ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юлия Перевозчикова

Салон мадам Кассандры,

или Дневники начинающей ведьмы

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

Все началось тривиально. Меня поперли с работы. Точнее, попросили. Холеная, как маникюр светской львицы, директриса вызвала меня в кабинет. «Сашенька, – проворковала она, что уже само по себе не сулило ничего хорошего, именно таким голосом наша Инесса Львовна говорила самые изощренные гадости, – вам не кажется, дорогая, что вы перестали соответствовать уровню нашего заведения?» Инесса просто лучилась от удовольствия, произнося эту фразу.

– Да, пожалуй, – задумчиво протянула я, вызывающе окинув взглядом массивную фигуру Инезильи с ног до головы, – не дотягиваю, это точно.

Я хамила. Было ясно, куда она клонит. Собирается сделать предложение, от которого невозможно отказаться, – уволиться. Давно я этого ждала. Правда, надеялась, что, может, обойдется, или хотя бы дотяну до отпуска. Но… В нашем тихом болоте забурлило, назревали перемены. Акционеры ООО «Сулла» поделили активы, и у нас остался вместо трех хозяев всего один. Те, кто все затевал и разрабатывал, ушли. Видимо, открывать что-то новое. А тот, кто остался… М-да… даже на первый взгляд не самая приятная личность, а уж при более продолжительном общении… Классический новый русский. С пальцами, поставленными «в позицию». Инесса Львовна как раз «его человек». Предана хозяину, как бультерьер, и держится за директорское место, как клещ за собачье ухо. Всю жизнь проработала начальником отдела кадров небольшого заводика, который банкротил мой нынешний босс. Инесса Львовна появилась в салоне практически одновременно со мной, год назад. Пока собственников было трое, эта дама умело подлаживалась под всех и была на редкость дипломатична. Хотя персонал сразу почувствовал ее железную руку. В полную силу Инезилья развернулась после раздела имущества. Ох, развернулась! Они с хозяином придумали такую политику закручивания гаек, что мастера стали потихоньку утекать в другие места. Оставались только самые послушные и угодливые. Салон постепенно менял лицо. И на этом лице я начинала казаться взыскательному руководству лишней родинкой. А может, даже прыщиком, который требовалось выдавить. Чем Инесса Львовна усердно занималась весь последний месяц. Она изводила меня придирками так, что, похоже, терять было уже нечего. Ну, тогда стоит, наконец, «отпустить язычок» и порезвиться. Может, горькая пилюля покажется слаще. Уловив на моем лице тень колебания – а я как раз размышляла: «Язвить, не язвить?» – и, видимо, приняв эту эфемерную тень за растерянность, Инесса продолжила атаку:

– Мало того что вы последнее время стали вызывающе одеваться, вы еще и дерзки с клиентами!

Дерзка? Да я просто эталон корректности! Ах так! Получите, дорогая директриса:

– Что вы считаете вызывающим, Инесса Львовна? Моя юбка длиннее юбки нашей педикюрши на тридцать сантиметров!

Инесса взвилась:

– Именно это и имею в виду! У нас модный косметический салон, а вы позволяете себе одеваться в какое-то полохало! Я же неоднократно вас просила прийти в чем-то более коротком и элегантном.

– Мне кажется, у нас разные представления об элегантности. Это не полохало, а юбка, и причем авторский дизайн и роспись по ткани! Называется батик.

– Роспись?! Да ваше немыслимое полохало все разрисовано ухмыляющимися кошачьими мордами!

– Именно такие, как вы выразились, морды у наших клиентов! Особенно когда они пытаются ущипнуть меня за задницу! Я просто пытаюсь соответствовать уровню этого заведения, как вы изволили выразиться, уважаемая Инесса Львовна! Только, на мой взгляд, этот уровень находится не там, где вы полагаете, а где-то не очень далеко от квартала красных фонарей. Особенно это стало заметно, когда вы заняли кресло директора. А кстати, из каких соображений вы велели поменять голубые фонарики на нашем крыльце на ярко-розовые?

Видимо, мне все-таки удалось активизировать некие болезненные точки в душе директрисы. Инезилья покраснела от злости, как астраханский помидор, и завопила:

– Да как у вас язык поворачивается такое говорить! Это совет нашего постоянного посетителя! Известного дизайнера!

