ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Смотрите, смотрите, какой толстый пенис!

– А яйца прямо на загляденье!

– Какие аккуратные и малюсенькие тисочки!

– Их и не пересчитать.

– Половые органы, задний проход, голова, шея, хребет, лапы. Вроде ничего не пропустили – везде прицепили.

– Тисочки вроде как радиоуправляемые!

– По микронам будут давить, по микронам!

– Здесь, кажется, использованы нанотехнологии!

– Пусть весь скелет за время сеанса превратится в костяную пыль!

– Только бы правильно дозировали нагрузки, чтобы подольше стенал, подольше!

Сжатие началось одновременно со многих сторон, и артист, прежде чем заголосить, исполнил забавную пантомиму.

2. Суверенный переполох

За три года, прошедших с безумного аукциона, элитный тевтонец Аристократ по-прежнему оставался самым дорогим котом в мире.

И похоже, надолго, если не навсегда.

Особо ценный немец взобрался на диван с намерением повторить разведку, но только теперь по верхней части кабинета.

Благо мебели для подобного акробатического траверса хватало с избытком.

Если бы Аристократ обладал элементарной логикой и зачатками дедукции, то наверняка остался бы просто валяться на диване. Потому что, исследуя нижний уровень, не обнаружил на дубовом паркете ничего постороннего, нового и подозрительного, ни живого, ни мертвого. Но тевтонец не мог, к сожалению, оценить, как положено, знаковое отсутствие предметов: автоматической поилки, чашки для корма и переносного лотка с наполнителем. А ведь все это убеждало, что кабинетное заточение рассчитано явно на короткий срок и грядущая свобода вот-вот грянет.

Но коты, даже породистые, в отличие от людей, не умеют делать умных заключений и правильных выводов абстрактного характера, коты опираются на практическую составляющую.

И еще коты не тоскуют по беспечной юности.

Тевтонцу, готовящемуся к штурму кабинетных высот, было некогда ворошить прошлое.

Да и вряд ли Аристократ помнил хоть какие-то подробности торгов, первый в жизни полет на вертолете, первую автомобильную езду и первый чартерный самолетный рейс по маршруту Берлин – Иркутск с дозаправкой в Москве.

В столичном аэропорту юный потомок любимого кота фюрера успел полакомиться молоком и сходить по-маленькому и по-большому.

Но в те минуты хозяин одиозного котенка не догадывался, что в это самое время в Кремле решалась судьба эпатирующего приобретения.

Конечно, провинциальный магнат рисковал, доставив опасный бренд в Российскую Федерацию: ведь коричневый пиар намного хуже черного. Но бизнесмен, прошедший смуту перестройки, бандитизм и рэкет конца двадцатого века, олигархический капитализм начала двадцать первого, никогда не отличался робостью.

А тут еще потомок любимого кота фюрера неожиданно пересекся с бытием кремлевского кота, любимца президента.

Весть о сомнительном аукционе и сенсационной покупке достигла Москвы.

Сведения о движении потомка любимого кота фюрера в сторону России поступили в Кремль одновременно от всех заинтересованных служб. Шифровки сыпались в изобилии. От внешней разведки, от финансовой разведки, от разведки нравов и разведки Общественной палаты.

Маленький тевтонский гулон вызвал ажиотаж у самых разных агентов: завербованных, перевербованных, внедренных и нелегальных.

Но слаженная агентурная работа не произвела в Кремле никакого резонанса, так как совпала с неудачными внеполитическими факторами.

С президентским котом стряслось что-то непонятное. Такого поноса не могли вызвать ни заграничные спецсредства, ни отечественные блюда с последнего банкета по случаю вручения государственных наград. Кремлевский старожил обмарал не только мраморные ступени, начищенные сапоги караула, но и кое-что поважней.

Консилиум авторитетных специалистов находился в состоянии, близком к профессиональной коме.

