ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А можно поконкретней? И без казуистики.

Компьютер зачем-то прогнал по одиннадцати экранам рекламу колготок, якобы не рвущихся даже от львиных когтей.

– Леди и джентльмены, позвольте нарушить регламент и предоставить слово знатоку юриспруденции.

– Скажу просто: в Техасе разрешены официальные браки с животными!

– Гениально!

– Выдать замуж тварюгу за человека, да еще обставить всю церемонию по людским канонам – это сильный ход.

– Умелая подача заденет многие слои американского общества.

– Консервативную часть, исповедующую традиционные ценности.

– Старых дев.

– Феминисток и лесбиянок!

– Девушек, мечтающих об удачном браке.

– Церковников!

– И других противников сексуальных извращений.

– Леди и джентльмены, осталось проголосовать за предложенный вариант.

Все одиннадцать фиолетовых функционеров одобрили свадебную вакханалию как весьма перспективное мероприятие по дискредитации американских кошек.

12. Вынужденные скитания

Аристократ засек незнакомый объект, как только приблизился к дальнему краю верхней площадки книжного шкафа.

Разведка, проведенная по мебельным вершинам, дала положительный результат.

Незнакомец обнаружился вдалеке, на еще не исследованной поверхности широкого письменного стола, примыкающего к окну.

С нижнего паркетного уровня этот участок был не виден.

Аристократ сфокусировал зрачки на подозрительном секторе.

В прежней конфигурации предметов, зафиксированной цепкой котовой памятью, четко просматривалось нарушение.

Между набором дорогих импортных ручек и ровным строем отечественных дешевых карандашей возник странный бугристый силуэт.

Интуиция подсказала тевтонцу, что это, возможно, главный виновник непонятного кабинетного заточения.

Аристократу предстояло очень скоро познакомиться вблизи с тем, что в особняке пока видели только двое – хозяин и начальник охраны.

Третьим очевидцем должен был стать немецкий кот.

Но для контакта с приготовленным сюрпризом предстояло совершить трудный и опасный кульбит: в один прием лихо перепрыгнуть с книжного шкафа на кресло перед столом.

Со стороны окна потянуло верхним, от наружного ветра, сквозняком, и Аристократ вдруг среди привычных канцелярских ароматов уловил едва различимый, основательно подзабытый запах.

Эта дорожно-полетная-оружейная смесь въелась в элитного тевтонца в первое сибирское лето.

Аристократ на собственной шкуре испытал тогдашнюю погодную аномалию.

То ли на Землю действительно надвигается всеобщее потепление, то ли океанские течения меняют курс, но порой в Сибири летом температура, как на юге.

Целый месяц жара стояла за сорок, подтверждая самые пессимистические прогнозы ученых о смене климата.

Но Восточной Сибири с многочисленными хребтами, горными массивами, бесконечными сопками даже при катастрофическом варианте не грозит участь затопленной низинной Европы. Чем дальше от морского побережья, тем спокойней. А смена таежного пояса на степной для Прибайкалья не является чем-то новым. Давным-давно, еще до большого ледникового периода, Сибирь имела климат, схожий с американскими прериями.

Все-таки фрау Фортуна правильно выбрала для Аристократа местожительство.

Но гарантию от последствий возможного подъема уровня Мирового океана элитному тевтонцу пришлось отрабатывать сполна.

Магнат упорно таскал немецкого котенка за собой и в офис, и по чужим конторам, и по тайге.

Городские учреждения мало трогали привыкшего к всеобщему вниманию избалованного немецкого котенка. Искренне охали накрашенные секретарши, фальшиво ахали руководители, а менеджеры для потехи украдкой отдавали потомку любимого кота фюрера честь, вскидывая правую руку. Для чисто выбритых клерков, упакованных в обязательный дресс-код, и девушек с пирсингом в носу и на языке фашизм и нацизм существовали только в кино. А в блокбастерах русские уляпанные грязью усталые бойцы хоть и побеждали врагов, но проигрывали германской военщине в холеной лощености, в эстетичности мундиров и умении носить монокль.

