ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разного рода «интернациональные бригады» совершали совместные разведывательные поездки по России, согласовывая с ЦРУ цели и объекты наблюдения.

Активность разведсообществ перечисленных стран сравнима разве что с напористостью и наглостью, с которой действовали разведчики фашистской Германии накануне нападения на СССР в 1941 году.

Сегодня разведывательная экспансия и разграбление нашего национального достояния, будь то интеллектуальная собственность или сырьевые ресурсы, продолжается, и мы можем наблюдать, как планомерно реализуются на практике положения «Доктрины», в частности при проведении ЦРУ операции под кодовым названием «Навет».

В начале восьмидесятых годов XX века в среде сотрудников советских спецслужб и МИДа СССР широкое распространение получила тенденция «втихую» уходить внаем к противнику. Уходить в шпионы. На профессиональном арго спецслужбистов это называется превратиться в «крота». Продолжая занимать престижные должности в советских синекурах, они фактически работали на пользу США, исправно поставляя своим заокеанским хозяевам сверхценную информацию. Продавая противнику наши стратегические секреты, они исподтишка готовились к «мягкой посадке» на Западе. Это была самая опасная и убыточная для СССР разновидность перебежчиков.

Став «кротом», имярек исправно, а иногда с еще большим рвением, чем прежде, продолжал исполнять функциональные обязанности на своем рабочем месте, а всю конфиденциальную, секретную и особой важности информацию аккуратно «сливал» своим новым заокеанским работодателям. Разумеется, за приличное вознаграждение, во много раз превышающее его должностной оклад в «родном» учреждении.

Через некоторое время тенденция ухода в «кроты» приобрела такое распространение в среде российских дипломатов и офицеров разведки, что их коллеги из западных спецслужб уже захлебывались от наплыва «инициативников» и брали на иждивение только самых-самых выдающихся секретоносителей. Хотя, справедливости ради надо отметить, что и таких к ним являлось немало с предложением своих услуг…

Да, в середине восьмидесятых — начале девяностых годов в СССР наблюдалось просто перепроизводство шпионов. Опять мы были впереди планеты всей. И как знать, не назовут ли историки-исследователи последующих столетий то время «пиком шпионской революции» в России?! И, возможно, будут правы. Может, тогда мы узнаем, сколь велико было число «кротов» в те времена. Хотя о них и сейчас уже известно достаточно…

Впрочем, чего греха таить, тому были и объективные причины.

Разрушение разведки и контрразведки, замена крючковых на бакатиных, баранниковых и барсуковых, разбазаривание высококлассных профессионалов, обнищание научно-технической интеллигенции и наших офицеров, имевших доступ к госсекретам, не могло сказаться на нашей обороноспособности.

Все эти «рокировки», проводимые президентом СССР, а в последующем президентом России, создавали благоприятные условия для успешной деятельности любой западной спецслужбы в нашей стране. В то время они чувствовали себя в России, как микробы в питательном бульоне…

Правда, не все было разрушено по инициативе и недоумию российских руководителей-временщиков бывшего КГБ, кое в чем им помогла злая воля нашего традиционного противника — экспертов ЦРУ и других американских спецслужб, — которая-то; в конце концов, и двигала руками наших властей предержащих…

Взять то же ведомство КГБ.

Начиная с 1986 года его в течение пяти лет захлестывала волна анонимок. Чисто русское социальное явление — массовое написание анонимок — было взято на вооружение и с успехом использовалось нашими противниками.

Ведь если наши сограждане-правдолюбцы направляли подметные письма во все инстанции по всякому поводу, то в середине восьмидесятых — начале девяностых анонимки писались только в отношении одного контингента — сотрудников КГБ и направлялись только в верховные органы власти. Причем письма шли тысячами!

На что был сделан расчет? На традиционную подозрительность и недоверие руководства Управления кадров КГБ СССР по отношению к своим же оперативным сотрудникам, его желание «перебдеть», нежели «недобдеть».

