ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подойдя к окну, я открыла створку, потом вынула раму с сеткой и вылезла на крышу под ледяным ночным ветром.

Паучок без устали дергался у меня в кулаке, толкаясь лапками. Внезапно руку пронзила резкая боль. Я инстинктивно сжала пальцы, на миг ощутив желание и впрямь раздавить обидчика, но затем, поколебавшись, раскрыла ладонь и выпустила паука. Тот немедленно бросился наутек, семеня по черепице.

Посредине ладони набух маленький красный бугорок, но зуд от укуса не шел ни в какое сравнение с тем, что творилось у меня в душе. Я любила Дэниела. Наверное, никто и никогда не любил его так сильно, как я. А значит, только я могла спасти его. Но эта задача невыполнима. Я прожила без него несколько лет и не сомневалась, что справлюсь и впредь, велев ему убираться из города. Но как я позволю ему умереть? Как нанесу смертельный удар?

Я взглянула на почти полную луну, повисшую над ореховым деревом. Сквозь пелену слез она показалась мне слишком яркой и непривычно багровой. В детстве я всегда загадывала желание, когда случалось увидеть кроваво-красную луну. Почему бы сейчас не поступить так же? Пусть кто-нибудь другой решает, что делать, пусть все сложится иначе, пусть свет прогонит тьму.

Но я знала, что этим мечтам не суждено сбыться, а потому пожелала себе времени на раздумья.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

НАВСЕГДА

Четверг.

Узнав правду, какой бы страшной она ни была, я наконец немного успокоилась и мирно заснула впервые за несколько недель. Меня разбудил шорох. Решив, что это ветер, я перевернулась на другой бок. Передо мной лежала открытая книга. Размышляя над тем, почему в комнате так светло, раз часы показывают всего два часа ночи, я встала с постели, раздвинула шторы и увидела ореховое дерево, залитое ярким солнечным светом. Полдень давно миновал.

На подоконнике стояла белая картонная коробка, в такие обычно кладут подарки. На ней красовалось мое имя. Когда я взяла коробку в руки, она оказалась неожиданно увесистой. Отойдя от окна, я сняла крышку. Внутри лежал крупный бумажный сверток, а на нем — записка. Почерк был знаком мне с детства.

Грейси,

ты права — если я люблю тебя, то должен уйти. Я уже и так причинил много зла тебе и твоей семье. Пока я здесь, вы все в опасности. Я действительно люблю тебя, поэтому уезжаю.

Но я хочу доказать тебе, что пытался все исправить. Я приезжал сюда не для того, чтобы разрушить твою жизнь.

Пожалуйста, передай деньги своему отцу. У меня он их все равно не взял бы. Я хотел полностью вернуть долг, но не успел собрать нужную сумму. Для этого мне пришлось бы задержаться в городе. Я оставил себе кое-что на еду. Когда заработаю, пришлю остальное.

Скажи Джуду, что я уезжаю и никогда не вернусь.

Так будет лучше для вас обоих.

Я всегда буду любить тебя,

Дэниел.

Выронив записку, я развернула сверток. Внутри оказалась пачка банкнот на несколько тысяч долларов. Дэниел хотел вернуть деньги, которые украл у нашей церкви. В этом и заключался его таинственный «долг».

Сколько же времени ему потребовалось, чтобы столько заработать?

Впрочем, куда больше мне хотелось знать, когда коробка появилась на моем окне и где сейчас Дэниел.

Я сбежала вниз по лестнице и заглянула к папе, надеясь, что он подскажет мне, где искать Дэниела, но кабинет был пуст. Сообразив, что четверг остается будним днем, несмотря на каникулы, я отправилась на кухню. Мама проверяла счета, сидя за столом.

— Где папа? — я невольно сорвалась на крик. — Он в приходе?

Мама удивленно вскинула брови.

— Они с Доном поехали в приют.

— Что? Я думала, они подождут до вечера.

— Дона попросили выйти сегодня в вечернюю смену. Он хочет лично присутствовать при раздаче своих окороков, поэтому отец отвез его в приют пораньше.

— Когда они уехали?

— Минут десять назад.

Гр-р-р! На путь в приют уйдет не меньше двадцати минут!

— Неужели так трудно купить хотя бы парочку мобильников?! — рявкнула я, всплеснув руками.