– Соболевского? Не знаю, какой он дизайнер, ничего не видела из его творений, но с чувством юмора у него все в порядке. А я-то голову ломала, кто посоветовал? Молодец!

– Все, Саша! Вы, наконец, довели меня до ручки! Наши клиенты видные чиновники, известные бизнесмены, деятели искусства – наш золотой фонд. Если вы не понимаете этого, вам здесь не место! Ступайте, напишите заявление об уходе по собственному желанию. Да не забудьте, дату я сама поставлю! Можете получить свою зарплату за последний месяц и трудовую книжку. Я не знаю, как я терпела вас так долго! Никаких рекомендаций, милочка, я вам не дам!

И Инесса Львовна удалилась, одновременно величественная и нелепая, как американский авианосец в Финском заливе. Рекомендации! О господи! Вот уж на что не рассчитывала, так это на рекомендации! Терпела она меня! Сколько я, бедная девушка, кроткая овечка, вынесла от пафосной и высокомерной Инезильи, вспомнить страшно! Как я ждала отпуска! Думала, вот получу денежки и, может быть, за время отдыха подыщу другое местечко. Ну, вот он отпуск, здравствуй! Бессрочный и за свой счет. Можно начинать искать новую работу. Хорошо хоть зарплату отдают. А могли и зажать, как молоденькой массажистке, ее недавно тоже «попросили». Прощайте, триста баксов в месяц, халявный Интернет и бесплатные косметические услуги. Вот не понимаю, зачем пять лет отучилась в родном вузе на учителя истории, если не могу прожить на три тысячи рублей в месяц? И зачем так старательно и увлеченно «долбилась» на курсах компьютерного дизайна, если не могу сама устроиться ни в одно приличное место. Сколько резюме разослала, сколько собеседований прошла, а все без толку! Роль секретарши, выполняющей все капризы «нового русского босса», а также его примитивные «сексуальные фантазии», с непременным участием письменного стола, все-таки не по мне. А какие хорошие зарплаты сулили в таких фирмах! Вот туда меня брали! Но стоило мне только увидеть личико моего будущего начальника – и перспектива получать приличные «бабки» за работу, как говорится «не бей лежачего», переставала казаться мне радужной. Как представлю, что этим «лежачим», которого, конечно, не бьют, стану я… Ужас! Не так уж много радостей в жизни у бедной девушки, чтобы делить их с кем попало! Наконец, оказалась по рекомендации приятеля моего старшего братца Владика в этом дурацком салоне, и то меня выперли! Впрочем, этого следовало ожидать. Причины, как минимум, две, первая: наступили перемены в «верхах» и проводится политика «новой метлы». Вторую даже можно считать политической. Дело в том, что приятель Влада, который меня сюда привел, занимал уютное место в городской администрации и был постоянным клиентом «Суллы». Так вот, его совсем недавно нашли с простреленной головой в собственном подъезде. Криминальные новости широко осветили это событие! Оно-то и заставило мое драгоценное начальство еще раз взглянуть на меня под другим углом. И чем дольше «верхи» меня таким образом рассматривали, тем меньше я им нравилась. Инесса так сразу стала коситься. У нее это быстро. И если до «рокового выстрела» мой «оригинальный» стиль ценили, то теперь он стал раздражать. Придраться к моей работе Инезилье не удавалось – прихожу вовремя, с персоналом ровна, с клиентами приветлива, по телефону не треплюсь, Интернетом пользуюсь аккуратно. Без ложной скромности, я хороший работник. Не зря же получала отличные оценки по психологии и педагогике в институте, умею ладить с людьми. Школа тоже многому научила. Терпимости, например. Даже глупый щипок за задницу могу ловко перевести в шутку. Да, не вовремя моего покровителя подстрелили в полете к вершинам власти! А за три месяца до этого милейшая женщина Алевтина, второй администратор, ушла в декрет! Наша коалиция против директрисы распалась. Увы… Она отправилась в спокойной обстановке донашивать кровиночку, а на ее место временно взяли другую девушку. Бывшую модель Вику. Естественно, по рекомендации Инессы Львовны. Вот тут и началось кино! В лучших традициях Голливуда! Про плохую