ЛитМир - Электронная Библиотека

Не дай Бог, кто-нибудь будет неосторожным со спичками.

Мои глаза расширились, когда мы стали спускаться вниз в центр комнаты.

По краям комнаты находились сделанные вручную столы с удивительно богатой детализацией и детские кроватки, вперемешку с высокими и широкими корпусами.

Некоторые из них были открыты, и я могла видеть обыкновенное содержимое — консервированная еда, бумажные полотенца, газированные напитки.

— Это так странно, — прошептала я Деймону.

Он кивнул.

— Я не имел понятия о существование такого места.

— Это скрывалось, — сказал Хантер через плечо. — Хоть я и не фанат Лозо, но он построил здесь это для нашего вида — это святилище. Не важно, что произойдет, вы не должны рассказывать об этом кому-то другому.

— Мы не станем, — поклялся Арчер. — Мы не заинтересованы в этом.

— Хорошо. — Хантер дошел до двери. — Позвольте мне вести разговор. Это значит, не открывать свой рот, Деймон. Серьезно.

Деймон нахмурился.

— Это не оскорбление, — я взмахнула бровями, и он вздохнул. — Отлично. Я молчу.

Мы вышли из комнаты и вошли в еще один коридор и вышли через другую дверь, но мы могли слышать смешанные голоса, смех и крики, которые звучали как грохот.

У меня не было идеи, что мы собирались увидеть за дверью, и я старалась подготовить себя ко всему, когда Хантер открыл ее, раскрывая громадную комнату.

Пресвятые младенцы Аэрумов, да здесь было просто огромнейшее количество Аэрумов. Они были повсюду, сидели за длинными деревянными столами и стояли возле них. Я остановилась и рука Деймона сжала мою.

Каждый Аэрум в комнате перестал говорить и в буквальном смысле, казалось, замерли. Некоторые остановились прямо, когда шли. Другие, у которых в руках были огромные кружки прямо как в средневековье, замерли прямо на полпути ко рту. Была даже женщина, которая держала ребенка в пеленке.

Все они были бледными. У некоторых были черные как смоль волосы вместе с бледно-голубыми глазами, это было поразительное сочетание. У некоторых были блондинистые волосы и даже ярко-красные.

И все они пялились на нас.

Боже правый, волосы на моем затылке встали дыбом, когда ледяные пальцы прошлись по моей спине.

— Что за черт, Хантер? — прогремел глубокий голос позади нас.

Я развернулась и сделала глубокий вдох, а мои глаза почти вылезли из орбит. Здесь был большой деревянный помост, который выглядел, как обычная столовая. Ступеней, ведущих к нему, было мало, но они были крутыми, я бы, возможно, сломала шею, когда спускалась по ним.

Там сидел человек, и хотя он не стоял, я могла видеть, что он был размера Веселого Зеленого Великана6. Аэрум был массивным, широким в плечах и груди и толстым в бедрах.

Он сидел в ленивой позе, как будто едва проснулся, но возникало острое чувство, что его бледно-голубые глаза наблюдали.

Он был… он был прекрасен со своей холодной, нереальной красотой. Его черты лица были острыми, как будто вырезанные из мрамора, губы полные и выразительные, нос прямой, а скулы высокие. Волосы были отбеливающего белого цвета, но брови — темные.

Так или иначе, это странная комбинация сочеталась. Он посмотрел на нас, держа в правой руке стеклянный бокал, полный желто-оранжевой жидкости.

Так, это была Большая Шишка, как его назвал Люк? Неохотно я признала, что была впечатлена.

6 Сленговое название вертолёта HH— 3E в американской армии в период Вьетнамской войны.

Подобно многим другим неофициальным названиям военной техники, название "веселый зелёный великан" пришло из мира поп-культуры и рекламы. Так часто называют тех, у кого огромный рост.

Хантер выступил вперед, в то время как я получила хороший обзор на то, на чем, сидел Лозо, то выглядело как трон, сделанный из...

Просто сойти с ума, это точно были кости? Они были странными, хотя точно не человеческими. Они были тоньше и казались более гибкими, как будто хрящи могли менять форму снова и снова, и у них было слабое светло-голубое свечение...

О Боже.

Это были кости Лаксенов.

Это плохо. Это очень плохо.

