ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И после очередного кровавого действа от ласковых питомцев не остается ни ушей, ни вибрисов, ни коготков.

Если у вас потерялась любимая кошка – вспомните о зловещей секте и прокляните фиолетовых!

Но только шепотом…

3. Опальная порода

Кошки не люди, кошки не могут выдумать для себя конкретный объект лютой, постоянной, оголтелой ненависти.

Человек разумный, наоборот, имеет широчайший спектр многочисленных неприятелей в диапазоне от примитивного вируса до высокоорганизованной личности.

Кошки на этой шкале врагов занимают довольно скромное место – где-то между надоедливым комаром и противным тараканом.

Но для фиолетовых сектантов мурлыкающие твари – в безусловном приоритете.

Коварные изуверы, неустанно рыскающие по городам и весям, специализируются исключительно на мяукающем контингенте.

Много кошек погибло в муках – и вульгарно-беспородистых, и гламурно-элитных.

Трагической участи не избежали представители разных пород.

От абиссинской до сиамской, от канадской до турецкой, от норвежской до персидской, от керлов до бобтейлов, от девонов до сфинксов, от манчконов до оцикетов, от рексов до ангор.

И лишь уникальная порода «тевтонский гулон» никак не давалась в жертвы.

Фиолетовым изуверам еще ни разу не удалось заполучить хотя бы один экземпляр.

Тевтонские гулоны никогда не фигурировали в каталогах, не участвовали в выставках, но и без назойливой рекламы и навязчивого пиара оставались заветной мечтой фанатичных кошатников и экзальтированных кошатниц – мечтой, практически недостижимой.

Цены на легендарных котят во время нелегальных аукционов давно ушли за разумные пределы и продолжали расти.

Престижный бренд возник на основе мистических догадок и оккультной репутации, подкрепленной мифологией.

Нормандские саги уверяли, что эта порода, воспетая скальдами, ведет начало от лесной норвежской кошки, скрещенной с гулоном, свирепым кошкоподобным хищником, сгинувшим еще в первобытные времена.

В особенности ценились коты, у которых экстрасенсный потенциал гораздо выше, чем у самок.

Скандинавская богиня любви, носительница чудодейственного пояса, запрягала в небесную колесницу с магическим тюнингом предков тевтонских гулонов.

Именно эти прирожденные лекари, опережая суровых топ-модельных валькирий, первыми успевали на поле сражения, чтобы спасти тяжелораненых воинов от попадания в небесные чертоги, где никогда не кончается темное пиво и сосиски, начиненные мясом бессмертного вепря.

Именно эти неутомимые путешественники сопровождали викингов в регулярных набегах, всегда безошибочно указывая обратный путь домой. В лютую непогоду и в беспросветный туман бортовой кот упрямо смотрел в нужную сторону.

Наряду с молодыми бойцами, тевтонские гулоны проходили жесткий, безжалостный отбор.

Но гены, облагороженные мутациями, дающими экстрасенсные способности, не спасли неординарных кошек от средневековых репрессий. Хвостатых непрошеных врачевателей за небыкновенные способности, противоречащие церковным догматам, сжигали на кострах, в железных клетках, вместе с незадачливыми владельцами.

После инквизиторских трибуналов число тевтонских гулонов резко сократилось, и еретическая порода долго балансировала на грани полного исчезновения.

Только фрондирующие немецкие бароны и особы царствующих европейских фамилий могли позволить себе пару-другую «посланцев ада».

И вскоре о тевтонских гулонах напрочь забыли.

4. Компьютерный сговор

Глобальному Координационному Совету было сегодня не до германских кошек, имеющих бурное и неоднозначное прошлое.

Одиннадцать действительных и полномочных членов центрального руководящего органа всемирной секты заканчивали подготовку к первому в своей истории заседанию через Интернет.

Лидерам фиолетового движения захотелось, чтобы судьбоносные решения, которыми предстояло бесповоротно изменить отношения между человечеством и мяукающей ордой, принимались не в прежнем формате, далеком от современных реалий.