А виной случившегося с престарелым котом была излишняя степень предоставленной свободы. Кремлевский старожил, пользуясь особыми правами, тщательно изучал все тайные ходы, забытые схроны и замурованные снаружи ниши.

Однажды любопытный кот наткнулся случайно на высушенную собачью голову, почти не использованную метлу и архив опричников.

Кремлевскому старожилу, превратившемуся в отчаянного диггера, попадались и другие артефакты: рукописные бестселлеры, считающиеся бесследно исчезнувшими, татарский кинжал с засохшей кровью убиенного малолетнего царевича, католические четки из тридцати трех крупных янтарных камней, соколиный клобучок, инкрустированный мелкими самоцветами, треуголка из фетра, тряпичная кепка рабочего покроя, которую обожал германский пролетариат, обеденная тарелка, хранившая следы украинского борща, старая шина полуспортивного автомобиля класса «люкс», ажурные трусики с ярлыком парижского магазина, разбитая хрустальная рюмка и черный пояс дзюдоиста.

А накануне президентский кот стал жертвой очередной археологической вылазки. В дальнем закутке кремлевский старожил наткнулся на курительную трубку и вылизал оставшийся табак без остатка.

Последствия опрометчивого угощения не заставили себя ждать.

Консилиум авторитетных специалистов не смог догадаться о подобном, вредном для организма способе физиологического удовлетворения.

В результате нудного и долгого совещания растерянные светила все-таки нашли приемлемый выход: слегка оклемавшемуся кремлевскому старожилу порекомендовали отправиться в пансионат для курса восстановительной терапии под строгим надзором.

И лишь после конструктивного медицинского решения у президента образовалась пауза, в которую и решилась судьба немецкого котенка, еще не добравшегося до Сибири.

Доклад противовоздушного генерала о полной боевой готовности для уничтожения частного самолета, несущего на борту потомка любимого кота фюрера, не вызвал должного энтузиазма.

Кто-то резонно заметил, что ракетный удар по котенку – это унижение державы.

Генерал от безопасности предложил устроить обыкновенную авиакатастрофу, после которой не останется ни пресловутого котенка, ни обнаглевшего магната.

Кто-то высказал опасение, что любое устранение проклятого тевтонца подорвет авторитет спецслужб.

Аналитик из администрации осторожно предположил, что присутствие на территории страны-победителя бывшего врага, пусть и мяукающего, вполне может обернуться пересмотром результатов Великой Отечественной войны. Но и эта кошачья гипотеза не нашла поддержки. Тем более что скандальный лот был приобретен золотодобытчиком на частные, а не на бюджетные средства. Налогоплательщики не пострадали.

Вялые прения закончились президентским указанием: оставить немецкого котенка, прибывающего на иркутскую землю, в покое, так как этот факт должен стать непобиваемым козырем в дипломатической игре с западными партнерами. Будет чем заткнуть глотки многочисленной стае, воющей об отсутствии в России толерантности. Европейские заклятые друзья не смогут ничего противопоставить главному аргументу: потомок любимого кота фюрера без каких-либо проблем обитает на российских просторах.

Так нежданно котенок породы «тевтонский гулон» получил отличный иммунитет от происков местного чиновничества.

А кремлевский старожил был отправлен в пансионат без лишней суеты и шумихи.

Коту, даже президентскому, не полагалась ни мигалка, ни сопровождение, ни телохранители.

3. Проникновенный восторг

Члены Глобального Координационного Совета получили сильный эмоциональный заряд. Номер с использованием радиоуправляемого набора тисочков удался на славу.

– Леди и джентльмены, надеюсь, после этого захватывающего, в прямом и переносном смысле, действия критических замечаний в адрес исполнителя будет меньше?

– Ах, какую верхнюю ноту выдал солист, когда лопнул правый яичник!

– С левым тоже получилось красиво.

– Жаль, нельзя повторить на бис в живом виде.

– А мне понравился костный хруст, идущий постоянным аккомпанементом.

17
{"b":"217009","o":1}