ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джо вздохнул.

— Но вместо этого мы в Нью-Йорке.

Том снова взглянул на своего соседа.

— Помнишь, что ты сказал Джорджу на прошлой неделе?

— Этому болтуну? Нет. Что я сказал?

— Что мы можем достать все, что пожелаем, только сдерживаем себя.

Джо довольно хмыкнул.

— Помню.

— Так давай это сделаем! Достанем все, что нам нужно!

— Но как? — скептически спросил Джо. — Грабежом винных лавок?

Том нетерпеливо махнул рукой.

— Мелочевка, Джо! Этот вонючий город набит деньгами, а наше положение действительно позволяет достать все, что мы пожелаем. По миллиону на брата, одним махом.

Джо явно заинтересовался.

— И что мы должны ограбить?

Том пожал плечами.

— У нас есть, из чего выбирать. Банки, ювелирные магазины. Мы пройдем, куда захотим.

Тут до Джо дошло, о чем идет речь, и он расхохотался.

— Переодетыми полицейскими!

— Точно! — Тома тоже разобрал смех. — Переодетыми полицейскими!

ДЖО

Опять сломалась подземка. В половине десятого мы с Паулем стояли у люка на Бродвее, из которого выходили люди. Они просидели в поезде больше часа, там что-то горело, потом гуськом шли по тоннелю и поднимались наверх по железной лесенке. Патрульная машина с включенным маячком загораживала люк от объезжающего нас потока автомобилей.

Некоторые благодарили нас за то, что мы помогали им выбраться из люка.

Другие возмущались и ругали городские власти вообще и нас как их представителей в частности. Мы пропускали эти слова мимо ушей.

Но один тип оказался особенно назойливым. Лет пятидесяти, в хорошем костюме, с чемоданчиком в руке, он встал по другую сторону люка и разразился длинной речью:

— Мне стыдно за наш город! Это кошмар! Тут житья нет! И кого это волнует? Волнует ли это кого-нибудь? Все ломается, и всем глубоко наплевать! Учителя бастуют, подземка бастует, полицейские бастуют, уборщики мусора тоже бастуют. Деньги, деньги, деньги! Все требуют денег, а что они за них делают? Учителя учат? Не смешите меня! В подземку опасно спускаться. Уже не знаешь, выйдешь ли оттуда живым. Уборщики мусора? Посмотрите на улицы. Где они? Зарплату им повысили, но улицы от этого не стали чище! И вы, полицейские! Дай, дай, дай — вот все, что от вас услышишь! Квартиры грабят, где вы находитесь в это время? Женщин насилуют прямо на улицах, а вас не найдешь днем с огнем…

Мы не обращали на него внимания, как привыкли не замечать городской шум. Но тут он допустил ошибку. Он наклонился вперед и дернул меня за рукав.

— Вы слышали, что я сказал? — прокричал он.

Не стоило ему цепляться ко мне. Я повернулся и хмуро взглянул на него. Он тут же отступил на шаг. Город наконец заметил его.

— Дело идет к тому, что вы споткнулись, поднимаясь по этим ступеням, упали и расквасили нос, — тихо сказал я.

— Должно быть, вы не очень дорожите своей работой! — выкрикнул он, пятясь назад, и растворился в толпе.

Глава 4

В тот жаркий солнечный день они пили пиво во дворе Джо, около сборного бассейна. Джо, в плавках, чинил водяной фильтр, который постоянно засорялся и выходил из строя.

Они жили рядом уже девять лет. Том купил дом первым, одиннадцать лет назад. После рождения Джекки Джо решил уехать из Нью-Йорка. Как раз в тот момент продавался соседний дом. Том тогда был простым патрульным, давно знал Джо, иногда они работали в паре, и подумал, что тот будет хорошим соседом. Так оно и получилось.

Дома построили до того, как в моду вошли пластмассы, и предпочтение отдавалось обычному дереву. И Джо, и Тому вполне хватало трех спален, расположенных на одном этаже. Некоторые соседи переоборудовали маленький чердак в четвертую спальню, но они использовали чердаки по прямому назначению, для хранения уже ненужного барахла, которое не хотелось выкидывать. В доме имелся гараж и просторный подвал, а позади находился довольно большой двор. Разделяли дома широкие подъездные дорожки, посыпанные гравием. Каждый дом в трех или четырех кварталах по обе стороны отличался от других разве что цветом окраски.

