ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Бросай! — заорал Кэрби. — Бросай!

Валери лежала на боку, привалившись к обшивке. Она открыла клапан окна и начала торопливо выталкивать наружу статуэтки.

Зотц Чимальман. Его фигурки одна за другой падали из самолета и парили на своих хлопковых парашютиках. Двое лже-гурков подняли свои «стерлинги», но самолет уже удалился от поляны и пошел на новый круг. Индейцы убегали в джунгли, журналисты пластом лежали на земле, а с неба медленно спускались страшные создания. «Синтия» круто развернулась, став на правое крыло, и опять с ревом пронеслась над поляной, рассыпая новых демонов.

Один из лже-гурков поймал в прицел летящую в его сторону штуковину, узнал ее и, разинув от страха рот, вытаращил глаза. Он так и забыл нажать на спуск.

Вернон свился в клубок, обхватил руками живот и со слезами клял полковника.

Кто-то из солдат поймал на лету статуэтку и уставился на нее, не веря своим глазам. К статуэтке прилипла грязь, как будто она только что появилась из какой-нибудь могилы. Комок грязи прилип к ладони и, казалось, ожег ее. Солдат судорожно отбросил фигурку прочь. Сделав шаг назад, он наступил на другую статуэтку, вскрикнул и бросился наутек, отшвырнув «стерлинг».

— Больше нет! — крикнула Валери. Кэрби набрал высоту и отвалил в сторону. Валери, изогнувшись, пыталась разглядеть деревню. — Подождите! Что там творится?

— Через минуту до них дойдет, — ответил Кэрби. — Тогда вернемся и посмотрим.

Что это за самолет? Как он оказался именно здесь и именно сейчас? Может быть, их предали? Может быть, враги уже спешат сюда?

Два десятка Чимальманов один за другим приземлялись на поляне, хлопок парашютов окутывал их. Фигурки в белых саванах гримасничали, подмигивали и ухмылялись. Еще трое солдат, побросав оружие, удирали в джунгли.

— Назад! — заорал их главарь, пальнул вслед и промазал.

Еще один провокатор, пятившийся прочь от чертей, увидел, что главарь целится в него, и выстрелил первым, одиннадцать раз смертельно ранив своего командира.

Двое убийц в мундирах гуркских стрелков бросились в джунгли. Эти прихватили свое оружие с собой.

Валери смотрела на безликую зелень джунглей.

— Неужели они могут так бояться куска глины? — спросила она.

— Их предки могли, — ответил Кэрби.

Лже-гурки воспитывались в христианской вере. Их учили чтить господа, деву Марию и всех святых, презирать Сатану и его происки. Никто никогда не говорил, что они должны верить в богов и чертей майя. Эти существа жили в сказках и легендах, в картинах и узорах на ткани, в каменных и деревянных резных изделиях. Они были частью обрядов, иногда отправляемых горсткой престарелых родственников. И никто никогда не учил лже-гурков верить в Зотца Чимальмана. Тем не менее ни один из них в глубине души не сомневался в существовании пещеры летучих мышей, дороги в вечность и зловещего человеконенавистника, притаившегося во мраке, чтобы улучить момент и увлечь свою жертву в бездну смерти.

Зотц умеет летать. Этот изощренный злодей нападает сверху, как летучая мышь. И если он застигнет тебя за черным делом, ты обречен.

Когда рев самолета раздался снова, на поляне осталось всего пятеро лже-гурков — четверо живых и один мертвый. Труп главаря лежал в окружении глиняных фигурок. Спустя минуту последняя четверка солдат скрылась в джунглях.

Вернон открыл глаза и увидел сквозь пелену слез, как жители деревни сгрудились вокруг своих упавших родственников. Журналисты собрались возле Скотти. Хайрэм Фарли нагнулся и поднял с земли одну из статуэток. Вернон снова закрыл глаза. Боль в животе притупилась, но он почти ничего не соображал. Когда он опять разомкнул веки, Хайрэм Фарли стоял над ним с маленькой фигуркой в руках.

— Ну-с, Вернон? — сказал он.

Вернон тяжело дышал, разинув рот. Его язык и зубы покрылись толстым слоем пыли.

