ЛитМир - Электронная Библиотека

Найо Марш

Рука в перчатке

«Убийственно интересно».

«Гардиан»

Ngaio Marsh

HAND IN GLOVE

© Ngaio Marsh Ltd, 1962

© Перевод. В.Н. Соколов, 2012

© Издание на русском языке AST Publishers, 2013

Действующие лица:

Альфред Белт – слуга мистера Пириода

Миссис Митчел – кухарка мистера Пириода

Мистер Персиваль Пайк Пириод

Николя Мэйтленд-Майн

Дезире, леди Бантлинг, – в замужестве миссис Бимбо Доддс, бывшая миссис Гарольд Картелл. Урожденная Дезире Ормсбери

Эндрю Бантлинг – ее сын от первого брака

Бимбо Доддс – ее третий и последний муж

Мистер Гарольд Картелл – ее второй муж

Констанс Картелл – его сестра

Труди – ее горничная

Мэри Ралстон (Моппет) – приемная племянница Констанс Картелл

Леонард Лейсс

Джордж Коппер – владелец гаража

Миссис Николс – жена приходского священника в Рибблторпе

Суперинтендант Уильямс – полиция Литтл-Кодлинга

Сержант Райкс – полиция Литтл-Кодлинга

Мастер прокладки дренажных труб

Суперинтендант Родерик Аллейн – Скотленд-Ярд

Инспектор Фокс – Скотленд-Ярд

Детектив-сержант Томпсон – Скотленд-Ярд

Детектив-сержант Бейли – Скотленд-Ярд

Сэр Джеймс Кертис – патологоанатом

Доктор Электон – врач

Мистер Пайк Пириод

I

Альфред Белт ждал, пока закипит вода, и рассеянно разглядывал висевший на кухне календарь. «Гараж Литтл-Кодлинга к вашим услугам. Обслуживаем с улыбкой! Джо Коппер». За заголовком следовало красочное фото – котенок в ботинке, а ниже располагались числа марта. Альфред аккуратно оторвал календарный лист и открыл новый, со смеющейся девочкой среди цветущих яблонь.

Он нагрел серебряную ложку с оттиснутой на ручке рыбой – гербом мистера Пайка Пириода, – развернул «Дейли пресс» и положил газету на поднос для завтрака. Засвистел электрический чайник, и тостер выплюнул горячий хлеб. Альфред заварил чай, положил ложку на серебряную подставку, переместил яйца и бекон со сковороды на блюдо, гравированное такой же рыбой, и понес все это наверх.

Он постучал в дверь и вошел в спальню. Мистер Пайк Пириод, седоволосый холостяк цветущего вида, слегка шевельнулся в своей кровати, всхрапнул, открыл большие карие глаза, прошамкал что-то беззубым ртом и смущенно покраснел.

– Доброе утро, сэр! – Поставив поднос, Альфред отвернулся, чтобы мистер Пириод мог без помех вставить свои зубы. Открыл шторы. Раннее утро за окном было свежим и зеленым. На фоне дальних холмов тонко вырисовывались чинные купы деревьев, на которых уже появились первые бутоны. В доме мисс Картелл, расположенном на другой стороне лужайки, из каминных труб курился легкий дымок, а в верхнем окне маячила ее австрийская горничная, вытряхивавшая половую тряпку. Чуть подальше на зеленом лужке мирно паслась кобыла мисс Картелл.

– Доброе утро, Альфред, – произнес мистер Пириод, на этот раз вполне отчетливо.

Слуга откинул штору с бокового окна, открыв небольшой, обнесенный стеной садик с домиком садовника и тропинкой, убегавшей через ворота на лужайку. За воротами тянулась канава, обрамленная земляным валом, и с мостиком из досок. Рядом копошились трое рабочих.

– Эти люди все еще на лужайке, сэр. – Альфред вернулся к кровати. Он положил на поднос очки мистера Пириода и налил в чашку чай.

– Да, они мне порядком надоели. Впрочем, не важно. О Боже! – вдруг воскликнул мистер Пириод, развернув газету и просматривая раздел некрологов.

Альфред терпеливо ждал.

– Почил лорд Ормсбери, – пояснил мистер Пириод.

– Почил, сэр?

– Умер. Видимо, вчера. Автомобильная авария. Какой ужас! Здесь сказано, ему было пятьдесят два. Кто бы мог подумать. «После него осталась сестра…» – прочитал он и издал горлом какой-то недовольный звук.

– Полагаю, имеется в виду Дезире, леди Бантлинг, сэр, – осмелился спросить Альфред, – из Бэйнсхолма?