А вместе с тем, если бы к анонимкам чинуши из Управления кадров и со Старой площади отнеслись вдумчиво, то сразу бы определили, что уже одно количество анонимок само по себе свидетельствует о качестве: не соседи по дому пишут, не брошенная любовница или жена, нет, — профессионалы, которые использовали наши же наработки…

…В конце семидесятых всевластное Пятое «антидиссидентское» управление через свою агентуру и доверенных лиц засылало письма протеста по разным поводам в посольства США и Великобритании в Москве на имя Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана. Мешки писем. И это действовало!

И на Рейгана, и особенно на женщину-премьера Тетчер. Те наивно верили, что советскими людьми движут искренние чувства негодования и возмущения, поэтому кого-то из англо-американских «диссидентов» и правозащитников выпускали из тюрем, кого-то из советских перебежчиков, попросивших там политического убежища, возвращали обратно к нам…

До лампочки были все эти освобожденные заключенные и возвращенные перебежчики нашим Мариваннам и Иваныванычам из Мухосрансков!

Главное состояло в том, что наш же метод — целенаправленная засылка анонимных писем — был взят на вооружение противником и в середине восьмидесятых годов успешно использовался спецслужбами Запада против тех самых органов, которые этот метод изобрели и инициировали!

С начала горбачевской «перестройки» и до середины девяностых годов со стороны западных спецслужб шла массированная психическая атака, направленная на обескровливание системы КГБ. Претворяя в жизнь операцию «Навет», противник самым дешевым, но действенным способом, руками нашего же руководства, устранял надежных, проверенных и преданных сотрудников…

Надо было видеть, как исполнены были те подметные письма, поступавшие сначала в Управление кадров КГБ, потом в ЦК КПСС, а затем и в администрацию Президента РФ. Фабрикаторы компромата работали в перчатках, вырезали из газет нужные слова, слоги, складывали текст и… присылали. Но, опять же, не куда-то в ЖЭК, райком или райисполком, но только на Старую площадь и в Кремль!

Не похоже это было на традиционных квартальных «доброжелателей», не их это был почерк, но кому из властей предержащих до этого было дело?! Горбачеву? Ельцину? Их окружению?

…Но главное — количество. Тысячи писем, которые адресатам поступали не из-за границы, не из иностранных посольств, нет — только из Москвы! Такое под силу только слаженному, хорошо оплачиваемому коллективу — агентам иностранных спецслужб… Вот это и есть материальное воплощение пресловутой идеологической диверсии, в данном случае под кодовым названием «Навет»…

Эти мешки, тонны пасквилей, убедили-таки Горбачева, а затем и Ельцина, что в Комитете служат одни пропойцы, развратники, негодяи и мздоимцы.

Проверки за проверками шли неделями и месяцами. Партийные бюро огульно, без устали раздавали выговоры налево и направо…. Кого-то отправляли на пенсию, кого-то увольняли без выходного пособия… начался массовый отток из органов госбезопасности СССР высокопрофессиональных кадров. Кто-то уходил, устав отстаивать свое реноме, кто-то из-за того, что посчитал ниже своего достоинства доказывать свою правоту, кто-то разуверился в самой системе КГБ, ее справедливом и непредвзятом подходе к своим опричникам…

Как бы там ни было, противник добился своей цели, операция «Навет» сработала — в КГБ и ГРУ в основном остались приспособленцы, недотепы и… «кроты», последние сразу стали в глазах своего начальства «передовиками производства»…

Часть 4. Игры «патриотов»

Расстрел у Боровицких ворот

22 января 1969 Года Москва, а за ней и вся страна узнали, что покушения на глав государств происходят не только за океаном — за несколько лет до этого был убит президент США Джон Кеннеди. Стреляют, оказывается, и при въезде в Кремль.

80
{"b":"213702","o":1}