— Ну-с, Вернон? — повторил Фарли. — Может, ты объяснишь, почему азиатские солдаты вдруг испугались центральноамериканского дьявола? Чутье подсказывает мне, что ты знаешь ответ на этот вопрос.

Вернон взглянул на пыльные башмаки Фарли и что-то пробормотал.

— Что ты сказал, Вернон?

— Я сказал: они даже не убили меня.

УЖАСНО НАДОЕДЛИВАЯ ДАМОЧКА

— Это не Южная Абилена, — сказала Валери.

Кэрби Гэлуэй пустил свой маленький самолет по длинной параболе и принялся кружить. На земле тем временем мужчина и женщина прогоняли коз с зеленого поля, окруженного лесом. На краю поля стоял бурый приземистый дом с пристройками, а позади него виднелись клочки возделываемой земли.

— Да, — сказал Кэрби. Валери подозрительно посмотрела на него.

— Тогда что это?

— Мое жилье.

— А зачем нам сюда?

Неужели после всего пережитого ей еще придется защищаться от этого человека?

Гэлуэй слегка тронул рычаги управления, нос самолета теперь был направлен в сторону поля, освобожденного от коз.

— Нам надо поговорить, прежде чем вы увидите Инносента.

— Зачем?

— Приземлимся — скажу.

Она продолжала смотреть на него, но Кэрби молчал. Однако разве уже сказанного не достаточно, чтобы понять, что он не в сговоре с Сент-Майклом? Так который же из них преступник? И что это за преступление?

Валери вконец растерялась. Она видела храм на том самом месте, где он должен был стоять. А через две недели храм исчез. Она видела Кэрби Гэлуэя вместе с Уитмэном Лемьюелом и поняла, что они расхищают древности майя, вывозя их из страны. Но подержав некоторые из этих сокровищ в руках, она усомнилась в их подлинности. Она считала, что Вернон работает на Гэлуэя и Сент-Майкла, но теперь выясняется, что он, скорее всего, работал только на себя самого. И чего он добивался? Прибрать к рукам поддельные сокровища несуществующего храма? Она потрясла головой и сказала вслух:

— Да чем вы все тут занимаетесь?

Кэрби рассмеялся.

— Я как раз собирался вам рассказать, — ответил он, сажая самолет на неровное поле и направляя его к дому, где стояли улыбающиеся мужчина и женщина.

— Я начинаю вспоминать, что вы — страшный человек, — сказала Валери. — Это ведь правда?

— Страшнее не бывает.

— Если не считать тех случаев, когда вы спасаете человеческие жизни, — признала девушка.

— Это единственное смягчающее обстоятельство, — сказал Кэрби, останавливая самолет в тени деревьев. Он заглушил моторы, и тишина волной влилась в кабину.

Он подал Валери руку и помог спуститься на землю. Воздух был очень теплый и тяжелый, а идти после долгого сидения в самолете оказалось нелегко. Мужчина и женщина подошли, чтобы приветствовать их. Он был невысок, она — еще ниже. Гэлуэй повел Валери знакомиться.

— Эстель Круз, Мэнни Круз. Это — Валери Грин.

— Как дела?

— Привет, привет, привет.

Когда Мэнни улыбался, было видно, что количество недостающих зубов значительно превышает число имеющихся, но это лишь делало его улыбку более радостной. А улыбка Эстель казалась робкой и совсем девичьей. Но Гэлуэй быстро погасил обе эти улыбки, сказав:

— Мисс Грин — чертовски назойливая дамочка, которая вконец расстроила все мои дела.

Эстель сверкнула глазами, а Валери, разинув рот, с потрясенным видом смотрела на своего обвинителя.

— Так это Шина! — воскликнул Мэнни. — Значит, она жива, — добавил он без особой радости.

— Совершенно верно, — сказал Кэрби. — Храм погиб, все пошло к чертям, а мне, вероятно, надо будет уезжать из Белиза — такая вот храмовина получилась.

Эта весть потрясла Крузов до глубины души. У Эстель был такой вид, словно она готова броситься на Валери и разорвать ее на части.

— Ты уедешь из этого дома, Кэрби? — спросил тем временем Мэнни.

— Она не виновата, — ответил Гэлуэй. — Она не нарочно все это сделала. Просто она тупая и ни бельмеса не соображает.

62
{"b":"216145","o":1}