасибо. Какой неженка!

Я должен выразить глубокую признательность моей семье и друзьям, всем кто вычитывал текст, указывая мне на логические неувязки, грамматические ошибки и опечатки. Без вас, друзья, эта книга не получилась бы совсем.

Майк Мак-Кай

Хьюстон (Техас), Брисбен (Австралия)

2006-2009

Предисловие переводчика

Я наткнулся на роман Майка Мак-Кая совершенно случайно. Искал в Гугле хьюстонский адрес и набрал «2030». По ссылке вдруг появился архив с текстом. В первый раз я прочитал его в самолете – по пути в США. Книга настолько меня потрясла, что я решился сделать русский перевод.

Переводить текст было довольно непросто. Мак-Кай – мастер современного диалога, и многие интонации передаются культурным контекстом. При переводе пришлось поневоле использовать много неологизмов и специфического сленга. Если кого-то коробят слова «амер-индиец» (в смысле: американский гражданин – недавний эмигрант из Индии, а не «американский индеец») или «пофиг» (ну, Вы меня поняли), пожалуйста, загляните в английский текст и предложите лучший перевод! (А еще лучше – попробуйте прочитать все в оригинале. Правду говорю: не пожалеете.)

Несколько замечаний о методологии, использованной при переводе.

Американо-английские сокращения, использованные автором, распадаются на две категории. Общеизвестные сокращения, такие как FBI или GPS, переводились общепринятыми русскими аббревиатурами, то есть ФБР (Федеральное Бюро Расследований), или оставлялись в латинице, то есть GPS (Global Positioning System, глобальная система позиционирования – спутниковая навигационная система). Менее известные сокращения, такие как CSI (Crime Scene Investigator), заменялись на похожие по смыслу русскоязычные аналоги, то есть «судебно-медицинский эксперт». По ходу действия, герои используют американизированный профессиональный полицейский жаргон: «vic» («victim»), «perp» («perpetrator») и так далее. Подобные сокращения тоже заменялись подходящими по смыслу русскими терминами. Скорее всего, эти русские термины не соответствуют сокращениям и профессиональному сленгу Российской Полиции, но переводчик полагает, что точный перенос стереотипов работы российских полицейских на территорию США 2030 года и не требуется.

Диалоги некоторых действующих лиц транскрибированы автором, чтобы передать, например, индийский акцент («Слюшай, дарагой. Дыну кюшал – дэнги платы!»). Переводчик решил заменить эти транскрипции правильным русским, без передачи акцентов (ну, не умею я, как Мак-Кай, что поделаешь). Ненормативная лексика в диалогах несколько смягчена в переводе. В диалогах также присутствует намеренное искажение автором правил английской грамматики. Раз уж так говорят в трущобах 2030 года, то пишим, как слышем (и, как у автора, выделяем курсивом). Кое-что пришлось перевести на «конкретный русский» новояз, например «за базар отвечаю», в смысле «слово мое крепкое». Вряд ли девочка со свалки будет говорить, как доблестный рыцарь Айвенго (да и Айвенго так никогда не говорил. Он же по профессии – боец на турнирах, солдат удачи)! А то, что не вошло еще полностью в наш великий и могучий новояз, переводим и так: «низнаю» (не знаю), «теперя» (с недавних пор) и «больша нета» (уже отсутствуют).

1
{"b":"212354","o":1}