ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ждала тебя всю жизнь
Влюбленный призрак
Огненные палаты
Заразум
Dragon Age. Империя масок
Детские психологические травмы и их проработка во имя лучшей жизни
Николай Фоменко. Афоризмы и анекдоты
Репортаж из петли (сборник)
Моя жизнь среди парней

Я уставилась в пол.

– Дирен…

– Прошу тебя, называй меня Рен.

Я вспыхнула и заставила себя поднять на него глаза.

– Хорошо, Рен. Твое объяснение просто ошеломило меня. Я даже не знаю, что сказать.

Целая вереница чувств отразилась на его красивом лице.

«Нет, разве я могу отказать такому красивому мужчине, то есть тигру», – вздохнула я.

– Ладно. Так и быть, я останусь тут и встречусь с этим твоим монахом, но хочу сказать, что я совсем измучилась от жары, вспотела, устала и проголодалась, мне срочно нужна хорошая ванна, и вообще, я пока не уверена, что могу тебе доверять. И еще одна ночевка в джунглях меня точно доконает.

Он с облегчением вздохнул и улыбнулся мне. Его улыбка была, как солнце, вырвавшееся из-за грозовой тучи. Она согрела меня золотыми лучами счастья. Мне вдруг захотелось зажмуриться и понежиться в этом теплом сиянии.

– Спасибо, – сказал Рен. – Прости меня за то, что эта часть путешествия оказалась для тебя такой тяжелой. Мы с мистером Кадамом так и не смогли договориться, как лучше заманить тебя в джунгли. Он считал, что нужно с самого начала рассказать тебе всю правду, но я боялся, вдруг ты бы отказалась пойти со мной? Я считал, что если ты проведешь со мной побольше времени наедине, то научишься мне доверять, и тогда мне будет проще открыться тебе. Именно об этом мы спорили возле грузовика, когда ты нас увидела.

– Так это был ты! Конечно, ты должен был рассказать мне правду! Мистер Кадам был совершенно прав. Если бы ты его послушался, мы смогли бы обойтись без этого адского похода по джунглям, а спокойно подъехали бы сюда на машине!

Он вздохнул.

– Нет. Нам все равно пришлось бы идти пешком через лес. В такую глушь ни одна машина не проедет. Здешний отшельник предпочитает уединение.

Я скрестила руки на груди и процедила:

– Ну и что! Все равно надо было мне рассказать!

Он покрутил узелок на фартуке.

– Знаешь, спать на свежем воздухе совсем не так плохо, как кажется. Перед сном можно смотреть на звезды, и так приятно, когда после дневной жары прохладный ветерок перебирает твою шерсть… Трава по вечерам пахнет особенно сладко, – он поднял на меня глаза и добавил: – Совсем как твои волосы.

Я покраснела до ушей и выдавила:

– Я рада, что кому-то нравится этот запах.

Он лукаво улыбнулся и ответил:

– Мне нравится.

Я тут же подумала о том, что вчера ночью этот мужчина спал со мной рядом в лесу, потом представила, как он кладет голову мне на колени, а я глажу его по волосам, и решила поскорее подумать о чем-нибудь другом.

– Послушай, Рен, ты нарочно сменил тему. Мне совсем не нравится то, что вы обманом втянули меня во все это. Мистер Кадам должен был откровенно рассказать мне обо всем в цирке.

Он покачал головой.

– Мы подумали, что ты ни за что в это не поверишь. Тогда мистер Кадам выдумал путешествие в тигриный заповедник, чтобы заманить тебя в Индию. Мы решили, что когда ты окажешься здесь, я превращусь в человека и сам все тебе объясню.

– Что ж, наверное, ты прав, – признала я. – Если бы ты превратился в человека прямо в цирке, я вряд ли приехала бы сюда с тобой.

– Почему же ты приехала?

– Я хотела провести побольше времени с… с тобой. То есть с тигром. Мне не хотелось с ним расставаться. То есть с тобой. – Я снова покраснела.

Он криво улыбнулся.

– Мне тоже не хотелось с тобой расставаться.

Я нервно стиснула в пальцах подол своей рубашки.

Видимо, он неправильно меня понял, потому что сказал:

– Келси, я искренне раскаиваюсь в своем обмане. Поверь, если бы был какой-то другой способ…

Я подняла глаза и увидела, что он понурил голову, совсем как тигр. И от этого досада и недоверие, которые я испытывала к нему, вдруг испарились без следа. Внутренний голос подсказал мне, что я должна поверить ему и помочь. Та загадочная эмоциональная связь, которая тянула меня к тигру, еще сильнее завладела моим сердцем теперь, когда он оказался мужчиной. Я сочувствовала и ему, и его положению.

