ЛитМир - Электронная Библиотека

«Тебе здесь не место!»

Слова прозвучали резко и едко. Но откуда? Из уст горгулий? Родились прямиком в голове?

«Это – церковь, а ты проклят!»

– Цыц, – неуверенно пробормотал вампир. – Плевать мне на церкви. Я вообще еврей.

В каменной стене имелись кованые ворота. Саймон потянулся к калитке, ожидая, что кожа вспыхнет болью. Хм… нет, все хорошо. Видимо, ворота сочли святыней и заклятий накладывать не стали. Саймон отворил калитку и вошел. На полпути от входа рядом послышались знакомые голоса.

Или не совсем рядом?.. Юный вампир успел позабыть, насколько обострились его слух и зрение. Говорящие как будто стоят за спиной… Обойдя Институт, Саймон заметил: люди довольно-таки далеко, на противоположной стороне участка. Высокая трава почти скрывала ветвистые тропинки, обегавшие клумбы роз. Саймон даже заметил каменную скамейку, увитую ползучим растением. Да, некогда здесь и правда стояла церковь – пока ее не заняли Сумеречные охотники.

Первым Саймон увидел Магнуса: тот привалился к замшелой каменной стене, одетый в белую футболку с аляповатым цветастым узором и в радужные кожаные штаны. Эдакая парниковая орхидея в окружении затянутых в черное нефилимов: Алека, бледного и неспокойного; Изабель, чьи черные косы были перехвачены серебристыми лентами. Рядом стоял мальчик – наверное, Макс, – и еще их мать, суховатая, взрослая копия дочери. Последней Саймон заметил незнакомую женщину. Из-за седины он принял ее за старуху, но стоило ей повернуться и заговорить с Маризой, как стало понятно: «старухе» лет тридцать – сорок, не больше.

Поодаль ото всех, будто чужой, стоял Джейс, тоже весь в черном. Саймон, одетый в черное, выглядел как покойник, хоть в гроб клади. Джейс в черном выглядел угрожающе. И волосы его казались еще светлее.

Саймон невольно ссутулился. Как простить Джейса? Не держать обиду, когда на сердце по-прежнему больно? Одна надежда на время и милосердную память.

Странно, весьма необычно видеть такое сборище нефилимов. Джейс ощутил присутствие нежити и обернулся. При виде тонкого белого шрама у него на шее, Саймон ощутил, как обида преобразуется в нечто иное.

Коротко кивнув вампиру, Джейс обратился к Маризе.

– Я сейчас, отойду ненадолго, – сказал он таким тоном, каким Саймон ни за что не обратился бы к собственной матери. Джейс говорил не как ребенок с родителем, а как взрослый со взрослым.

В знак разрешения Мариза лишь отмахнулась.

– Так долго? – говорила она с Магнусом. – Это ненормально!

– Большая скидка, вот что не есть нормально, – ответил Магнус и ударил по стене каблуком. – Обычно я беру вдвое больше.

– Но это всего лишь временный портал в Идрис! Портал в один конец – мы войдем, и ты закроешь проход. Такова суть договора. – Мариза обратилась к седовласой женщине: – Ты, Мадлен, останешься и проследишь, чтобы Магнус свою часть соглашения выполнил.

Мадлен? Та к вот она какая, подруга Джослин. Впрочем, Саймон разглядеть ее как следует не успел – Джейс схватил его за руку и увел подальше, туда, где трава выросла еще гуще и выше, а стебли вьюнка по-змеиному оплетали тропинку.

Заведя вампира за высокий дуб, Джейс быстро огляделся:

– Здесь безопасно. Можем поговорить.

Определенно, здесь было тише: громада Института заглушала идущий с Йорк-авеню шум дорожного движения.

– Это ты меня вызвал, – заговорил Саймон. – Прилепил записку на окно. Не мог по телефону позвонить, как все нормальные люди?

– Если можно, вампир, я телефоном не пользуюсь, – парировал Джейс, пристально глядя на Саймона, будто в раскрытую книгу, со смесью удивления и, кажется, разочарования. – Так значит, правда, ты живешь при свете дня? Даже полуденное солнце тебе не страшно?

– Не страшно, – ответил Саймон. – Сам знаешь, ты был там с нами.

Где это «там», вампир объяснять не стал, потому что Джейс не хуже него помнил и реку, и грузовик, и восходящее солнце. Помнил, как закричала Клэри.

– Ну, не знаю, не знаю. Вдруг ты утратил свои аномальные способности? – предположил Джейс, хотя в виду имел совершенно другое.

