ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да любой, у кого в семье имеется жена, сын или дочь, не переносящие шерсть, мочу и запах, поддержит очистительное движение.

– Нам крайне необходимо такое количество средств, чтобы хватило и на взятки нужным чиновникам, и на покупку авторитетных экспертов, и на многое, многое другое.

– Можно увеличить взносы активистов и сочувствующих.

– Только исключительно в добровольном порядке. Каждый даст сколько может.

– Не забывайте про наш резервный фонд, который ежедневно пополняется сознательными людьми. Мы вполне способны профинансировать кое-какие операции и без дополнительных вливаний.

– Леди и джентльмены, по регламенту объявляется тридцатиминутный технический перерыв.

Компьютер сменил перечень возможных спонсоров на часы, которые начали обратный отсчет.

16. Безумные торги

Коту Аристократу надоела передышка.

Солнечный луч перескочил с рельефного глобуса на стену и застрял яркой точкой между фотографиями особняка и крепостных башен.

Интуиция подсказала тевтонцу, что надо вернуться назад к запертой двери, к широкому дивану и проделать весь путь снова, но только по верху.

Позади остались любимый глобус, ненавистный сейф, гравюры с рекордными самородками, глянцевые иллюстрации с царскими регалиями, немецкие и русские сувениры.

Притомленный так и не разрешенной загадкой, Аристократ вторично приблизился к дивану.

Над кожаным ложем, как охотничий трофей, белел кружком аукционный номер, благодаря которому юный тевтонец попал не в экваториальные тропики, не на острова Восходящего Солнца, не в нефтеносную пустыню, не в сицилийский тир, а прямиком к Байкалу.

Сибирская дама, вернувшись из Санкт-Петербурга, еще раз обратилась к немецким соратникам из международного фонда борьбы за чистоту пресных вод, и те снова подтвердили статус австрийского эксперта, реальное существование породы «тевтонский гулон» и секретного частного питомника «Асгард». Оказалось, что зеленые в Германии давно пытаются на официальном уровне включить скомпрометированных кошек в официальный список жертв нацизма, но пока безуспешно. Чуть позже экологи уточнили срок проведения ближайшего нелегального аукциона.

Жена, имея на руках проверенную информацию, осторожно, после вечернего чаепития, напомнила мужу о приобретении кота для новоселья.

На удивление, супруг отреагировал на известие об одиозных тевтонцах вполне конструктивно и с юмором, заявив, что будет очень логично и справедливо, если потомок любимого кота фюрера заслуженно получит пожизненный срок с отбыванием в Сибири.

Жена осторожно намекнула о нежелательных последствиях такого дерзкого поступка: все-таки держава, победившая германский фашизм, – не совсем подходящее убежище для красавца эсэсовской масти. Раззадоренный муж в ответ заявил, что лично полетит на аукцион, не прячась за посредников, и лично доставит эксклюзивного котенка в Иркутск.

Австрийский эксперт, как и обещал, без дополнительного вознаграждения, устроил золотому магнату допуск на закрытый аукцион, который должен был пройти на комфортабельной яхте, дрейфующей в нейтральных водах Балтийского моря.

Сибиряк, настроенный более чем решительно, прибыл в Германию на собственном самолете.

Немецкие друзья жены и австрийский эксперт обеспечили встречу русскому гостю.

Прежде чем пересесть из автомашины в легкий палубный вертолет, сибирский магнат получил от эксперта переведенный на русский язык список желающих приобрести чистокровного, задокументированного генетиками потомка любимого кота фюрера.

Эксперт, не изменявший конспирологической линии поведения, умолчал, откуда эта конфиденциальная информация и за сколько досталась.

Впрочем, золотодобытчик догадывался, что хитрому австрийцу от владельцев секретного питомника явно идет определенный процент с аукциона.

Вертолет набрал высоту.