После ночной поездки Том и Джо больше не говорили о возможном ограблении, хотя оба думали о нем, правда, в самых общих чертах.

— Как ты думаешь, — спросил Том, — сколько заплатят русские, если мы похитим их посла?

Джо чуть не выронил банку с пивом.

— Ты серьезно?

— А почему бы и нет? Такое похищение не только прибыльно, но и патриотично.

Джо задумался, а потом подозрительно огляделся.

— А где мы спрячем русского посла?

Том посмотрел на свой дом.

— Это проблема.

Джо покачал головой и занялся фильтром. Том отхлебнул пива. Им было о чем подумать.

ТОМ

Нас вызвали в школу. Там нашли пропавшую учительницу мертвой.

Небо затянули облака, с минуты на минуту мог пойти дождь. Серое трехэтажное здание школы по внешнему виду больше походило на форт, чем на место обучения детей. Асфальтированный двор огораживал восьмифутовый забор.

Директор предложил нам пройти с ним, чтобы посмотреть на тело.

— В той комнате был женский туалет, но канализационные трубы давно перекрыли, и туда никто не заходил.

Школьники с любопытством поглядывали на нас. Вероятно, большинство еще не знало о случившемся.

— Почему вы не заявили о том, что она пропала? — спросил Эд.

— У молодых учителей вошло в привычку исчезать без предупреждения на два-три дня, — ответил директор, — поэтому мы особенно не волновались. Другая учительница почувствовала неприятный запах и заглянула в ту комнату.

— Мы хотели бы поговорить с ней, — сказал я. — С другой учительницей.

— Разумеется, — кивнул директор. — Она сейчас в школе. Мы думаем, мисс Эванс хотели изнасиловать и завели в бывший туалет. Она начала сопротивляться. Вряд ли ее собирались убивать.

Намерения не имеют значения, если ее убили, подумал я. Дальше мы шли молча.

— Она там, — указал директор на закрытую дверь.

— Вы сообщили семье? — спросил Эд, когда я направился к двери.

Я открыл ее, и в нос ударил тошнотворный запах. Она лежала у зеленой стены. Больше недели, а школа кишела крысами.

— О господи, — пробормотал я, отступил назад и захлопнул дверь.

— Она жила одна в… — директор отвечал на вопрос Эда, но умолк на полуслове, увидев выражение моего лица. — О, простите, пожалуйста. Мне следовало предупредить вас.

Эд подошел ко мне.

— Что с тобой, Том?

Я махнул рукой, отгоняя его от двери.

— Не ходи туда. Пусть за ней едут санитары.

У меня похолодели руки и ноги, кровь отхлынула от лица.

— Извините, пожалуйста, — директор удивленно смотрел на меня. — Я думал, вы привыкли к подобным вещам. О боже!

Глава 5

Всю неделю они работали с полуночи до восьми утра, в самую спокойную из трех смен.

Джо вывел «плимут» со стоянки и остановился перед зданием участка. Десять минут спустя из подъезда вышел хмурый Том.

— Что случилось? — спросил Джо, когда тот сел рядом.

— Маленькая беседа с лейтенантом. Опять эти чертовы наркотики.

— А что такое?

Том зевнул и пожал плечами.

— Мы, мол, должны сдавать все, что попало к нам в руки. Обычная болтовня.

«Плимут» медленно тронулся с места.

— Интересно, кого они поймали? — спросил Джо.

— Во всяком случае, никого из нашего участка, — Том снова зевнул. — Приеду домой и сразу завалюсь в постель.

— У меня есть идея, — сказал Джо.

Том сразу понял, о чем он говорит.

— Какая же?

— Картины из музея.

Том нахмурился.

— Что-то я тебя не понимаю.

— В музеях есть картины, которые стоят по миллиону каждая. Мы возьмем десяток и продадим их оптом за четыре миллиона. По два на брата.

Том почесал подбородок.

— Ну, не знаю. Десять картин… Спрятать их так же сложно, как и русского посла.

— Я могу положить их в гараж. Кто будет искать их там?

5
{"b":"216145","o":1}