ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Портрет не закончен, — возразил он. — Готовы только глаза.

— Знаю, — кивнул Барлоу. — Именно поэтому ваша работа столь совершенна. Душа отражается в зеркале глаз, а черты лица пока размытые, неопределенные. Тем и прекрасно детство! Ваш взгляд говорит о прошлом, в целом же вы открыты для будущего, какая бы судьба вас ни ожидала.

Дэниел крепко сжал кисть длинными пальцами, искоса глянув в мою сторону. Мы оба знали, что приготовила ему судьба.

Я отвернулась.

Картон царапнул по столу; видимо, Барлоу поднял эскиз Дэниела, чтобы получше его рассмотреть.

— Поверьте мне, эта работа станет украшением вашего портфолио.

— Да, сэр, — пробормотал Дэниел.

— Ты что, заснула? — послышался над ухом голос Линн Бишоп. В руках у нее была горсть цветных карандашей.

— Извини, — сказала я и подвинулась, пропуская Линн к точилке, которой так и не воспользовалась.

— Говорят, Пит пригласил тебя на рождественский бал, — бросила она.

— Кажется, здесь у стен есть уши, — усмехнулась я и даже сквозь жалобный треск древесины услышала, как Дэниел со скрипом отодвинул стул.

— Вот именно, — заявила Линн тоном заядлой сплетницы. — Удивляюсь, почему Пит не отказался от этой идеи.

— О чем ты? Они ведь давние друзья с Джудом.

— Хм-м. — Линн вынула карандаш и внимательно осмотрела длинный заостренный кончик. — Вот и я думаю, что Пит так поступил из жалости к твоему братцу… наверное, решил спасти тебя от дурного влияния.

Я и так с трудом держала себя в руках, а потому ушат грязи от нашей признанной королевы сплетен не входил в мои планы, но звонок на перемену помешал мне сообщить Линн, куда ей следует засунуть свой карандаш. Вместо этого я отрезала:

— Не лезь не в свое дело! — и поспешила к своей парте.

Эйприл уже взялась за рюкзак.

— Не знаешь случайно, нет ли в Интернете краткого содержания «Листьев травы»? — спросила она, завидев меня.

— Сомневаюсь. — Я сгребла карандаши обратно в коробку.

Эйприл досадливо застонала.

— После уроков Джуд собирается проверить меня на знание текста. Я сказала ему, что уже прочитала Уитмена. — Наморщив нос, она кинула книгу в сумку.

— Ай-яй-яй! — поддразнила я подругу. — Ты попала. Прощай, рождественский бал! Джуд терпеть не может врунишек.

— О нет! Думаешь, он сильно будет злится? — Эйприл на секунду умолкла. — Подожди-ка, ты сказала «рождественский бал»? Джуд что-нибудь сказал тебе? Он собирается меня пригласить? Слушай, не хочешь пройтись по магазинам после школы, платье присмотреть?

Я улыбнулась, однако тут же задумалась, стоит ли обсуждать Джуда с Эйприл. Судя по всему, она была по уши влюблена в моего старшего брата, но меня настораживало, что он так внезапно ответил ей взаимностью. Быть может, так он пытался отвлечься от своих терзаний? Или наоборот, Эйприл воспользовалась временной слабостью Джуда? Уж больно вовремя она преодолела свою застенчивость. Впрочем, сейчас она смотрела на меня с искренней надеждой.

— Может, лучше займешься английским? — спросила я. — Твоя мама в порошок тебя сотрет, если не сдашь экзамен.

— Черт! Ну почему она решила вспомнить о моем существовании именно сейчас?

— Привет, Грейс, — раздался хриплый голос за моей спиной.

Брови Эйприл поползли вверх.

Я медленно обернулась, не сомневаясь, кого увижу перед собой, и скользнула взглядом по темно-синему джемперу с закатанными рукавами и брюкам защитного цвета, по листу бумаги в руках Дэниела, по его взъерошенным волосам, которые, казалось, светлели с каждым днем, но так и не заставила себя посмотреть ему в глаза. В конце концов я уставилась на его пальцы, испачканные краской.

— Что тебе надо? — мой голос прозвучал холоднее, чем я сама ожидала.

— Есть разговор, — сказал Дэниел.

— Мне некогда. — Я быстро положила свой эскиз в ящик и задвинула его под парту.

— Идем, Эйприл.

— Грейс, пожалуйста. — Дэниел протянул мне ладонь.