— Грейс! — Мама выронила чековую книжку.

— Нет, серьезно. Жить стало бы намного легче. — Схватив ключи от фургончика, я кинулась в гараж.

— Мне надо забрать Черити из школы! — крикнула мама мне вслед, но я даже не остановилась.

Заворачивая к Оук-Парк, я отчаянно жалела, что не обладаю звериным нюхом — тогда я выследила бы Дэниела по запаху. На полпути к дому Мэри-Энн Дюк внутреннее чутье подсказало мне, что его там нет. Развернувшись в запрещенном месте, я направилась к Мейн-стрит. Дэниел упомянул, что ему нужны припасы. Быть может, он все еще в лавке.

Я припарковала фургон за чьим-то мотоциклом. Уж не на нем ли мы катались в ту ночь? Если это он, значит, Дэниел собрался в дальнюю дорогу. Туда, где я не смогу его найти.

Вбежав в магазин, я пронеслась мимо пары одноклассников, выбиравших цветы для бала, и бросилась к мистеру Дею, сидевшему за кассой.

— Вы не видели Дэниела? — выпалила я, не обращая внимания на Линн Бишоп, которая расплачивалась за бутоньерку с алой розой и флакон лака для волос.

Мистер Дей поднял глаза от кассового аппарата.

— Он только что ушел, милочка. Кажется, он хотел уехать из города…

Я вполголоса чертыхнулась.

Кашлянув, мистер Дей добавил:

— Может, он все еще в подсобке. Я просил его кое-что сделать…

Но я уже подлетела к двери с табличкой «Для персонала». В подсобке никого не было, зато нашелся выход на автостоянку. Я выбежала наружу как раз вовремя, чтобы проводить взглядом отъезжающий мотоцикл.

— Дэниел! — крикнула я, но мой голос потонул в реве двигателя. — Подожди!

Мир вокруг закружился с бешеной скоростью, в груди защемило. Мои колени подогнулись. Я зашарила вокруг себя руками, тщетно пытаясь найти опору.

В следующий миг мостовая ринулась мне навстречу, но тут кто-то потянул меня вверх, крепко обнял и уткнулся носом в мои волосы.

— Не уезжай, — шепнула я.

— Я здесь, Грейс, — ответил он. — Я с тобой.

Несколько минут спустя.

Дэниел держал меня в объятиях, пока я не пришла в себя. От взглядов посторонних нас скрывал лишь зловонный мусорный бак, но мне было все равно. Я обняла его за шею и поцеловала.

Неохотно разомкнув упрямые губы, он ответил на мой поцелуй — сдержанно, но нежно, готовый отстраниться, чтобы уберечь меня от опасности.

Нащупав каменный кулон, хранивший тепло его тела, я заглянула прямо в темно-карие глаза и сказала:

— Я люблю тебя.

Дэниел прижал меня к себе еще крепче и снова поцеловал, на этот раз горячо и властно. Мои колени опять предательски ослабели.

Оторвавшись от меня, Дэниел нахмурился.

— Ты понимаешь, что это значит?

— Да. Только я могу тебя исцелить.

Он отпрянул.

— Нет, Грейс. Я этого не допущу. Я не могу просить тебя совершить убийство… — Замолкнув, он отрицательно покачал головой. — К тому же это слишком рискованно.

— Мне все равно. Я готова.

— Грейс, речь не о царапине и капле крови. Тебе придется по-настоящему убить меня.

— Не держи меня за дурочку. Я все обдумала.

— Неужели? А ты понимаешь, что убить надо не только меня одного? В письме сказано, что нужно вонзить кинжал в волчье сердце. Значит, сначала я должен превратиться в волка, и тогда ты окажешься на волосок от смерти. Я лучше отправлюсь прямиком в ад, чем попрошу тебя о такой услуге.

От неожиданности я шагнула назад, на миг отстранившись от Дэниела. Такой поворот событий не приходил мне в голову. По правде говоря, я и думать забыла о том, что моя собственная жизнь будет под угрозой, когда я встречусь один на один с разъяренным оборотнем, прекрасно осведомленным о моих намерениях.

Я снова придвинулась к Дэниелу и взяла его за руку.

— Тебе и не нужно просить. Я сделаю что угодно, лишь бы тебя спасти.

46
{"b":"219296","o":1}