Немецкий котенок был далек и от дресс-кода, и от пирсинга, и тем более от фильмов, где победу ковали сплошь штрафники да снайперы.

От посещения городских контор юный тевтонец запомнил только необычные ароматы из смеси модных духов, туалетной воды, свежезаваренного кофе да раздражающие канцелярские запахи.

Таежные приключения на вертолете зафиксировались в памяти гораздо лучше.

В то засушливое лето Сибирь била рекорд за рекордом в области высоких температур. Будущий урожай ягод, грибов и орехов погибал на корню. Животные и птицы, кто мог, откочевали на север поближе к тундре. Остальные прибились к мелеющим рекам и озерам.

Но больше непривычного зноя и отсутствия дождей регион донимали лесные пожары.

Тайга выгорала гектарами. Там, где шел верховой пожар, еще оставались деревья с обугленными кронами – там, где был нижний пал, торчали сплошные головешки.

Пилоты, выбирая маршрут к следующему руднику или прииску, старались обходить задымленные очаги.

Тевтонец, легко перенося вертолетную тряску и шум пропеллера, страдал, когда в чувствительные ноздри прорывался снизу опасный для жизни угарный газ лесных пожарищ.

Впрочем, экипаж успевал заблаговременно увести машину туда, где светило яркое солнце и чистого воздуха было вполне достаточно.

Аристократ побывал и на речной драге, и в глубоком штреке.

Драга поражала размерами. Гигантская уродина посреди русла упорно вгрызалась в дно, безостановочно черпая стальными зазубренными ковшами песок, содержащий драгоценные крупицы металла. Струилась мутная грязная вода. Натужно скрипели приводные ремни. Всхлипывала транспортерная лента. Стучали промоечные сита. Лязгали шестеренки. Рокотал мощный движок. Позади вырастали холмы отработанной, пустой, никому не нужной породы.

Весь обслуживающий драгу персонал дружно трудился перед взором нагрянувшего владельца.

Один Аристократ не участвовал в шумном процессе добычи золота.

Котенок отдыхал на берегу возле передвижного балка – дома на полозьях. Такие сооружения передвигаются с помощью бульдозера вслед за слишком далеко ушедшей драгой.

Элитный тевтонец отыскал для походного лежбища шаткий табурет и улегся в уютном промежутке между рваной верхонкой и алюминиевой кружкой. В посудине с измятым боком еще теплились остатки чифира – фирменного напитка российских тюрем и лагерей.

Но Аристократ вряд ли рискнул бы попробовать этот черный байховый чай, доведенный безжалостным кипячением до желеобразной густоты.

Коллектив драги отнесся к ленивому котенку с холодным равнодушием.

Зато на самом перспективном из рудников Аристократа полюбили как нигде – за отвагу, с которой малец приобщился к недрам.

В отличие от драги, которая использовала открытый способ добычи, на руднике все было спрятано под землю, как можно ближе к золотоносным жилам.

Хозяин потащил котенка в шахту, сулившую небывалый прирост добычи. Но тевтонцу не понравились ни теснота, ни потная вонь, ни прочие сопутствующие горным работам атрибуты.

Впрочем, Аристократ дотерпел и покинул штрек одновременно с владельцем.

Шустрый котенок, не чурающийся общения с рабочим коллективом, понравился всем.

Директору, обожавшему пельмени с медвежатиной.

Главному бухгалтеру, страдающему избытком веса и одышкой.

Маркшейдеру, женщине, охрипшей от неразведенного спирта и грубого курева.

Бригадиру, татуированному по всему торсу: на груди – профили коммунистических тиранов, на спине – фунт стерлинга, доллар и евро.

Горнякам ночной смены.

Директор, угощая немецкого котенка пельменями, собственноручно выковыривал стальной вилкой медвежатину из вареного теста.

Бухгалтер играл на баяне кошачий вальс.

Маркшейдер танцевала с юным тевтонцем на руках.

Бригадир демонстрировал котенку и присутствующим татуированную мускулистость, поднимая двухпудовые гири.

23
{"b":"217009","o":1}