ЛитМир - Электронная Библиотека

Я протянул руку, схватив ее прямо с пола, и поднял одной рукой, обхватив Кэт за талию. Испуганный звук сорвался с ее губ, когда я прижал ее к своей груди, зарывшись рукой в ее волосы, и прижал губы к ее.

Я поцеловал ее глубоко, впитывая все, что мог — ее вкус, ее язык, и каждый тихий звук, который она издавала возле моих губ. Подсознательно, я понимал, что это не то, чем я должен заниматься. Черт возьми, мы должны были составлять план и все это дерьмо, но пошло оно все.

Как и всегда, я хотел ее.

Поставив ее на ноги, я проложил путь из крошечных поцелуев к маленькой мочке ее уха, просунул руку ей под свитер. Ее кожа была теплой мягкой словно шелк.

Я отстранился, сняв ее свитер через голову, и бросив его на пол. Я проложил новый путь вниз своими губами по ее шее, целуя каждую маленькую желтую ромашку, задерживаясь на каких-то дольше, чем на других.

Затем, я развернул ее, и у меня перехватило дыхание.

Шрамы.

Низкой нечеловеческий рык подкатил к горлу.

— Деймон? — она посмотрела через плечо.

Я сглотнул.

— Я... все нормально.

Но это было не так.

Я ненавидел эти шрамы, даже несмотря на то, что они были всего лишь бледно-

розовыми полосками со сглаженными краями, но они всегда мне будут напоминанием о той боли, которую она испытывала, и беспомощности, которую испытывал я. Тягостный момент.

Слегка касаясь ее плеч, я губами провел чуть ниже ее лопаток и трепетно поцеловал каждый из шрамов, жалея, что никак не мог избавиться от них и желал стереть из памяти все эти проклятые вещи.

Закрыв глаза, я перешел к ее шее, и дал себе обещание, что сделаю что угодно, чтобы сдержать его.

Больше не будет ни одного шрама на ее теле.

Ни одного.

Дрожащими пальцами, я расстегнул крошечные застежки и спустил лямки ее лифчика вниз по ее рукам. Она втянула воздух, когда я выпрямился и прижался всем телом к ней. Протянув руку, я расстегнул крошечную перламутровую пуговицу на ее штанах, и прикусил мочку ее уха. Я любил этот маленький кусочек плоти и звук, который она издала, заставил мою кровь гореть.

— Я не могу с собой ничего поделать, когда нахожусь рядом с тобой, — прошептал я ей на ухо.

— Но думаю, это то, что ты и так уже знаешь.

Ее затылок уперся в мою грудь, когда я скользнул руками вверх. Она прикусила распухшую нижнюю губу. Я чувствовал свой пульс в каждой части своего тела, и я хотел сделать все медленно, поклоняться каждому ее дюйму, но страсть и любовь делали это сложным для меня.

Правда была в том, что время было не на нашей стороне. Я наверстаю все позже.

Черт, я наверстаю так много, что нам понадобится ровно три месяца наедине, один— на—

один качественного времени.

После того, как развернул ее лицом к себе, я поднял ее на руки и сел с ней на кровать, я захватил ее рот в глубокий, убийственный поцелуй, который оставил меня на нетвердых ногах.

Когда я отклонился, смог увидеть горящее белое свечение в ее глазах, и я знал что, как и наше сердцебиение, ее глаза отражали мои. Я снял чертовски тугие белые брюки, чуть не порвав их прямо на ней. Взглянув на нее, я вопросительно поднял брови.

— Что? — она покраснела самым красивым оттенком розового. — Ты не принес мне нижнего белья. И, честно говоря, я бы не одела чье-либо чужое.

Мои руки скользнули вверх по ее икре.

— У меня нет абсолютно никаких проблем с этим. Совсем. Как, никогда. И никогда.

Навсегда. Ты понимаешь меня?

Ее губы раздвинулись от мягкого смеха.

— Думаю, я понимаю твою точку зрения.

— Уверена?

Я поцеловал место за коленом, ухмыльнувшись, когда ее нога дернулась.

— Потому что я мог бы взять это за правило.

— Не думаю, что это необходимо.

Усмехнувшись, я оттолкнулся от кровати и сбросил с себя одежду быстрее, чем когда-либо. Ее взгляд опустился, и она ахнула, ее глаза заблестели. Абсурдное количество гордости заставило меня улыбнуться.

— Нравится?

Ее ресницы поднялись.

— Ты как думаешь?

