ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Просто скажи, что мы собираемся украсть?

— Облигации на предъявителя, — пожав плечами, ответил Джо. — Как и просил этот тип.

— Деньги, — поправил его Том.

— О’кей, о’кей, — кивнул Джо. — Деньги.

— Но не наличные, — продолжал Том. — Понимаешь? Мы должны достать нечто, что потом превратится в хрустящие купюры.

— Еще минута, и я остановлю машину, чтобы дать тебе в лоб.

— Слушай, Джо. Главное в том, что деньги — не только долларовые бумажки. Они бывают разными. Чековые книжки. Кредитные карточки. Ценные бумаги.

— Объясни, ради бога, к чему ты клонишь.

— Деньгами является то, что человек принимает за деньги. Так, Вигано думает, что деньги — это облигации на предъявителя.

— Он совершенно прав.

— Разумеется, он прав. И именно это избавит нас от всех проблем.

— От всех?

— Абсолютно от всех. Теперь мне ясно, как попасть в хранилище, как выйти оттуда и где спрятать добычу.

— Это же прекрасно, — лицо Джо расплылось в широкой улыбке.

— Еще бы, — хмыкнул Том. — Поэтому мы провернем это дело в день парада.

ДЖО

Я остановил машину у пуэрториканской бакалеи на 86-й улице и взглянул на Лу, моего нового напарника, временно заменившего Пауля.

— Почему бы тебе не купить нам «кока-колы»?

— Отличная мысль, — кивнул тот.

Я выбрал пуэрториканский магазин, потому что покупка двух бутылок «колы» занимала там куда больше времени, чем в любом другом. Маленькие пуэрториканские лавочки всегда полны мужчинами и женщинами, во всю глотку тараторящими по-испански. И чтобы купить что-либо, надо по меньшей мере минуту кричать громче других. А прежде — еще добраться до прилавка. Так что я мог не спешить.

Как только машина остановилась у тротуара, я выключил мотор, а когда Лу скрылся за дверью, вылез из кабины, открыл капот и снял бегунок с распределителя зажигания. Затем закрыл капот и вновь сел за руль.

Еще не было одиннадцати, но солнце палило вовсю, и я обливался потом.

Вернулся Лу с двумя бутылками «кока-колы».

— Сколько же они говорят, — сказал он, вытирая со лба пот и протягивая мне одну из бутылок. — Сегодня слишком жарко для преступлений. Тихий спокойный день.

Я повернул ключ зажигания, но, как и следовало ожидать, во внутренностях машины ничего не заурчало.

Лу обреченно взглянул на ключ.

— Опять?

Наша машина ломалась уже третий раз. После второго я понял, как избавиться от Лу в день парада.

Я подергал проводки, вновь повернул ключ. Мотор молчал.

— Я говорил им, что они ничего не исправили.

— Черт, — выругался Лу.

— Сообщи в участок, — сказал я.

Пока Лу связывался с диспетчером, я потягивал «кока-колу».

— Они высылают тягач, — Лу выключил передатчик и допил свою бутылку.

— Послушай, — заметил я, — нет смысла болтаться тут вдвоем. Иди-ка ты в участок и распишись за нас обоих.

— Но я не могу оставить тебя здесь.

— Ничего страшного. Я все равно никуда не тороплюсь.

Для вида он поупирался, но в конце концов мне удалось его уговорить.

— …Ну… о’кей, — он вылез из кабины и наклонился к окну. — Спасибо, Джо.

— В следующий раз сидеть будешь ты.

Он засмеялся.

— Можешь не сомневаться.

Тягач приехал через полчаса.

— В чем дело? — спросил водитель.

— Она не заводится.

Он оглядел машину.

— Интересно, почему?

— Кто ее знает? — я пожал плечами. — Может, из-за жары. Давай-ка отвезем ее в гараж.

Машину подцепили к тягачу, я остался за рулем, и мы поехали в гараж полицейского управления в Вест-Сайде.

Тягач остановился перед гаражом. Вскоре оттуда появился механик, держа в руке незаполненный бланк.

— Что случилось? — осведомился он.

— Она не заводится, — ответил я.

— Попробуй еще раз.

Я повернул ключ. Раздался лишь легкий щелчок.

— Сегодня мы ничего не сможем сделать, — сказал механик.

