ЛитМир - Электронная Библиотека

Мои легкие пытались работать, но в них словно что-то застряло. Я отвел от нее взгляда, когда скатился с нее и попытался встать, но осознал, что мой мозг не контролировал ноги. Я оперся на одну руку, чувствуя теплую влагу, стекающую вниз по животу. Моя рука подогнулась, и я упал на бок.

Внезапно Кэт возвысилась надо мной, я лежал на спине и мог видеть ее прекрасные серые глаза, глаза, которые перевернули всю мою жизнь, по всей вероятности до того, когда я сам осознал это.

Но в этих глаза читался страх и блеск, заставивший захотеть меня дотронуться до нее, чтобы убедиться, что с ней все хорошо. Я сумел поднять свою руку и провел кончиками пальцев по ее щеке, но я не смог ее удержать. Я не чувствовал свою руку.

— Деймон!

Я попытался ответить, но все, что я смог сделать, это сосредоточиться на этих глазах. Когда она наклонилась ко мне, ее губы были очень близки к моим, она прошептала мое имя, и я подумал, если умру, если это будет мои концом, то, по крайней мере, последнее, что я увижу, будет она и только она.

Глава 25

КЭТИ

— Деймон?

Мое сердце колотилось, но было что-то не так, я чувствовала себя уставшей и вялой. Мою спину охватил огонь, но я знала, что не пострадал. Это был Деймон.

Боже, это он пострадал. Я дотронулась до его груди и заплакала, когда моя рука испачкалась в голубовато-красной крови.

— Ох. Нет...

Кто-то выкрикнул мое имя и имя Деймона, но я не видела, что происходит вокруг.

Мои глаза были прикованы лишь к Деймону. Его губы, утратившие все цвета, двигались, но ни одного слова не вырвалось.

Этого не могло произойти! Этого не могло произойти!

Мы не пережили все, с чем столкнулись, на грани инопланетного вторжения, Деймон не мог умереть вот так!

— Нет! Нет. Нет!

Я искала место, куда его ранили, но выстрел пришелся ему в спину.

Это был не просто пистолет.

Очертания тела Деймона начали мерцать, и мою грудь сковал ужас. Я обхватила своими руками его щеки, отчаянно пытаясь начать дышать.

— Открой глаза! Черт возьми, открой глаза!

Мои ноги начали сильно дрожать от усилия, чтобы удержаться на коленях, и потом Арчер и Ди были здесь, и я не могла помочь, но думая о том ужасном времени в моем доме, когда была совершено обратная ситуация — когда там была я, лежащая на полу.

Тогда мы думали, что глубоко связаны друг с другом, что если умрет один, то умрет и второй, но теперь мы знали правду. Я проигнорировала ноющую боль во всем теле и слабость в мышцах, которые вторгались в меня, за которыми следовал холод, смертельный холод. Мое переполненное сердце перевернулось.

— НЕЕТ! — закричала Ди, опускаясь возле головы Деймона. Ее руки были на плечах брата, и она немедленно перешла в свою истинную форму. Ее свет был блестящим как нимб ангела.

— Пусть он останется, пожалуйста! — мое зрение было размытым, когда я начала наклоняться к земле. — Пожалуйста, пожалуйста, пусть он останется!

Арчер поймал меня, но я оттолкнула его плечами, цепляясь за Деймона, слезы стекали по моему лицу.

— Что... что мы делаем? — я не могла оторвать взгляда, когда Деймон продолжал то мерцать, то потухать, его красивый сильный свет тускнел, и холод распространялся как болезнь внутри меня. — Это не было... обычным оружием. Это была одна из тех... пушек, которые нам дали. Пожалуйста... сделайте что-нибудь...

— Это модифицированное ИЭС оружие, — Арчер взял меня за руку, его лицо было сосредоточено. — Черт! Нам нужно убедиться, что пуля выскочила. Если нет, то...

Слова потонули во мне, когда я соскользнула, не в состоянии удерживать себя на ногах. Одной рукой я погладила его щеку. Я больше не могла заставить себя двигать языком, и я сражалась со своим дыханием. Я начала отдавать Деймону все, чтобы было во мне. Не... оставляй меня. О, Боже... пожалуйста, не... поставляй меня. Я люблю тебя, Деймон! Я люблю тебя. Пожалуйста, не оставляй меня. Пожалуйста!!!

