ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Заключив, что дальнейшие поиски бессмысленны, я смирилась и решила помочь маме и Дону Муни с уборкой столовой.

Меня ничуть не удивляло, что Дон постоянно слонялся поблизости. Скорее всего он попросится в комнату Джуда, когда в следующем году тот поступит в колледж и покинет родительский дом.

Как бы то ни было, «уборка», по мнению Дона, заключалась в поглощении съестного, оставшегося на тарелках.

Я потянулась к полупустому бокалу, стоявшему перед ним.

Дон перестал ковырять пластыри на своей руке и одарил меня широкой улыбкой. В зубах у него застряли кусочки индейки.

— Какая вы нынче хорошенькая, мисс Грейс.

Уж не стал ли Дон моим поклонником после того, как вчера я вступилась за него перед отцом? Пригладив мокрые кудряшки, я вежливо промямлила:

— Спасибо, Дон.

— Вы поступили очень смело — пошли в лес искать брата, — продолжил великан. — Жаль, что меня с вами не было! Уж я бы защитил вас от чудища. Дедушка научил меня, что делать. Он был настоящий герой. — Дон задумчиво потер раненую руку.

Я улыбнулась, но тут же помрачнела, вспомнив о разгромленном кабинете отца. Мама как раз понесла тарелки на кухню, но все же я на всякий случай перешла на шепот:

— Дон, вы заходили в папин кабинет, когда все ушли искать Джеймса?

Дон отвел глаза.

— Я… мне просто надо было взять одну вещь. Я не нарочно. Просто все быстро вернулись в дом, вот я и не успел прибраться.

Он смущенно заерзал на стуле, будто мечтал поскорее смыться.

У меня словно камень с души упал.

— Все нормально, Дон, я никому об этом не скажу. Но вы обязательно должны вернуть кинжал на место.

Дон согласно прикрыл тяжелые веки:

— Да, мисс Грейс.

Вернувшись в столовую, мама бросила взгляд на мою забинтованную руку и отправила меня спать — подальше от драгоценных фарфоровых тарелок. Я не стала ей перечить, хотя глубоко сомневалась, что этой ночью мне удастся заснуть. Дела обстояли скверно, с какой стороны ни поглядеть. Мама дулась на меня из-за того, что я пригласила Дэниела; папино отчаяние, похоже, достигло предела; Джуд был на грани нервного срыва; Дэниел, судя по всему, опять сбежал. Что ж, я хотя бы выяснила, где находится кинжал и что за «таинственный незнакомец» его похитил.

Забавно — впервые в жизни я думала о Доне Муни без всякого страха.

Лежа в постели, я прокручивала в голове события сегодняшнего дня, пока дом не стих, погрузившись в темноту. Казалось, прошло несколько часов с тех пор, как Дон отправился домой, громогласно попрощавшись. Я улеглась на кровать прямо в одежде, потом все-таки заставила себя встать и раздеться. Стянув с себя футболку и комбинезон, я отыскала свою любимую фланелевую пижаму с желтыми уточками на белом фоне. Едва я успела надеть штаны, как сзади раздался стук.

Я повернулась и чуть не завопила, увидев за окном темный силуэт. Моя комната находилась на втором этаже. Перед глазами мелькнул залитый кровью подоконник в отцовском кабинете.

— Грейс, — позвал меня приглушенный голос. Тень скользнула ближе к окну. Это был Дэниел.

На смену моему испугу пришло смущение. Я прикрыла грудь дрожащими руками, хотя еще не успела снять свой розовый лифчик, да и прятать было, в сущности, нечего. Повернувшись к Дэниелу спиной, я быстро накинула купальный халат. Он не успел высохнуть после душа, но мне было все равно. Открыв окно, я спросила:

— Что ты тут делаешь?

Дэниел чудом удерживал равновесие на покатой крыше.

— Я обещал, что поговорю с тобой.

Глядя на меня в упор сквозь тонкую москитную сетку, он спросил:

— Можно войти?

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

НЕБЕСНЫЕ ГОНЧИЕ

На крыше.

Меня словно окатило жаром, плечи и грудь горели. Думаю, в тот миг я была розовее собственного лифчика. Поплотнее запахнув халат, я прошептала:

— Тебе сюда нельзя…

Мама не взяла с меня клятвы не пускать Дэниела на порог, но все же мне казалось, что следует проявить к ней уважение, — это было самое меньшее из того, что я могла сделать.