— Мне-то что? — ответил я. — Моя смена кончилась две минуты назад.

Механик вздохнул и достал карандаш.

— Фамилия?

— Патрульный Джозеф Лумис, пятнадцатый участок.

Он начал заполнять бланк. Потом протянул его мне, и я расписался в графе «Подпись».

— Поставь ее где-нибудь здесь, — сказал механик водителю тягача и скрылся в гараже.

Когда машина встала у тротуара, мои часы показывали десять минут первого.

— Подбросить тебя до участка? — спросил водитель тягача.

— Нет, я пройдусь пешком.

— Ну, как хочешь.

В моем распоряжении было десять минут. Я неторопливо прошелся вдоль Восемнадцатой авеню. Только полицейская форма давала возможность болтаться по улицам, не привлекая внимания. Работа полицейского как раз в этом и заключалась. Я не переставал удивляться, что настоящие преступники не додумались воспользоваться столь надежным прикрытием.

Десять минут спустя я вновь вернулся к машине, поставил бегунок на место, сел за руль и поехал на встречу с Томом.

ТОМ

Разница между самим преступлением и его подготовкой примерно такая же, как между ураганом и его фотографией из космоса. Мы с Джо потратили массу времени, рассчитывая каждый шаг, но все это нисколько не волновало меня. И вот совершенно внезапно мы оказались во власти урагана.

В день парада Джо работал, а я — нет. Поэтому все утро я слонялся по дому, от волнения не находя себе места. Джо сказал Грейс, что у него двойная смена, Мэри знала, что моя начинается в полдень, так что наши жены ничего не подозревали. Чтобы как-то убить время, я съездил на мойку, помыл машину, полчаса покружил по соседним улицам, прибрался в гараже и даже пошел погулять, чего никогда не делал раньше.

Когда же подошло время отъезда, я так нервничал, что никак не мог собраться, постоянно что-то забывал, даже форму, которую положил в рюкзак, и вновь возвращался в дом.

Я уже жалел, что мы не сказали Грейс и Мэри о наших планах, так как они отговорили бы нас. Тогда мне не пришлось бы ехать в Нью-Йорк с рюкзаком, небрежно брошенным на заднее сиденье.

На Манхэттен я приехал раньше назначенного времени, остановил «шевроле» на Десятой авеню около мужского туалета, заперся в кабинке и вышел оттуда в полной полицейской форме.

Вернувшись к машине, я открыл багажник и положил в него рюкзак с гражданской одеждой, рядом с брезентовым мешочком с номерными знаками, который лежал в багажнике уже неделю.

Затем поехал в сторону причалов нью-йоркского порта. За последние десять лет причалы Нью-Йорка пришли в упадок, так как суда разгружались теперь в Джерси, поэтому мы без труда нашли место, где нам никто бы не помешал. Некоторые транспортные компании парковали там пустые трейлеры, которые стеной отгораживали нас от случайного автомобиля, проносящегося по Двенадцатой авеню.

Приступив к реальному осуществлению операции, я с каждой минутой нервничал все меньше и меньше. Мне уже казалось, что вот-вот появится Эд Дантино, и мы поедем по очередному вызову.

Был жаркий день, слишком жаркий, чтобы сидеть в кабине. Я вылез из машины, запер ее и стал ждать Джо.

Глава 10

Шум парада они услышали прежде, чем увидели шествие: гвалт толпы, марши, гром барабанов. В особенности — барабаны. Их дробь была слышна за много кварталов.

Оба волновались, но молча делали вид, что спокойны и сосредоточенны. Так оно и было, когда друзья встретились у причала. Первая часть плана прошла удачно: Джо выкрал патрульную машину, Том переоделся в форму и нашел место, где поставить на время «шевроле». Встретившись, они сменили номера и регистрационные цифры на бортах полицейского автомобиля. Все это сопровождалось ощущением собственной сообразительности и полного спокойствия.

Но куда девалось это спокойствие, стоило им попасть в узкие улочки района банков! В голову полезли мысли о возможности случайной аварии, непредвиденных обстоятельствах и всем том, что так или иначе способно расстроить «лучший в мире план». Друзьями вновь овладело волнение, и барабанный бой отнюдь не способствовал успокоению.

11
{"b":"216145","o":1}