ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уолл-стрит тянется всего на пять кварталов, но маклерские конторы находятся и на соседних улицах, на Пайн-стрит и Эксчейндж Плейс, на Вильям-стрит и Нассау-стрит и Мейден-Лейн.

Я слышал, что район Уолл-стрит называют «американским Лондоном». Я никогда не был в Лондоне, но могу сказать, что это самые узкие и кривые улицы Нью-Йорка, с крошечными тротуарами и огромными банковскими зданиями, жмущимися друг к другу и к мостовой. Писатели зовут эти улицы «каньонами», потому что высотные дома только в полдень позволяют солнечным лучам коснуться мостовой.

Впервые я понял, что нарушать закон так же сложно, как и охранять его. Мне всегда казалось, что полиция находится в худшем положении, чем преступники, но, возможно, я и ошибался. Во всяком случае, оказавшись на их месте, я начал им симпатизировать.

Предстояло учесть множество деталей. Выбрать время ограбления, найти способ отвлечь охрану, добыть облигации, причем не просто облигации, а те, что требовались. А потом предстояло скрыться от погони и спрятать добычу до того момента, как она попадет к Вигано. А ведь сначала мы решили не красть ничего из того, что надо хранить при себе.

И проникнуть в маклерскую контору оказалось далеко не простым делом. Они охранялись как банки, нет, лучше банков.

Прежде всего, в полицейском управлении имеется специальное подразделение, которое занимается исключительно биржевыми правонарушениями. Сотрудники этого подразделения разбираются в финансовых проблемах не хуже редактора «Уолл-стрит джорнэл» и находятся в постоянном контакте со всеми маклерскими конторами, интересуясь, кого они нанимают на работу, какие принимают меры предосторожности.

В каждой крупной маклерской конторе есть своя служба безопасности, вооруженные охранники, картотека преступников, телемониторы в ключевых точках, а во главе службы обычно стоит бывший детектив или агент ФБР. И, судя по их рвению, можно подумать, что охраняют они не маклерскую контору, а по меньшей мере сверхсекретную атомную лабораторию. Вся их работа состоит в том, чтобы ни одна из миллионов бумажек, проплывающих по Уолл-стрит, не утекла на сторону.

Разумеется, некоторые пропадали. Но большинство биржевых ограблений совершалось служащими Уолл-стрит. На акциях, облигациях, так же, как и на долларовых банкнотах, есть серийные номера. А сотрудник маклерской конторы мог подделать отчетные документы, чтобы кража прошла незамеченной, а потом с выгодой продать добычу. Оставался, правда, еще один вариант, пригодный лишь для облигаций на предъявителя. Такой человек, как Вигано, располагающий и специалистами, и обширными связями, мог поменять номера украденных облигаций и вновь пустить их в оборот.

Маклерские конторы приняли все меры, чтобы никто не проник в их сейфы. Как-то раз одна из них переехала в другое здание, и опустевшее помещение заняли под ресторан. Но прежде строителям пришлось выломать сейф, и вот тут они как следует попотели. Попробуйте-ка развалить метровую бетонную стену, к тому же армированную стальными прутьями. Ко всему прочему, стена оказалась двойной, и в промежутке находился отравляющий газ. Так что работали они в противогазах.

В общем, только сумасшедший мог рассчитывать на то, что ему удастся забраться в хранилище.

Однако мы с Джо стояли ступенькой выше обычного взломщика или бесчестного служащего. В нашем распоряжении находились ресурсы всего полицейского управления, начиная со всевозможных приспособлений для взлома и кончая схемами систем сигнализации и перечнем мероприятий по охране любой маклерской конторы.

В конце концов мы остановили свой выбор на почтенном учреждении с длинным названием «Паркер, Тобин, Истпул и компания», разместившемся в большом здании на углу Джон-стрит и Пэрл-стрит. Как-то днем я выбрался в этот район. В крошечный вестибюль (эти финансисты экономят на всем, даже на площади) выходили двери трех лифтов. Маклерская контора «Паркер, Тобин, Истпул и компания» занимала шестой, седьмой и восьмой этажи. Я знал, что нас интересует только седьмой, так как посмотрел в архиве полицейского управления все материалы, касающиеся этой конторы.

