ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жена в наследство. Книга вторая
Токсичная любовь
Секс без правил
Американские боги
Как написать и издать книгу свою первую книгу?
Ницше: принципы, идеи, судьба
Король эклеров
Закон трех отрицаний
NOS4A2. Носферату, или Страна Рождества
A
A

– Наталья! Где предохранитель? Я тебе сейчас только показал!

Наташа опустила глаза. Егор Иванович подошел к ней, взял винтовку.

– Пре-до-хра-ни-тель, – отчеканил он, показывая пальцем на небольшую скобку за спусковым крючком, – так нажимаешь, «щелк» на нее и стреляешь. Понятно?

– Понятно.

– Бери и на рубеж.

Наташа снова прицелилась. Она боялась опять зажмуриться и, изо всех сил таращась на картофелину, стала давить на спуск, но выстрела не было. Корнеплод остался на месте.

– Жми на спуск! – закричал Тобуроков.

– Я жму! – обиженно сказала Наташа.

– Ничего ты не жмешь, сильно жми!

– Я сильно жму, – повторила девочка тихо и разочарованно.

– Тьфу ты! – снова плюнул Тобуроков и плюхнулся рядом на снег.

Положил свой огромный палец на маленький Наташин и плавно нажал. Винтовка хлопнула, Наташа вскрикнула от боли и громкого звука. Еще одна картофелина слетела с заборчика.

– Теперь сама! – скомандовал старик, поднимаясь.

Наташа сжала губы и снова прицелилась. Но стрелять уже расхотелось. Дурацкая винтовка не слушалась маленьких замерзших пальцев, а под суровым взглядом Тобурокова руки и вовсе задрожали. Наташа сопела и никак не могла совладать со спусковым крючком.

Тобуроков понял, что, пожалуй, перегнул палку. Она же ребенок, к тому же худая вон какая. Откуда силам взяться. Он присел рядом с Наташей.

– Ну-ну, ничего, все когда-то учились. Сначала пальцы натренируешь, потом меткость. Я эспандер тебе принесу, у физрука Женьки возьму, колечко резиновое такое, будешь жать, силу пальцев тренировать…

Девочка сопела.

– А ты думала? Быстро только лавина сходит. Вставай, пойдем чай пить.

Наташа не вставала.

– Я нажму, – упрямо сказала она.

– Хватит, пальцы отморозишь.

– Не отморожу.

– Не спорь! Главное для охотника – выдержка! Учись держать себя в руках. Учись проигрывать. Учись учиться, в конце концов! – разразился вдруг необычной для себя пламенной речью Тобуроков и сразу замолчал.

Наташа встала и протянула винтовку охотнику.

– Э, нет, Наталья. Это теперь твое оружие, и тебе за ним ухаживать. Иди в сарай и положи в оружейный шкаф. Там как раз место для нее имеется. Ключ знаешь где.

Это было настоящее признание! Наташа вытащила из-за старого зеркала огромный ключ от самодельного, вручную сваренного сейфа, с замиранием сердца вставила его в замочную скважину, с усилием повернула и открыла тяжелую дверцу. Перед ней в глубине стояли винтовки Тобурокова, и сбоку, рядом со стенкой, пустовала одна ложа. Задержав дыхание, девочка осторожно вставила туда свое оружие. Пришлось впору, винтовка словно бы всегда там и лежала.

Наташа закрыла дверь на ключ и снова положила его под зеркало, не заметив, как с улыбкой смотрел на нее из-за приоткрытой двери Тобуроков.

Глава шестая

Второй поход на лыжах дался Наташе легче. Свежий воздух обжигал грудь, мороз пощипывал лицо, но от солнца было жарковато.

Егор Иванович начал обучение, едва выйдя за калитку и встав на лыжню.

– Видишь, как я иду? Правая нога – левая рука. Левая рука – правая нога. Отталкивайся палками! Не торопись! – командовал он. – Оп-оп-оп! И не шагай, не шагай, катись! Это же лыжи! Тьфу ты, – ругнулся он, видя, как девочка опять упала. – Вставай! Лыжи не скрещивай! Параллельно их держи! Да на лыжню смотри!

Наташе вдруг показалось, что это отец учит ее. В памяти всплывали забытые картинки из детства, и глаза застилали слезы. Вот папа слегка приседает, скатываясь с небольшого сугроба с ружьем за спиной. Вот он летит по снежной пустыне, едва касаясь ее слепящей на солнце глади. Вот спускается «лесенкой» с пригорка, а потом «елочкой» поднимается на следующий… Все, что объяснял Егор Иванович, девочке представлялось как кадры кинофильма с отцом в главной роли.

