ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В уплату за все это он предложил Эстель все прелести двадцатого века. Имение Крузов стояло слишком далеко от ухабистого проселка и линий электропередачи. Денег на бензиновый генератор у них не было. Кэрби пообещал снабдить семейство не только электричеством, но и электроприборами. Денег он не платил, но дарил им всякую всячину, а Крузы за это давали ему кров. Сделка устраивала всех, и вскоре в доме появились ветряной, солнечный и бензиновый генераторы, стиральная машина, телевизор, холодильник, три кондиционера и светильники. В Белиз-Сити Кэрби приобрел с рук пикап взамен конфискованного фургона, и Эстель пользовалась им, когда машина не нужна была хозяину. В те времена Кэрби не знал нужды, поскольку еще не познакомился с Инносентом Сент-Майклом.

Эстель оказалась превосходной кухаркой. Никогда Кэрби не пировал так, как в Белизе. Кроме того, у него сложились прекрасные отношения с родней семейства Крузов, а от детей он научился азам испанского и кекчи.

Через девять месяцев Мэнни Круза выпустили из тюрьмы. Видимо, потому, что недремлющее око отдела по борьбе с наркотиками обратило свой взор в другую сторону. С освобождением Мэнни ничего не изменилось. Кэрби сразу поладил с ним, научив играть в крибедж, и сам, в свою очередь, научился какой-то индейской игре, заключавшейся в бросании камешков в горшки. Кроме того, Мэнни иногда кое в чем помогал своему жильцу.

Высадив Уитчера и Фелдспэна у гостиницы, Кэрби передал пикап Мэнни, а сам отправился к приятелю, чтобы договориться о вывозе партии товара в пятницу. Для пущей безопасности они вели переговоры в «тойоте», и им пришлось изрядно поколесить по городу, потому что возник спор о деньгах. Наконец они достигли соглашения, и приятель высадил Кэрби у муниципального аэропорта.

Кэрби устал после трудного дня, злился из-за спора и поэтому облегченно улыбнулся, когда увидел под крылом ферму. Его ничуть не огорчило даже то обстоятельство, что на взлетно-посадочной полосе паслись козы и сушилось белье.

Эстель всегда смотрела на Кэрби с обожанием. Поначалу он испытывал неловкость, но потом понял, что она в буквальном смысле слова боготворит его. Разумная, современная с виду женщина, любившая посидеть с детьми перед телевизором, наслаждаясь гватемальскими программами, она где-то в глубине души оставалась пережитком доколумбовых времен, чистокровной индеанкой-майя. Кэрби для нее был существом, спускающимся с небес и приносящим свет, достаток, чудесные и удобные вещицы. А как называется такое существо? Вот именно!

Сияющая Эстель подбежала к Кэрби и протянула ему бутылку пива и листок бумаги. Поскольку тут не было телефона, Кора, старшая дочь Крузов, заходила после школы в лавку в Ориндж-Уолк и забирала поступавшие на имя Кэрби сообщения.

Кэрби взял пиво с куда большим удовольствием, чем бумажку. Видимо, Эстель поняла это по его лицу.

— У тебя утомленный вид, — сказала она.

— Я устал, как собака.

— Надеюсь, у тебя хороший аппетит.

— У меня всегда хороший аппетит, Эстель, — ответил Кэрби и, глотнув пива, взглянул на бумажку.

Проклятье! Зараза! Уитмэн, черт его дери, Лемьюел!

Месяц назад, после провала в галерее Сохо, Кэрби неожиданно столкнулся с Лемьюелом на другой вечеринке, в квартире богатого знатока и собирателя предметов индейского искусства. На этот раз ему удалось подцепить рыбку на крючок. Разумеется, Лемьюела интересовали неизвестные творения майя. Разумеется, у его музея были средства. Разумеется, они не станут допытываться, каково происхождение этих вещей и кому они принадлежали прежде. Разумеется, он приедет в Белиз взглянуть на еще не открытый храм майя!

В следующий вторник — так они договорились. И вдруг — на тебе! Уитмэн Лемьюел сообщает, что приедет завтра! «Уверен, что вы понимаете причины моего нетерпения. Не хочу, чтобы кто-нибудь меня опередил. Прилетаю пополудни рейсом из Майами. Номер в „Форт-Джордж“ заказан».