В лифт набилось довольно много народу, и трое вышли на седьмом этаже. Двое сразу направились к охраннику, что дало мне возможность спокойно оглядеться. Широкий холл разделяла перегородка из светлого дерева. У прохода в ней стояли два вооруженных охранника. На большой доске у стены стояли шесть телевизоров, каждый из которых показывал одно из помещений конторы, в том числе и холл, в котором находился я. Над телевизорами возвышалась телекамера, медленно поворачивающаяся из стороны в сторону.

На второй доске, значительно меньше первой, висели еще двадцать пять пропусков с надписью «Посетитель». Две двери в стенах, примыкающих к перегородке, вели во внутренние помещения.

Прибывшие служащие брали свои пропуска, уходящие вешали их на доску, курьеры приносили большие конверты из плотной бумаги.

Один из охранников следил за потоком людей, другой не отрывал взгляда от телеэкранов. Такие же телевизоры стояли еще в трех-четырех местах, у директора, начальника службы безопасности, в тамбуре у главного хранилища, возможно, где-то еще.

Скорее всего, изображение записывалось на видеопленку, которая хранилась неделю, а может, и месяц, на случай, что кто-то совершит кражу. Тогда служба безопасности могла бы найти грабителя, просмотрев видеозапись.

— Чем я могу помочь вам?

Охранник наконец-то заметил меня. Я подошел к перегородке с глупой улыбкой на лице.

— Это я? — спросил я, указав на экран одного из телевизоров.

Охранник искоса взглянул на черно-белое изображение.

— Вы. К кому вы пришли?

— Никогда не видел себя в телевизоре, — будто загипнотизированный, я смотрел на экран. Я вновь надел парик и приклеил усы и, честно говоря, не узнавал сам себя.

Охранник начал терять терпение.

— Вы курьер?

— Нет, — ответил я. — Я пришел устраиваться на работу. Мне нужен отдел кадров.

— Это на восьмом этаже, — охранник показал наверх.

— О, значит, я ошибся этажом.

— Похоже, что так.

— Благодарю, — я подошел к лифту и нажал кнопку.

Принятые ими меры предосторожности не могли не вызвать восхищения. Тем не менее я не видел более подходящего объекта.

Глава 9

Их смена начиналась в полночь, и в сторону Нью-Йорка они ехали чуть ли не одни.

— Мне нравится идея насчет бомбы, — сказал Джо. — Мы сможем это сделать. Позвоним им, скажем, что у них в хранилище бомба, а потом сами явимся по их вызову.

Том покачал головой.

— Ничего не получится.

— Но мы попадем в сейф.

— Разумеется, — кивнул Том. — Но когда будем выходить оттуда, нас встретит пара других полицейских, направленных диспетчером по этому вызову.

— Мы как-нибудь выкрутимся.

— Вряд ли.

— Подкупим диспетчера, чтобы он передал вызов нашей машине.

— Какого диспетчера? И сколько ты ему заплатишь? Мы получим по миллиону, а он сто тысяч? Не пройдет и недели, как он продаст нас. Или начнет шантажировать.

— Мы что-нибудь придумаем, — настаивал Джо.

— Основная проблема не в том, как войти, — продолжал Том. — Главное заключается в том, каким образом нам удастся вынести облигации, где мы их спрячем и как обменяем на наличные.

Но Джо не унимался.

— Но сначала мы должны попасть в сейф.

— Мы туда попадем, — сказал Том, и тут его осенило. — Черт побери! — воскликнул он.

— Что с тобой? — удивленно спросил Джо.

— Когда будет парад? Помнишь, ты говорил мне о параде в честь астронавтов?

Джо нахмурился.

— Кажется, на следующей неделе. Да, в среду, семнадцатого. А что?

— Вот тогда мы совершим великое ограбление.

— Во время парада?

Том возбужденно ерзал по сиденью.

— Джо, я гений!

— Неужели? — в голосе Джо слышался скептицизм.

— Послушай меня. Что мы собираемся украсть?

— О чем ты? — подозрительно спросил Джо.

10
{"b":"216145","o":1}