Сибирский магнат ознакомился с краткими характеристиками опасных конкурентов. Состав претендентов не только гарантировал подлинность самого престижного лота, но и обещал сплошной адреналин.

Одиозный котенок мог очутиться среди нунчаков, сюрикенов и катан, среди наложниц из гарема, среди обрезов-лупар и живых мишеней, среди лабораторных колб и перегонных кубов, среди выпотрошенных трупов и еще черт знает где.

Золотодобытчик, порвав список на мелкие клочки, приготовился к яростной финансовой схватке.

И не ошибся.

Вожделенный лот выставили на торги в отдельном салоне.

За бортом яхты было легкое волнение, а внутри назревал шторм.

Такие моменты обожают все аукционисты мира.

В финале схлестнулись амбиции сибирского магната, колумбийского наркобарона, итальянского мафиози, главаря самурайской якудзы, арабского шейха, предводителя контрабандистов-трансплантологов и еще трех анонимных покупателей, действующих через посредников.

Ажиотаж возник из-за того, что последние десять лет в монопородном питомнике «Асгард» никак не удавалось получить наследника по прямой линии, так как все котята рождались мертвыми. Но вот наконец выжили два экземпляра мужского пола – одного в целях дальнейшего воспроизводства оставили в «Асгарде», второго представили на аукционе. Мало кто мог похвастаться таким генеалогическим древом. Отец – Фенрир, названный за недюжинный аппетит в честь чудовищного волка, сожравшего Одина. Мать – Эйр, названная за экстрасенсные способности в честь богини врачевания.

В напряженной атмосфере салона засверкали молниями цифр многозначные суммы.

Первым сдался колумбийский наркобарон: борьба с регулярными армейскими частями и защита плантаций дурно влияет на устойчивость нервной системы.

Вторым капитулировал арабский шейх – наверное, предпочел направить дополнительные средства на формирование нового гарема из натуральных блондинок.

Третьим отпал темпераментный сицилийский папаша. Взвинчивать цену тяжелей, чем расстреливать непродажных судей и упрямых прокуроров.

Главарь якудзы, признав неминуемое поражение, не стал отрезать собственный мизинец и совершать публичное харакири – просто удалился в бар.

Специалист по нелегальной добыче органов для пересадки злобно улыбнулся неугомонной русской сволочи, у которой с удовольствием изъял бы обе почки да и сердце в придачу.

Шустрый и не искушенный в аукционных тонкостях сибиряк упрямо перекрывал сумму за суммой.

Дольше всего держались анонимы.

Но вот один посредник оборвал связь, второй, третий.

В результате неожиданную победу одержали русский дух и сибирское упрямство.

Потомок любимого кота фюрера получил не узость островов, а бескрайность материка, не знойную пустыню, а заснеженную тайгу, не пальмы, а кедры, не вонючий морг, а просторный сад, не соленый океан, а пресное озеро, не криминальную виллу, а легитимный особняк.

Золотой магнат проявил недюжинную волю и старательское терпение в состязании с международными уголовными кланами.

А ведь при худшем варианте юному тевтонцу грозило превращение в людоеда: контрабандисты, занимающиеся трансплантационными органами, наверняка угощали бы оранжевоглазого арийца свежей человечиной.

Золотой магнат был чрезвычайно доволен, несмотря на запредельную конечную цену.

За время азартных торгов маленький тевтонец превратился в самого дорогого котенка за всю историю.

Третий этап. Испытание климатом

1. Стесненный вокализ

Члены Глобального Координационного Совета после окончания получасового технического перерыва возобновили общение через Интернет и без предварительного объявления получили концертный сюрприз.

На одиннадцати экранах возникла сцена с артистом, готовым на все.

– Леди и джентльмены, в честь перехода к основной части чрезвычайного задания вашему вниманию предлагается номер из пыточной филармонии. Для контраста с предыдущим выступлением проведена смена пола исполнителя и воздействующего инструментария, с острого на тупой.

16
{"b":"217009","o":1}