– Если мне резко захочется воспламениться, я тебя предупрежу, – ответил Саймон, который и без того недолюбливал Джейса. – Ты меня только за тем и вытащил на окраину, чтобы полюбоваться, как на микроба в чашке Петри? В следующий раз пришлю тебе фотку.

– Вставлю ее в рамку и буду хранить у кровати, – неуклюже съязвил Джейс. – Послушай, вампир, есть дело. Противно признавать, но у нас с тобой имеется кое-что общее.

– Неужели наши шикарные прически? – так же неискренне сострил Саймон. Глядя на Джейса, он потихоньку начинал нервничать.

– Клэри, – объяснил наконец нефилим, обезоружив Саймона.

– Клэри?!

– Клэри, – повторил Джейс. – Ну, знаешь, такая невысокая, рыжая, плохо воспитанная.

– При чем здесь она? – спросил Саймон, хотя отлично понимал при чем. Просто не хотелось заводить с Джейсом разговоров о чувствах. Разве по лицу не прочесть?

Видимо, нет.

– Она обоим нам дорога, – сдержанно произнес Джейс, в упор глядя на Саймона. – Для нас обоих Клэри важна. Я прав?

– Хочешь убедиться, дорогá ли она мне?

«Дорогá» – слабо сказано. А вдруг Джейс прикалывается? Слишком жестоко даже для него. Или смеется? У самого-то с Клэри не получилось. Саймон надеялся, что Клэри и Джейс еще признают друг в друге родственников. Надеялся на братскую любовь между ними.

Заглянув Джейсу в глаза, он почувствовал, как надежда тает. Во взгляде нефилима не было и следа братской любви. Не было в них и намека на издевательство. Зато ярко виделось страдание, и Джейс это понимал.

– Не обманывайся. Мне противно спрашивать тебя о Клэри, – резко проговорил он. – Я хочу понять, на что ты ради нее готов. Сумеешь ли соврать?

– Соврать? В чем вообще дело? – Только сейчас вампир сообразил, почему сборище Сумеречных охотников ему не понравилось. – А-а… ясно. Клэри думает, что вы перейдете в Идрис ночью, а вы уходите немедленно.

– Именно. Скажешь Лайтвудам: мол, тебя прислала Клэри – передать отказ от путешествия. Скажешь, что Клэри передумала. – Голос Джейса прозвучал предельно странно и непривычно. Почему? Джейс просит Саймона! Умоляет! – Нефилимы поверят тебе. Вы с Клэри очень… очень близки.

Саймон покачал головой:

– Ну нет. Ты говоришь об одолжении Клэри, но просишь об одолжении себе самому. – Саймон развернулся, готовый бежать. – Не пойдет.

Схватив вампира за руку, Джейс развернул его к себе:

– Я за Клэри прошу. Хочу защитить ее. Ради Клэри, выслушай меня.

Саймон выразительно посмотрел себе на руку в том месте, где в нее вцепился Джейс.

– Как я могу защитить Клэри, если ты даже не говоришь, от чего ее надо спасать?

– Просто поверь мне, – не разжимая хватки, ответил Джейс.

– Видишь ли, ей очень хочется в Идрис. Должна быть чертовски уважительная причина, по которой я не пущу туда Клэри.

Джейс медленно выдохнул и нехотя отпустил вампира.

– Все из-за происшествия на корабле, – сказал он севшим голосом. – Клэри применила новую руну, открывающий знак. Что получилось, ты сам видел.

– Клэри потопила корабль. Спасла нам жизни.

– Говори тише, – предупредил Джейс, тревожно озираясь по сторонам.

– Хочешь сказать, есть еще свидетели? – недоверчиво спросил Саймон.

– О корабле знаем я, Люк и Магнус. Всё.

– Остальные думают, что судно само развалилось?

– Я объяснил, что Валентин ошибся в Ритуале обращения.

– Ты солгал Конклаву?! – Саймон не знал, восхититься или поддаться испугу.

– Да. Изабель и Алек знают, что Клэри умеет творить новые руны. Мне не удастся скрыть эту ее способность от Конклава и нового Инквизитора. А если Конклав проведает, что в руках Клэри обычные руны обретают невероятную разрушительную силу, ее станут использовать в качестве бойца, оружия. Клэри не готова: ее воспитали иначе… Что? – осекся Джейс.

Саймон покачал головой.

– Ты же нефилим, – тихо произнес он. – Ты должен стараться во благо Конклава! Пусть даже придется использовать Клэри…

3
{"b":"215831","o":1}