— Вы знаете, что происходит наверху, — начал Хантер, но он не продвинулся дальше. — У Лаксенов есть...

— Я знаю, что там происходит, — перебил Лозо, потягивая напиток, пока я ждала, когда он опустит его. — Лаксены прибыли. Убили кучу людей и бла бла бла, и тонна другого дерьма, которая меня не заботит. Но это не объясняет, зачем ты привел их сюда.

Хантер открыл рот.

— Если только ты не привел к нам ужин, — улыбнулся Лозо, сверкая белыми и странно острыми зубами. — Если это причина, то спасибо, ваш дар принят.

— Мы здесь не в качестве ужина, — сказал Деймон таким же холодным голосом, как и комната, я вздрогнула. — Мы не десерт. Мы пришли сюда, чтобы просить вас о помощи в борьбе с вторжением Лаксенов.

Вау. Когда я посмотрела на Деймона, я гордилась им за то, что он произнес эти слова без тени сарказма.

Но Лозо выглядел так, будто подавился напитком, он встал.

— О помощи?

Вокруг нас раздался смех, который отражался эхом от стен и заставлял мое сердце биться чаще.

— Да. — Деймон приподнял подбородок и улыбнулся. — Помощь. Это достаточно легкое слово. Если хочешь, я дам тебе его объяснение.

В этом был весь Деймон без сарказма.

В руке Лозо треснул стакан.

Деймон нахмурился, когда осколки стекла зазвенели, ударившись об пол.

— И вот почему у нас всегда так получается.

Я подавила смешок, потому что была уверена, что если засмеюсь, Аэрум может решить закусить нами.

Настала долгая тишина, я могла чувствовать, как Аэрумы поднимаются со своих мест позади нас и становятся ближе. Озноб прошелся по моей спине, и это удушающее чувство вернулось, надавливая на мою грудь.

Син появился в поле моего зрения и остановился на нижней площадке лестницы.

— Что ты хочешь сделать с ними? — Рвение в его голосе, когда он взглянул на нас, наводило страх.

Лозо ухмыльнулся. — Убей их всех и позволь их Богу с ними разобраться.

Глава 17

ДЕЙМОН.

Вот дерьмо.

Это был ответ по наихудшему сценарию.

Я двинулся вперед, так, чтобы Кэт оказалась между Арчером и мной. Если мне придется зажечь эту комнату, чтобы вытащить ее отсюда, так тому и быть. А что потом?

Эта миссия будет полностью провалена, правительство начнет электронную бомбардировку, выводящую города из строя, мир придет в упадок и станет местом, в котором я чертовски уверен, не захочется жить, и что еще хуже, я потеряю свою сестру. Навсегда.

Возможно, мне следовало бы просто держать свой рот на замке.

Лозо выпрямился во весь рост, который, должно быть, черт возьми, был почти семь футов, и прищурился на меня, словно хотел разжевать меня и выплюнуть.

— Вы на самом деле ожидали от меня другого ответа? — Он наклонил голову назад и рассмеялся.

Некоторые из Аэрумов рядом с нами хмыкнули. — Что кто-либо из нас станет помогать Лаксену? Или гибриду, или чертовски неважно как там называется это существо?

— Он указал на Арчера. — Ты либо невероятно высокомерен, либо серьезно глуп.

Раздражение покалывало в моем затылке, вызывая на коже электрический гул. Я знал, что должен был сохранять хладнокровие, по крайней мере, до тех, пока они не сделали реального шага против нас. Мы нуждались в них так же сильно, как это вызывало отвращение.

— Что? — Лозо сделал шаг, и я напрягся. — Больше нет ничего остроумного, что ты бы хотел добавить?

Мои глаза сузились. — Дай мне секунду. Я придумаю что-нибудь.

Хантер застонал.

Маленькие руки предупреждающе толкнули меня в спину.

— Я не ожидал, что мы возьмемся с вами за руки и споем "Камбая", — сказал я, и Лозо изогнул бровь. — Я не ожидал, что вы на самом деле будете рады встретить нас здесь, но я ожидал, что вы не окажитесь кучей идиотов.

— О, Боже, — пробормотала Кэт позади меня, она впилась ногтями мне в спину.

45
{"b":"217182","o":1}