ЛитМир - Электронная Библиотека

– Быть по сему!

Выхватив из-под одежды сверкающий кинжал с усыпанной драгоценными камнями рукояткой, он грубо задрал рукав некогда белоснежного, а теперь грязного джодхпурского кафтана принца. Веревки впились в запястья пленника, и тот застонал от боли, когда Локеш полоснул его своим кинжалом. Порез был так глубок, что кровь мгновенно хлынула через края раны, заливая мозаичный пол.

Локеш сорвал с шеи свой деревянный талисман и подставил его под руку пленника. Кровь закапала с ножа на амулет, и вырезанный на нем знак сначала окрасился ярко-алым, а затем запульсировал странным белым светом.

Вот этот свет бросился на принца, хищными пальцами вцепился ему в грудь и стал терзать его плоть, прорываясь в глубь тела. Несмотря на все свое мужество, принц оказался не готов к такой боли. Он громко закричал, когда тело его вспыхнуло неистовым жаром, а затем рухнул на пол.

Он судорожно вытянул руки в последнем усилии защититься, но пальцы его лишь беспомощно заскребли по холодному белому мрамору. Угасающим взором принц смотрел, как его брат и Джесубай бросаются на Локеша, а тот со злобой отшвыривает их прочь. Джесубай упала, ударившись головой о возвышение трона. Принц еще успел увидеть, как его брат, обезумев от горя, кинулся к ней и как жизнь медленно уходила из обмякшего тела Джесубай. А затем не осталось ничего, кроме боли.

1

Келси

Я стояла на краю пропасти. То есть вообще-то я стояла в очереди на получение временной работы в Орегоне, но чувствовала себя, как над пропастью. За спиной у меня осталось детство, средняя школа, а также иллюзии о том, что жить легко и жизнь хороша. Впереди маячило будущее: университет, многообразие летней работы, позволяющей частично оплатить обучение, и перспектива одинокой взрослой жизни.

Очередь чуть продвинулась вперед. Мне казалось, что я уже несколько часов стою в ожидании направления на летнюю работу. Когда наконец подошел мой черед приблизиться к столу, усталая и скучающая менеджер по подбору вакансий разговаривала по телефону. Она поманила меня рукой и жестом предложила сесть. Дождавшись, когда она закончит разговор, я протянула ей свои бумаги, и женщина равнодушно начала задавать вопросы.

– Ваше имя, пожалуйста.

– Келси. Келси Хайес.

– Возраст?

– Семнадцать, почти восемнадцать. У меня скоро день рождения.

Она что-то пометила в моих документах.

– Вы выпускница средней школы?

– Да. Я закончила несколько недель назад. Этой осенью собираюсь поступить в колледж Чемекета.

– Имена родителей?

– Мэдисон и Джошуа Хайес, а опекунов зовут Сара и Майкл Нейлсон.

– Опекуны?

«Ну вот, опять», – подумала я. Казалось бы, сколько времени прошло, но мне до сих пор было тяжело посвящать незнакомых людей в обстоятельства своей жизни.

– Да. Мои родители… умерли. Погибли в автокатастрофе, когда я была в девятом классе.

Женщина склонилась над бумагами и долго что-то писала в них. Я поморщилась, представив, о чем можно было столько писать.

– Мисс Хайес, вы любите животных?

– Конечно. Э-э-э, я знаю, как их кормить… – «Интересно, есть ли на свете вторая такая бестолочь, как я? Как будто нарочно говорю так, чтобы меня никуда не взяли!» Я откашлялась. – То есть, конечно, я люблю животных.

Похоже, женщину не слишком интересовал мой ответ, поскольку она уже протягивала мне объявление о свободной вакансии.

ТРЕБУЕТСЯ:

ВРЕМЕННЫЙ РАБОТНИК ТОЛЬКО НА ДВЕ НЕДЕЛИ

ОБЯЗАННОСТИ: ПРОДАЖА БИЛЕТОВ, КОРМЛЕНИЕ ЖИВОТНЫХ,

УБОРКА ПОСЛЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ.

Важно: поскольку тигры и собаки нуждаются в круглосуточном уходе семь дней в неделю, работнику предоставляется жилье и питание.