– Белка! – вырвал Наташу из «кинозала» глухой выкрик старика. Она посмотрела по направлению его взгляда.

Живой пушистый комочек ловко перепрыгивал по веткам сосны сверху вниз, то и дело замирая, поворачивая голову и пристально глядя на людей бусинками глаз. Тобуроков вынул из кармана несколько кедровых орешков и протянул их девочке. Она подманила белку.

Зверек прыгнул Наташе на плечо и лапками с острыми коготками – прямо как человек – взял с ее руки орешек.

– Это приманка! – сказал старик, глядя вслед ускакавшей белке.

Девочка уже увереннее ехала по лыжне за Егором Ивановичем и думала о том, как хорошо быть беззаботной, не ходить в школу, а прыгать по деревьям в свое удовольствие целыми днями.

«Левая нога – правая рука», – звучали в ее уме наставления приемного отца.

На другой день Егор Иванович снова вывел девочку на тренировку. Небо было затянуто облачной ватой, из которой летели хлопья снега. Они прилипали к одежде, лицу и лыжам, отчего передвигаться становилось все труднее. Лыжня была запорошена снегом, и идти стало тяжело.

– Наталья! – подзадоривал замешкавшуюся девочку Егор Иванович. – А ну-ка, иди тропить лыжню! Шагай во-о-он к той высокой ели. Ноги поднимай, как будто без лыж идешь. Тряхни лыжиной, чтобы с нее снег слетел. Теперь – второй.

Девочка неумело начала пробивать путь к поставленной цели.

– Теперь сделай шаг в сторону и пропусти меня, дай лыжню, – распорядился охотник. – Вот как тропить надо: левой – правой, левой – правой… Сейчас будешь учиться делать поворот в глубоком снегу.

– Как это?

– А вот как. Лыжные палки складываешь одну с другой и работаешь ими, как веслом. Палки должны быть направлены к склону горы, вниз то есть. Поняла?

– Так правильно? – поставив палки справа от лыжни и сделав небольшой полукруг, спросила девочка.

– Правильно.

– А тормозить как? – почувствовала азарт юная лыжница.

– На крутом спуске, что ли?.. Берешь сложенные вдвое палки и ставишь их уже не сбоку от себя, чуть сзади. Тормозишь ими вот так. А лыжи наклоняешь на ребро.

– Палки – сзади, лыжи – на ребро, – повторила движения Наталья. – Дядь Егор, научи меня кататься, как спортсмены. По телевизору видела, они словно летают на лыжах.

– Хе! Тут не получится, надо на дорогу выйти. Трасса должна быть укатанной, ровной, без пригорков.

Они выбрались на проселочную дорогу, которую как раз недавно расчистил трактор.

– Эх, дай бог памяти, – отряхнул лыжи Тобуроков. – Отвык уж от беговых лыж-то… А в армии был чемпионом округа, хорошо бегал-то, да…

Он хитро улыбнулся, вспоминая свои давнишние победы.

– Коньковый ход… Тэк… сначала разогнаться надо. Наклоняешься вперед, немного приседаешь. Отталкиваешься сразу двумя палками. Первые несколько шагов лыжи идут параллельно, потом – разводишь их под углом. Правая лыжина двигается вправо. Потом левая – влево. Едешь «елочкой», или «коньком» это еще называют… набираешь скорость, а палками отталкиваешься одновременно, а не по очереди. Ну-ка попробую…

Старик вдруг быстро и ловко помчался по дороге, раскидывая ноги, потом лихо развернулся и доехал до Наташи, эффектно затормозив перед пригорком, подняв в воздух фонтан снега.

– Ну до этого тебе далеко… И вообще, коньковый ход – это от лукавого. Пять минут пройдет, дорогу занесет – и привет! Классикой учись ходить! И это… С горки надо научиться съезжать. У нас холмов много, да.

– А как?

– На спуске лыжи идут параллельно друг другу, колени согнуты. Корпус наклонен вперед, локти отведены назад, а палки держишь подмышками. Если скорость высокая и надо притормозить, немного сводишь носы лыж друг к другу.

Охотник присел и развел задние концы лыж так, чтобы они образовали треугольник.

– Но тут не особо круто, как раз для тебя… Съедь-ка вот с этого пригорка.

Воодушевленная девочка попыталась выполнить спуск, но сразу же упала. Одна лыжа воткнулась в снег, и Наталья стала смешно барахтаться, пытаясь вытащить ее. Она встала, лыжи покатились как попало, но на этот раз Наташа уже смогла удержать равновесие и торжествующе посмотрела на своего тренера.

6
{"b":"214881","o":1}