– Именно так, Альфред. Именно так. Они не нашли ничего лучшего, как назвать ее вдовой. Она этого не выносит. И никогда не выносила. К тому же это неверно. В «Пресс» могли бы знать такие вещи.

Он продолжал читать. Выражение его лица, всегда немного инфантильного, было заинтересованным и увлеченным.

Внизу из сада послышался заливистый лай.

– Боже милосердный! – пробормотал мистер Пириод и закрыл глаза.

– Я о ней позабочусь, сэр.

– Ни за что на свете я бы не… Не важно.

– Будут еще какие-то распоряжения, сэр?

– Что? Нет. Нет, спасибо. Вы помните, что к обеду будет мисс Картелл? И мисс Мэйтленд-Майн?

– Разумеется, сэр. Поезд прибывает в десять двадцать. Вам что-нибудь понадобится в библиотеке, сэр?

– Как будто нет. Она привезет с собой пишущую машинку. – Мистер Пириод посмотрел поверх газеты, словно раздумывая над своим решением. – Ее дед был генералом Мэйтленд-Майном. Моим старым другом.

– Неужели, сэр?

– О да. Да. И еще ее отец. Он погиб при Дюнкерке. Ужасная потеря.

В коридоре послышались приглушенные шаги. Потом кто-то забарабанил пальцами по двери и произнес высоким мужским голосом:

– Ванная свободна. Если угодно.

Шаги затихли.

Мистер Пириод вновь издал недовольный звук.

– Просто не могу поверить, – пробормотал он. – Видимо, все эти недели придется принимать ванну по вечерам? – Пириод посмотрел на Альфреда и вздохнул: – Ну ладно. Спасибо.

– Спасибо вам, сэр, – кивнул Альфред и вышел из комнаты.

Проходя по лестничной площадке, он услышал, как мистер Картелл напевает в своей комнате. Альфред мысленно произнес: «Ничего из этого не выйдет и выйти не могло» – и спустился в кухню. Там он обнаружил кухарку, миссис Митчел, дородную и довольно импульсивную женщину. Они обменялись замечаниями о погоде и о том, что весна, похоже, все-таки вступила в свои права.

– Наверху все в порядке? – поинтересовалась миссис Митчел.

– Как всегда, миссис Эм.

Снаружи донесся хриплый лай, закончившийся громким воем.

– Ох, эта собака! – пробормотала миссис Митчел.

Альфред подошел к задней двери и толкнул створку. В открывшийся проем сломя голову влетел огромный боксер-полукровка.

– Вот сучка! – сдержанно, но с чувством произнес Альфред.

– Прочь! Убирайся с моей кухни! Фу! – замахала руками миссис Митчел.

– Пикси, ко мне!

Самка боксера присела и завиляла хвостом, умильно глядя на Альфреда.

– Пикси, наверх! Беги к хозяину.

Слуга схватил собаку за ошейник и потащил в коридор. Сверху раздался громкий свист. Псина радостно залаяла и рванула на лестницу, срываясь со ступеней лапами. Альфред проводил ее мрачным взглядом и вернулся на кухню.

– Это уж чересчур, – заметил он. – Мы так не договаривались. Никогда!

– Я бы совсем не возражала против симпатичного котенка.

– Вот именно. А эта собака тут все перевернет вверх дном!

– Просто кошмар. Ваш завтрак готов, мистер Белт. Свежее яйцо.

– Прекрасно!

Он сел за стол, на редкость аккуратный и внушительный мужчина, – так по крайней мере подумалось миссис Митчел. Она наблюдала за тем, как он взял яйцо и ударил ложечкой по скорлупе. Пустая оболочка треснула и развалилась на куски. Миссис Митчел закрылась передником и дрожащим голосом произнесла:

– С первым апреля, мистер Белт!

В ответ наступило глубокое молчание, и кухарка даже испугалась: не рассердился ли он? Но когда она выглянула из-за передника, Альфред просто шутливо помахивал ей чайной ложкой.

– Вы у меня дождетесь. Вы точно дождетесь, милочка. Погодите.

– Не думала, что вы клюнете на такой старый фокус!

– А ведь я и календарь сегодня отрывал.

– Ничего страшного. Там есть и настоящие. Под платком.

– Под салфеткой, – поправил ее Альфред. Он работал у мистера Пириода уже десять лет. – Наверно, вы не знаете, миссис Митчел, – заметил он, очищая скорлупу с яйца, – что апрельский День дурака восходит еще к временам древнего язычества.

1
{"b":"213855","o":1}