Работник требовался в шапито Маурицио, маленький семейный цирк на территории ярмарки. Я вспомнила, что когда-то в супермаркете мне дали купон на представление, и я даже собиралась сводить туда детей моих опекунов, шестилетнюю Ребекку и четырехлетнего Сэмюэля, чтобы дать Саре и Майклу возможность провести вечер вдвоем. Но потом я потеряла этот купон и начисто забыла о нем.

– Так ты берешь эту работу или нет? – нетерпеливо спросила женщина.

– Тигр, значит? Звучит заманчиво! А слоны там есть? Видите ли, порой приходится проводить грань, и моя как раз лежит по ту сторону от уборки слоновьего навоза. – Я тихонько захихикала над собственной шуткой, но женщина не выдавила даже подобия улыбки. Поскольку других вариантов у меня все равно не было, пришлось сказать, что я согласна. Служащая вручила мне бланк с адресом и сообщила, что я должна быть на месте в шесть утра.

Я сморщила нос.

– Я нужна им с шести утра?

Женщина рассеянно посмотрела на меня и крикнула «Следующий!» в клубившуюся за мной очередь.

«Во что я ввязалась? – тоскливо думала я, возвращаясь домой в гибридном автомобиле Сары, одолженным для сегодняшней поездки в город. Я вздохнула. – Ладно, могло быть и хуже. Например, могла бы с завтрашнего дня переворачивать бургеры в закусочной. Цирк – это здорово. Надеюсь только, что слонов у них все-таки нет».

Вообще-то мне неплохо жилось с Сарой и Майклом. Они предоставляли мне гораздо больше свободы, чем родители других детей, и я думаю, мы искренне уважали друг друга – по крайней мере, настолько, насколько взрослые способны уважать семнадцатилетних. Я помогала сидеть с их детьми и никогда не доставляла никаких неприятностей. Конечно, это было не то, что жить с родителями, но тем не менее нас с некоторой натяжкой можно было назвать семьей.

Аккуратно поставив машину в гараж, я вошла в дом и нашла Сару на кухне, где она, вооружившись деревянной ложкой, отважно сражалась с миской для замешивания теста. Я бросила сумку на стул и подошла к раковине, чтобы выпить воды.

– Я так поняла, у нас сегодня веганские печеньки? По какому случаю?

Сара несколько раз с размаху вонзила ложку в плотное тесто, как будто орудовала ножом для колки льда.

– Завтра очередь Сэмми приносить угощение для детского праздника.

Я притворно закашлялась, скрывая смех.

Сара проницательно сощурила глаза.

– Келси Хайес, если твоя мать была непревзойденной королевой выпечки, это еще не означает, что я не могу приготовить приличного угощения!

– Я сомневаюсь не в твоем мастерстве, а в ингредиентах, – сказала я, разглядывая упаковку. – Заменитель арахисового масла, лен, сухой белок, агава и сыворотка. Странно, что производители не использовали переработанную бумагу. А где шоколад?

– Я использую порошок рожкового дерева!

– Рожковое дерево – это не шоколад. По вкусу этот порошок похож на бурый мел. Если ты хочешь испечь вкусное печенье, то нужно…

– Я знаю. Знаю. Маффины с шоколадной крошкой или двойное шоколадное печенье с арахисовым маслом. Это очень вредно, Келси, – со вздохом сказала Сара.

– Зато очень вкусно!

Глядя, как Сара облизывает пальцы, я продолжила:

– Кстати, я получила работу. Буду кормить животных и убираться в цирке. На ярмарке.

– Рада за тебя! Уверена, ты получишь ценнейший опыт! – оживилась Сара. – А что за животные?

– Ну, в основном собаки. И еще, кажется, там есть тигр. Насколько я поняла, мне не придется заниматься ничем опасным. Не сомневаюсь, что у них есть специальный тигриный персонал для всяких таких дел. Но там рабочий день начинается очень рано, так что мне придется две недели ночевать в цирке.

– Хм… – Сара задумчиво помолчала. – Что ж, мы всегда рядом, только позвони. Детка, ты не могла бы вынуть из духовки запеканку из брюссельской капусты а-ля «утилизированная газета»?

Я поставила отвратительно пахнущую запеканку на середину стола, а Сара сунула в духовку противень с печеньем и позвала детей ужинать. Пришел Майк, поставил портфель и поцеловал жену в щеку.

– Чем это так… пахнет? – подозрительно спросил он.

– Запеканкой из брюссельской капусты! – бодро доложила я, слегка подивившись тому, что ему хочется узнать источник зловония.

2
{"b":"219263","o":1}