— Я думаю, что тебе сильно нравится.

От глубокого вдоха ее грудь поднялась.

— Но у нас нет никакой защиты, и, учитывая, что я чуть не вырубилась, когда поняла, что Бет беременна, я думаю, что она нам действительно нужна.

— Понял.

Подняв свои джинсы, я достал один из пакетиков фольги. Как ни странно, однако, когда я взглянул на нее, увидел ее на кровати, ждущую меня, только меня, я почти забыл, как он надевается.

Это было бы неловко.

— Боже мой, — сказала она, положив голову обратно на кровать. Забавляло раздражение, окрасившее ее тон, но она выглядела, как чертова богиня, лежа подобным образом.

— У тебя что, особый дар находить презервативы? Серьезно. Должно быть, они просто с неба падают всякий раз, когда ты рядом.

Я подмигнул, и разорвал край обертки зубами.

— У меня есть навыки, которые имеют значение, Котенок.

Она усмехнулась, и этот ее сексуальный, сильный, полуоткрытый взгляд пробрал меня до самых краев.

Я перелез через нее, минуя части, которыми я собирался уделить много времени позже, снова и снова. Я открыл рот, вероятно, чтобы сказать что-то возмутительно-

самодовольное и откровенно-сексуальное, но все, чтобы я не собирался сказать исчезло.

Кэт протянула руку и обхватила мою челюсть, потянув меня вниз для поцелуя, который изнутри вывел меня из строя наиболее совершенным способом.

Пораженный, абсолютно пораженный тем, как одно ее слово, взгляд, прикосновение, или просто сладкий поцелуй, могли поставить меня прямо на мое место, полностью сделать покорным перед ней.

Затем, не было никаких разговоров и мыслей. Мои губы были везде. Наши руки ласкали друг друга. Я понял, что она готова, и как только мы поцеловались, меня в ту же секунду охватило сильное желание. Мы двигались вместе, наши руки были крепко соединены, я приподнялся и посмотрел в серые глаза с пятнами белого света.

Я влюблялся все снова и снова.

Мерцающий свет играл на стенах, наши сердца бились в унисон. Она тесно прижималась ко мне, обхватив меня ногами, притягивая меня, и я проглотил ее крик поцелуем, сокрушительный водоворот ощущений прошел по моей спине.

Я не знаю, сколько прошло времени, но когда я прижал ее близко к себе, прижимая каждую часть моего тела к ее так, что не было даже дюйма между нами, я, наконец, закрыл глаза. И, несмотря на все то дерьмо, происходящее вокруг нас, я обрел покой.

Глава 8

КЭТИ

Я плотно сжимала губы, пока мужчина Лаксен — тот, который приходил в нашу ванную прошлой ночью, чтобы проверить Деймона — уводил меня от автомобиля, в который сели Деймон и Доусон вместе с их сестрой.

Полиция окружила флотилию из автомобилей, и, хотя, казалось, что это было обычным делом во время войны или нашествия инопланетян, у каждого офицера, которого я видела без солнцезащитных очков, были глаза Лаксена.

Конечно.

Когда я осознала, что темноволосый Лаксен вел меня к тонированному, черному лимузину, в моем животе образовалась тяжесть. Я бросила быстрый взгляд в сторону автомобилей и увидела Деймона, замершего возле Хаммера.

Выражение его лица сказало мне, что он был в секунде от того, чтобы остановить все это и уничтожить машины, и это было бы плохо, очень плохо. Я слегка покачала головой, а затем поспешила к открытой двери ожидающей меня машины. Давление, оказываемое темноволосым Лаксеном на центр моей спины, не было нежным, и я почти свалилась на кожаное сиденье.

Он сел рядом со мной, когда я выпрямилась, убирая пряди волос со своего лица.

Напротив меня сидели Ролланд и сука Сэди, чья щека была совершенно невредимой.

Гребаные Лаксены и их способность к исцелению. Мне бы хотелось увидеть мою метку на ее лице вместо приторно-сладкой улыбки, направленной на меня.

Дверь закрылась, и я почувствовала себя так, будто это закрылась крышка моего гроба.

Ролланд сидел, забросив ногу на ногу, и положив руки на колени, словно идеальный политик в темно-синем костюме. Рядом с ним Сэди была одета также, как накануне, в юбку от костюма в тонкую полосочку, волосы собраны в пучок. Они выглядели идеально в этих жутких неестественных костюмах.

20
{"b":"217182","o":1}