Арчер выругался, его взгляд метнулся между мной и Ди.

— Кэт, я...

Я не чувствовала, как упала, но внезапно я оказалась на спине, глядящая на безоблачное голубое небо. Такое красивое небо, но мое сердце болело. Моя грудь сжалась и все мое тело окаменело.

Нет. Нет. Нет.

У нас должно было быть сегодня и завтра, и много недель и месяцев, но у нас не было даже минуты. Мое лицо было мокрым, вымокшим, и мое сердце замедлялось. Мир стал расплываться.

Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя.

Тогда у Деймона и меня... у нас ничего не было и здесь не было ничего.

Мое тело медленно возвращалось к жизни, покалывая и ноя, и в процессе прожевывая. Был странный звуковой сигнал. Он раздражал меня, потому что все, что я хотела, это вернуться обратно в небытие, там, где пустота. Я не хотела вспоминать, почему я не хотела открывать глаза. Реальность была на периферии моего сознания, реальность, которая была холодной, режущей и душераздирающей, и я не хотела туда возвращаться. Я хотела остаться здесь, где ничего не было.

Пиканье не дало мне далеко уйти. Оно было слабым, и каждое пиканье сопровождалось другим пиканьем, как если бы он преследовал меня или я преследовал другой звук, потом я услышала, как дернулись мои пальцы. Дрожь пробежала по моей руке и затем по всему телу.

— Кэти?

Я узнала голос, и он причинял мне боль, потому что напоминал мне...

Нет.

Я не могла туда вернуться. Я не хотела.

Теплая рука легла на мою и мягко сжала.

— Кэти?

Пиканье начало набирать скорость и вскоре за ним последовали другие.

Другие.

Что-то вспыхнуло в моей груди, как крошечное пламя, зажегшее жизнь. Мои чувства обострились. Я могу чувствовать на сердце что-то холодное — застрявшее там.

Пиканье начало сводить меня с ума. И тогда я узнала его. Монитор жизненных показателей.

Было два отдельных звука, один и за ним следующий. Да. Это означало...

Окруженная знакомым земляным ароматом, я захотела, чтобы глаза открылись, и дыхание стало глубоким.

Ди склонилась надо мной, ее зеленые глаза светились облегчением.

— Ты здесь. Я начала волноваться, вдруг ты не проснешься.

Во рту пересохло от паники, когда я взглянула на нее. Она выглядело хорошо — может быть немного нервной. Ее волосы были немного взлохмачены, ее лицо было бледным, но она улыбалась. Ее рука снова сжала мою.

Я сделала еще один вдох и медленно повернула голову влево. Мое сердце взорвалось в моей груди, я ахнула. Он лежал там, его нормальная, загорелая кожа на оттенок или два бледнее. Я могла только видеть половину его лица, но его профиль был сильным, красивым — острый подбородок и прямой нос.

Я в смятении взглянула на Ди и потом быстро вернулась взглядом на кровать, стоящую возле моей, испуганная вспышкой страха, вдруг он исчезнет.

Меня затрясло, когда я поднялась.

— Я… я жива?

— Да.

У меня перехватило дыхание, но не тем болезненным способом.

— Я не понимаю.

Она отодвинулась от кровати, дав мне место, чтобы спустить ноги. — Тебе, наверное, нужно успокоиться.

Я проигнорировала ее, убирая с груди шнуры, и коснулась голой ступней холодного пола. И тогда я поняла, я была в больнице, и мы находились в больничной палате.

— Я не понимаю, — повторила я.

Ди передвинулась к изножью его кровати, и устало улыбнулась.

— Пуля была обычной, но с электрическим током, типа парализатора. Если бы она осталась в нем чуть дольше, то это убило бы его... — она замолчала, покачав головой, — Это должно было его убить, но он держался.

Он держался.

Мои ноги были шаткими, когда я подошла к кровати поближе, глядя на то, как поднималась и опускалась его грудь. Он был жив. Он дышал. Мое сердце билось из его груди.

У меня не было слов. Я потянулась к нему и взяла его руку в свою. Кожа была теплой и сухой. У меня снова перехватило дыхание.

Арчер позвонил генералу и рассказал ему, что случилось. Неподалеку было еще много военных, и он послал вертолет, чтобы забрать вас, ребята.

66
{"b":"217182","o":1}