— Тогда тебе самой придется выйти. — Ловким движением Дэниел вытолкнул москитную сетку, и она приземлилась у моих ног в целости и сохранности. В памяти промелькнули смятые, искореженные останки рамы, которую Джуд вырвал из окна кабинета, который находился прямо под нами этажом ниже.

— Давай! — Дэниел протянул мне руку через оконный проем.

Забыв обо всем на свете, я сжала его ладонь, и он поднял меня, притянул к себе и заключил в объятия. Я чувствовала, как его пальцы гладят кушак моего халата.

— Я думала, ты сбежал.

— И нарушил обещание? — Его дыхание согрело мои влажные волосы. Он почти силком усадил меня рядом с собой на узкой стрехе. На нем были джинсы и черно-красная куртка — мой подарок; к ужину Дэниел явился без него.

Я вылезла на крышу с босыми ногами, да и халатик совсем не грел, но мне было все равно.

— Как хорошо, что ты вернулся.

Дэниел усмехнулся, но тут же поморщился от боли. В тусклом свете, сочившемся из окна моей спальни, я наконец разглядела зеленовато-фиолетовый кровоподтек на его скуле.

— Болит? — я потрогала синяк, и Дэниел прижался щекой к моей ладони.

— Прости меня! Это я во всем виновата — наврала про ручей, потом эта история с Джудом…

— Тебе не за что извиняться. К тому же на мне все быстро заживает.

Прикрыв глаза, Дэниел стиснул мою забинтованную руку и прижал ее к своей разбитой скуле. Его кожа будто нагрелась от моего прикосновения, секунду спустя она уже пылала, обжигая огнем. Я чуть не вскрикнула, и тут жар пошел на убыль. Дэниел отнял руку, я отдернула свою.

Ссадина на его скуле затянулась. Синяк бесследно исчез.

— Ты и впрямь супергерой, — прошептала я.

Дэниел прислонился к стенке дома, свесив ноги вниз.

— Ничего подобного.

— Не говори так! Я же видела тебя в деле. Ты мог бы помогать людям. И Джеймса ты спас. — Я потерла раненую руку. Мои бедные ноги гудели, все тело сводило от ноющей боли. Навыки самоизлечения пришлись бы сейчас как нельзя кстати. — Хотела бы я обладать хоть частью твоего дара.

Дэниел сжал свой каменный кулон.

— Тебе бы не пришлись по вкусу побочные эффекты.

— Шутишь? Я готова на что угодно, только бы стать такой, как ты.

— Нет, не готова. — Дэниел посмотрел на меня в упор, его глаза опять полыхнули голодным пламенем. — Вот почему ты особенная.

По моей спине прошел озноб. На секунду мне захотелось поскорее залезть обратно в комнату и захлопнуть окно. Однако в сто раз сильнее я желала, чтобы Дэниел подхватил меня на руки и умчал на край света.

— Ты хоть понимаешь, насколько ты особенная? — спросил Дэниел, поглаживая мою руку.

— Дэниел…

Он вздрогнул и отодвинулся, потом еще крепче стиснул кулон и что-то пробормотал. Его прерывистое дыхание помешало мне разобрать слова.

— С тобой все хорошо? — спросила я, притронувшись к его плечу.

— Пожалуйста, не надо! — Он дернулся от моего прикосновения и подтянул ноги к груди, словно хотел отгородиться от меня. Прикрыв глаза, он тяжело дышал, его била частая дрожь. Мало-помалу она улеглась, но Дэниел по-прежнему судорожно сжимал черный камень.

— Это кулон наделяет тебя такими способностями?

— Нет, — процедил Дэниел, не открывая глаз.

— А что тогда?

У Дэниела вырвался свистящий вздох.

— Я должен тебя покинуть.

— Но я хочу все знать!

— Прости, Грейси, но мне действительно пора.

Я упрямо скрестила руки на груди и заявила командным голосом:

— Так легко ты от меня не отделаешься. Обещания надо выполнять, забыл?

Дэниел остановился, его рот скривился в усмешке.

— Ты даже не представляешь, что творишь со мной.

Я покраснела. Нет, ему не удастся меня отвлечь!

— Ты поэтому сбежал из города? Или это случилось позже? Как вышло, что ты так изменился? Скажи мне, ну пожалуйста!

— Ничего со мной не случилось. Точнее говоря, я таким родился.

28
{"b":"219296","o":1}