Я вздрогнула при виде его руки, вспомнив, как он поступил с Джудом. Неужели Дэниел напал бы и на меня, знай он, что это я донесла на его отца?

— Уходи! — Я взяла Эйприл под локоть, ища поддержки.

— Это важно, — сказал Дэниел.

Я заколебалась.

— Ты что, с ума сошла? — прошептала Эйприл. — Тебе нельзя с ним оставаться. О вас и так всякое болтают…

— Например? — резко спросила я.

Эйприл потупилась.

— Девчонки, вы с нами? — окликнул нас Пит, заглянув в класс. Рядом с ним стоял Джуд, ухмыляясь Эйприл. — Лучше поторопиться, а то все столики займут.

— Мы сейчас, — сказала Эйприл, выразительно посмотрев на меня, а затем расплылась в широкой улыбке. — Привет, — проворковала она, когда Джуд обнял ее за талию.

— Ты идешь, Грейс? — Пит протянул мне руку тем же движением, что и Дэниел.

Я посмотрела на дружную троицу. Эйприл поманила меня к себе. Джуд перевел взгляд с меня на Дэниела, и его губы сжались в тонкую линию.

— Пошли, Грейси, — позвал он.

— Пожалуйста, останься, — сказал Дэниел у меня за спиной.

Мне не хватало духу взглянуть на него. Все, о чем Джуд когда-либо просил меня — это держаться подальше от Дэниела. Я нарушила данное ему обещание, но теперь сдержу свое слово. Мне больше нельзя общаться с Дэниелом. Я не могу вновь предать ради него собственного брата.

— Оставь меня в покое, — произнесла я. — Уходи. Тебе здесь не место.

Я вложила пальцы в протянутую ладонь Пита, и он притянул меня к себе, но я ничего не почувствовала. Все было по-другому, когда ко мне прикасался Дэниел.

В кафе.

Жуя вегетарианский гамбургер, я рассеянно прислушивалась к пространной речи Пита во славу хоккея. Эйприл повизгивала от восторга — Джуд только что угостил ее булочкой с черникой и пригласил на рождественский бал. Внезапно до меня дошло: я велела Дэниелу убираться вон из моей жизни. Отложив гамбургер, я бросилась в туалет и едва успела склониться над унитазом, как чеснок и водоросли обожгли мне горло.

Выйдя из кабинки, я застала у раковины Линн Бишоп. Поджав губы, она пристально смотрела на свое отражение в зеркале.

— Попался лежалый гамбургер, — промямлила я, торопливо подставив руки под струю воды.

— Мне-то что. — Она бросила скомканную салфетку в мусорное ведро и ушла.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

СТРАХИ

Вечер среды.

После ужина я заперлась у себя в комнате. Зубрежка для пересдачи контрольной по химии заняла уйму времени на прошлой неделе, к тому же приходилось готовиться и к другим предметам. Мысль о грядущих экзаменах приводила меня в трепет. Я попробовала заниматься вместе с Эйприл и Джудом после школы, но подруга все еще витала в облаках, предвкушая рождественский бал, и я поняла, что лучше работать в одиночку. Однако спустя несколько часов, посвященных истории, математике и Ральфу Волдо Эмерсону, мой утомленный взгляд невольно остановился на заветном ящике письменного стола.

Достав ключ, спрятанный в музыкальной шкатулке, я отперла ящик, вытащила книгу из футляра, поудобнее устроилась среди подушек и бережно раскрыла том на второй странице, отмеченной закладкой.

Немного чтения перед сном еще никому не повредило.

Дорогая Катарина,

я все более убеждаюсь, что в рассказах Алексия о Псах Смерти есть доля истины. Я намерен записать все, что мне известно об этом явлении.

Отец Мигель зовет меня одержимым, но я опасаюсь, что он сам попал во власть заблуждения. Он убедил большинство наших соратников, что греков должно покарать за измену и убийства. Увы, его подстрекательские речи нашли отклик у многих из числа тамплиеров и госпитальеров. Сказания Алексия дарят мне желанный отдых от интриг и заговоров.

Недавно Алексий отвел меня к слепому прорицателю, который поведал мне любопытные подробности: одни из племени Урбат, как он их называет, наделены волчьей сущностью с рождения, другие же приобретают ее, заражаясь от оборотней через укус. Таким образом, эта зараза распространяется подобно чуме.

Возможно, новоиспеченные Урбат легче подчиняются воле зверя, сидящего у них внутри. Древнее проклятие быстрее обретает губительную силу, если укушенный человек не властен над своими страстями…

41
{"b":"219296","o":1}