Нет, это невозможно. Через день Кэрби предстоит лететь с грузом на север. Но это еще полбеды. Уитчер и Фелдспэн завтра тоже будут в «Форт-Джордж». И это уже беда!

— Плохие новости, Кэрби? — участливо спросила Эстель.

— Плохие. Похоже, я все-таки немножко перехвалил свой аппетит.

Уитчер и Фелдспэн. Уитмэн Лемьюел. Если они встретятся, пиши пропало!

ПРОПАВШЕЕ ОЗЕРО

Когда шофер завернул на кладбище, Валери, естественно, подумала, что он ошибся.

— Но мне нужно в Бельмопан, — сказала она.

— Да, да, это дорога туда, — отвечал таксист.

Как в фильме ужасов, подумала Валери, оглядываясь по сторонам. Хотя и не очень похоже, впрочем. Солнце светит слишком ярко, небо слишком просторное и прекрасное, а само кладбище имеет слишком пестрый и веселый вид. А воздух, врывающийся в открытые окна (похоже, все таксисты Белиза ждут запчасти для кондиционеров), слишком мягок и свеж, слишком полон сладких ароматов жизни.

Валери пока мало что видела на своем веку. Поиск городищ майя, помимо всего прочего, означал для нее еще и возможность попутешествовать, выбраться в «поле», как говорили ее коллеги, выбраться в мир! Пора ей с ним познакомиться. Археология манила ее, и не только поездками в дальние края. Это были путешествия в прошлое, далекое и недостижимое, к другим городам, людям и цивилизациям, совсем непохожим на то, что она видела дома, в Южном Иллинойсе.

Они проехали кладбище, и Белиз-Сити остался позади. Западное шоссе было обычной двухполосной ухабистой дорогой. Чтобы попасть в новую столицу, Бельмопан, предстояло проехать по ней пятьдесят две мили, все время поднимаясь в гору. В нескольких милях от побережья пышная зелень уступила место жестким кустарникам и поросшим сорняками полям, перемежавшимся с возделанными участками. Здешние, обычно многолюдные семьи ютились в маленьких некрашеных хибарах.

Транспорта почти не было, иногда проезжал громоздкий грузовик с мексиканскими номерами или грузовичок фермера, в кузове которого стояли полуобнаженные мужчины. Они махали Валери руками и делали другие выразительные жесты. Время от времени проносились сверкающие американские лимузины с белизскими номерами и поднятыми стеклами. Правительственные чиновники ехали из столицы страны в ее единственный крупный город, поскольку столицу нельзя было назвать городом, в чем Валери убедилась спустя полтора часа. Построенный в шестидесятые годы, когда ураган уничтожил большую часть старой столицы, Бельмопан пока не обрел своего лица, что бывает всегда, если город строится по чиновному приказу. Дома красивые, но что-то все равно не так.

Таксист понятия не имел, где искать контору Инносента Сент-Майкла.

— Может, там, — сказал он, вяло махнув рукой то ли в сторону здания, похожего на тюрьму, то ли в направлении громадного дота времен второй мировой войны.

Валери вошла в «тюрьму». Тут была масса народу: кто-то печатал, кто-то болтал, кто-то читал, а кто-то задумчиво жевал. Кабинетики выходили в длинный коридор. Женщина, зашивавшая мелкими стежками белую мальчишескую рубаху, прикрыв ею пишущую машинку, сказала:

— О, мистер Сент-Майкл? Это наверху. Бюро распределения земли.

Наверху Валери направили в кабинет, где ее встретил молодой стройный негр.

— Мисс Грин? У вас встреча с заместителем директора?

— Да.

— Боюсь, вы прибыли раньше времени, — сказал он, взглянув на свои кварцевые часы и выставляя их напоказ чуть более назойливо, чем надо.

— Вообще-то я на три минуты опоздала, — ответила Валери, сверившись с тяжелыми белыми часами на стене.

— Э… да… — пробормотал молодой человек с мимолетной улыбкой, — но заместитель директора еще не приехал. Я, так сказать, заместитель заместителя. Его старший секретарь. Меня зовут Вернон. Могу ли я вам помочь?

— Я хотела поговорить о кое-каких исследованиях, — ответила Валери, гадая, что такое Вернон — имя или фамилия.

— Да, да, храмы, майя. Я, помнится, отвечал на одно из ваших писем. Занятные штуки эти компьютеры. Я и сам очень увлекаюсь ими.

27
{"b":"216145","o":1}