блондинку и хорошую брюнетку. Или наоборот, кому как нравится. Виктория и я составили красивую контрастную пару. При желании из нас мог получиться шикарный вокальный дуэт из разряда тех, что скачет по сцене под чужую фонограмму, потряхивая формами. Но не срослось! Бедных девушек стали вульгарно сталкивать лбами. И получилось, как в пошлом американском сериале, где две героини непременно враждуют. Мы даже внешне для этого подходили идеально. Судите сами. Я, язвительная кареглазая брюнетка, поклонница авангардной моды, и Вика, почти натуральная блондинка с голубыми глазами, страстный приверженец всего традиционного. В частности, известных модных домов и раскрученных торговых марок. Нет, не подумайте, что я брошусь с бейсбольной битой на выставленный в витрине костюм от «Труссарди», я ничего не имею против человека с хорошим классическим вкусом! У меня есть в шкафу «фирменные» вещи из дорогих магазинов. Дело не в этом. Викина манера одеваться раздражала меня только тем, что она слишком выпячивала свою сексуальность. Как на продажу. Но это был ее образ жизни, точнее, выживания. В конце концов, ужин в дорогом ресторане с очередным нуворишем служил для нее неплохой прибавкой к зарплате и давал иллюзию светской жизни. Вика старательно пробивала себе дорогу к безбедному существованию. Подиум не принес ни славы, ни богатого мужа, а жить хотелось в удовольствие. Должен же кто-то оценить по достоинству ее 90-60-92 и пупок с пирсингом! В модельном бизнесе много таких Вик, им не так легко живется. Охота на крупную дичь – утомительное занятие. Я ее понимала, а значит, воспринимала почти лояльно. Если бы она относилась ко мне так же, мы могли бы ладить. Но, увы, Виктории было очень трудно примириться с самим фактом моего существования. Ее раздражало во мне практически все: манера одеваться, высшее образование, чувство юмора и даже моя лояльность. А еще у нас с Викусей были совершенно разные взгляды на некоторые рабочие вопросы. Например, на стремление мастеров немного поработать на свой карман. Я мягко пресекала эти попытки, но через раз, давая девочкам возможность подзаработать и не зарваться. Вика вела другую политику: позволяла «левачить» под процент себе, любимой, но периодически сдавала то одного, то другого мастера Инессе. Мне кажется, ей нравилось слушать разносы, которые устраивала директриса в своем кабинете. По крайней мере, Вика всегда присутствовала на этих «воспитательных» шоу как благодарный зритель. В общем, странная девочка. Но по природе своей я мирный человек, враждовать не люблю. Чтобы война не портила мне настроение, я придумала интересный ход. У меня есть немного странное для нашего времени хобби: личные дневники. Это не разлинованная тетрадь, а файлы в моем компьютере, в которых я описываю то, что со мной происходит. Иногда от лица другого человека, может, даже вымышленного персонажа или реальной личности. Хронику нашей войны я начала вести от лица Вики. Мне было интересно примерить на себя ее «шкурку». Назвала «Записки начинающей шлюхи». Потому что помимо войны со мной Виктория охотилась. На спонсора или на мужа, как повезет. В саванне под названием мужской косметический салон «Сулла» такие водились. По мере написания опуса война из активной стала пассивной: ни кавалерийских атак, ни партизанских диверсий, одна вялая перестрелка словами. А потом и вовсе перешла в вооруженный «до зубов» нейтралитет. Почему? Элементарно! Поначалу я презирала свою героиню, потом прониклась к ней симпатией, а потом научилась предвидеть ее возможные маневры и ловко уходить от стычек. И вроде бы все у меня замечательно получалось, но тут случился «раздел имущества» и роковой выстрел. Конечно, я давно поняла, что перестала «вписываться». Но, наивная дурочка, надеялась, что все обойдется. Некоторые «особо продвинутые» клиенты ценили мой юмор и стиль, но таких мало. Заступаться за меня не будут, да и стоит ли просить? Короче, уволили. Даже новое место я по беспечности и лености подыскать не успела. А могла бы.

1
{"b":"21699","o":1}