Поэтому я мягко спросила:

– Когда ты снова превратишься в тигра?

– Скоро.

– Это больно?

– Не так сильно, как раньше.

– Ты будешь понимать меня, когда станешь тигром? Я смогу с тобой разговаривать?

– Да. Я буду слышать и понимать все, что ты говоришь.

Я глубоко вздохнула.

– Хорошо. Я останусь здесь с тобой до прихода этого шамана. У меня все равно осталась куча вопросов к тебе!

– Я знаю. Я постараюсь ответить на них, но только завтра, когда снова смогу разговаривать. Нам придется переночевать здесь. Шаман вернется на рассвете.

– Рен…

– Да?

– Меня пугают эти джунгли и вся эта история.

Он выпустил из пальцев тесемку и посмотрел мне в глаза.

– Я знаю.

– Рен…

– Да?

– Не… не покидай меня, ладно?

Лицо Рена смягчилось, а губы растянулись в искренней улыбке.

– Асамбхава[18]. Не покину.

Я заулыбалась ему в ответ, но тут тень упала на его лицо. Он сжал кулаки и стиснул зубы. Я видела, как дрожь прошла по его телу, а потом стул опрокинулся на пол, а Рен упал на четвереньки. Я вскочила, чтобы броситься к нему, но замерла в оцепенении, глядя, как его тело вновь принимает так хорошо знакомый мне тигриный облик. Рен-тигр встряхнулся, потом подошел к моей застывшей в воздухе руке и потерся о нее головой.

9

Друг

Я сидела на краешке кровати и размышляла обо всем, что рассказал мне Рен. Теперь, глядя на тигра, я думала – или даже надеялась, – что попросту выдумала всю эту историю. Может быть, у меня начались галлюцинации после путешествия по джунглям? Или все-таки нет? Неужели под этой полосатой шкурой в самом деле скрывается человек?

Рен растянулся на полу, положив голову на лапы. Он долго-долго смотрел на меня своими прекрасными синими глазами, и я поняла, что все это было правдой.

Рен сказал, что шаман придет на рассвете, а значит, у меня оставалось еще несколько часов. Кровать выглядела заманчиво. Немного вздремнуть было бы очень кстати, но я чувствовала себя ужасно грязной. Первым делом нужно было вымыться, поэтому я отправилась обследовать ванну и выяснила, что наполнять ее предстоит старым дедовским способом, то есть при помощи ведра.

Я принялась за тяжкий труд – накачать воду в ведро, вылить его в ванну и начать все сначала. Могу сказать только одно: по телевизору все это выглядит гораздо проще, чем в жизни. Я думала, у меня руки отвалятся после первых трех ведер, однако мысль о том, как приятно будет выкупаться, заставила превозмочь боль. В конце концов мои бедные руки убедили меня в том, что половины ванны будет вполне достаточно.

Сбросив кеды, я взялась за пуговицы рубашки и успела расстегнуть ее почти до половины, когда вдруг вспомнила, что я не одна. Запахнув полы рубашки, я обернулась и наткнулась на взгляд Рена.

– Нечего сказать, хорош джентльмен! Нарочно притаился, как мышка, да? Нет, мистер, так дело не пойдет. Лучше тебе посидеть снаружи, пока я моюсь. – Я взмахнула рукой. – Иди-ка… посторожи дом или займи себя еще чем-нибудь.

Я распахнула дверь, и Рен нехотя выбрался наружу. Быстро раздевшись, я влезла в едва теплую воду и стала оттирать свою грязную кожу домашним травяным мылом отшельника. Хорошенько вымыв голову куском мыла с запахом лимона и шалфея, я прополоскала волосы и немного полежала на спине, погрузившись в размышления. Вот что я ввязалась? Почему мистер Кадам ничего мне не рассказал? Чего они все от меня ждут? И сколько мне еще торчать в джунглях Индии?

Вопросы лихорадочно роились у меня в голове, заглушая трезвый голос разума. Любые более-менее связные мысли разлетались в стороны, подхваченные вихрем смятения. В конце концов я оставила попытки разобраться во всей этой путанице, вылезла из ванны, вытерлась, оделась и впустила Рена, который лежал перед домом, привалившись спиной к двери.

вернуться

18

Невероятно (хинд.).

23
{"b":"219263","o":1}