Встречи фиолетовых высокопоставленных функционеров проходили раз в полгода, в одной юго-восточной стране, в одном тихом ресторане, где все блюда готовились из кошатины.

Как правило, во время долгой специфичной трапезы решались насущные вопросы финансирования и прочие организационные дела.

Расширенное меню отличалось разнообразием.

Фаршированные котята с трюфелями, красной икрой, саранчой.

Рубленые кошки под соусами – кокосовым, белым, ананасовым, бамбуковым.

Жареные коты – на противне, на гриле, на открытом огне.

А также обязательный десерт из глазных яблок сиамцев, языков сфинксов и засахаренных пенисов.

Фирменный напиток, приготовленный из свежей крови, сдобренной валериановым корнем и мятной ясноткой, подавался за счет заведения.

В секретный обеденный зал, скрытый от посторонних глаз под ресторанными службами, допускались только высокопоставленные функционеры, облаченные в ритуальные одежды.

Кресла, обтянутые фиолетовым бархатом, сервиз, исполненный в фиолетовых тонах, и череп саблезубого тигра в качестве подсвечника.

Обслуживал выгодных и щедрых заседателей самолично шеф-повар с двумя особо доверенными, вышколенными, расторопными официантами.

Полумаски скрывали лица присутствующих за столом персон.

И только ожерелья из кошачьих выбеленных клыков подтверждали руководящее положение каждого из одиннадцати.

Теперь же совместная трапеза осталась в прошлом.

Для чрезвычайного заседания, посвященного освобождению планеты Земля от ненавистных тварюг, был выбран компьютеризированный вариант. Дистанционное общение позволяло вести дискуссию сколь угодно долго, но, разумеется, с необходимыми перерывами.

Новая стратегия, новая тактики, новые методы требовали тщательной проработки.

На повестке дня стоял важнейший и давно назревший вопрос перехода от единичных, спонтанных и нерегулярных жертвоприношений к тотальному антикошачьему террору.

В Глобальный Координационный Совет входили одиннадцать пожизненно избранных членов, наделенных практически неограниченными полномочиями. Четверых делегировал Старый Свет, троих – Новый, двоих – Азия и по одному – Африка и Австралия.

При тайных выборах, в которых участвовали все фиолетовые активисты, разбитые на секторы по географическому принципу, не учитывались ни пол, ни возраст, ни профессия, ни национальность, ни склонности, ни таланты, ни прочие биографические данные анонимных кандидатов.

Единственным и неоспоримым критерием являлись лишь особые заслуги в изничтожении хвостатой нечисти.

Семь достойных мужчин и четыре достойнейших женщины по праву возглавили фиолетовую иерархию.

Сегодня одиннадцати высшим функционерам предстояло начать поиск более эффективных средств для борьбы с мяукающим злом.

5. Кабинетный узник

Фиолетовые изверги пока не угрожали напрямую тевтонским гулонам, и Аристократу в том числе.

Почему тогда немецкого кота насильно вернули в особняк?

Начальник охраны наверняка знал ответ на этот вопрос, но кошачьим языком не владел и не мог объясниться с транспортируемым субъектом.

А тевтонец улавливал в человеческой речи только эмоции.

Начальник охраны, выражая изысканными ругательствами недовольство порученным делом, все-таки поднял Аристократа на второй этаж.

Тевтонец по-прежнему не кусал бронежилет, пропахший мужским потом, и не царапал кобуру, воняющую порохом.

Не разжимая объятий, начальник охраны отворил дверь самой недоступной для посещения комнаты.

Золотой магнат не впускал в личный кабинет никого, даже обожаемую женушку.

Исключение делалось только для Аристократа.

Начальник охраны, не перешагивая порог, оставил тевтонца в кабинете и захлопнул дверь.

Кот часто бывал здесь, но всегда исключительно вечером и не один.

2
{"b":"217009","o":1}