ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пепел Атлантиды
Жесткий менеджмент. Заставьте людей работать на результат
Счастливые неудачники
Воспламеняй своим словом
ВопреКИ. Непридуманные истории из мира глухишей
Неучтенный: Неучтенный. Сектор «Ноль». Неизвестный с «Дракара»
Эмма в ночи
Рыцари Порога: Путь к Порогу. Братство Порога. Время твари
Дикарь

– Деньги деньгами, но и песни твои мне нравятся не меньше, иначе я бы тебя здесь не держал. Твори на здоровье, кто тебе мешает… Нет, а песня в самом деле получилась классная. Ты и музыку, и слова сама написала?

– Сама, конечно, кто ж еще?

– Здорово… А кто тебя научил?

– Никто. Я самоучка. У меня в школе паренек знакомый был. Он в ансамбле пел. В общем, мы подружились. Я от него многому научилась. Он так классно сочинял! Талантливый был, но наркоман… Все вены исколоты…

– Ты с ним трахалась?

– Трахалась, – улыбнулась я, скосив глаза на Карася.

Карась, побагровев, с размаху ударил меня по щеке.

– Ты что?! Совсем спятил? – вскочила я.

– Это чтоб не трахалась с кем попало.

– Спохватился, псих ненормальный! Я же тогда в школе училась!

В дверь постучали. Схватив одежду, я метнулась в угол. Карась, усевшись в кресло, наблюдал за мной. Стук повторился. Карась не шелохнулся.

– Если ты еще раз ударишь меня… – натягивая платье, выкрикнула я.

– Ну и что ты мне сделаешь? – Голос Карася был насмешливым.

– Я уеду домой!

– Ты никогда не уедешь домой. По крайней мере до тех пор, пока я сам не захочу тебя отпустить. Я успел к тебе привыкнуть, а менять привычки не в моих правилах!

Я подошла к двери, взялась за ручку и, посмотрев на Карася, сказала:

– Может, ты наденешь рубашку? За дверью кто-то стоит.

– Мне некого стесняться. Я могу выйти голым и в таком виде разгуливать по ресторану.

– Я в этом не сомневаюсь.

– Может, тебе неудобно, что мы тут с тобой закрылись? Не бери в голову, Верка, все и так знают, что я тебя трахаю каждый день! Это ни для кого не секрет. Пусть завидуют. – Карась заржал. – А твоя последняя песня меня и в самом деле сильно растрогала, – без всякого перехода сказал он, успокоившись. – Прямо за живое задела. Макар, когда ее услышал, даже прослезился…

– Спасибо, – небрежно бросила я, перешагивая через порог.

За дверью стояли братки из окружения Карася и, приоткрыв рты, смотрели на меня. Я поправила волосы, кокетливо махнула им рукой и, улыбнувшись, произнесла:

– Все нормально, ребята. Он уже освободился. Ваше дело привести его в чувство и одеть.

До выступления оставалось пятнадцать минут. Заглянув за шторку, я увидела, что зал уже забит до отказа. Мимо промчалась Любка с увесистым подносом в руках.

– Как самочувствие? – быстро спросила она.

– Нормально. – Лицо мое явно свидетельствовало об обратном.

– Держи хвост морковкой и думай о деньгах.

– Я только о них и думаю. С утра до ночи. Так думаю, что аж голова трещит.

– Тогда давай по рюмашке…

– Мне сейчас петь…

– Я вообще не понимаю, как можно петь на трезвую голову. Сейчас я столик обслужу… Встречаемся на кухне.

Глава 4

Через несколько минут мы уже сидели в кладовке у морозильных камер и поднимали наполненные рюмки.

– Народу – тьма. Все разодетые. От мужчин таким одеколоном разит, что сознание можно потерять. Одни красавцы собрались, как на подбор. Сейчас выйдешь петь – увидишь. У всех бумажники безмерные. Хотя бы один замуж взял, – вздохнула Любка.

– Скажешь тоже!

– А что? На ком-то ведь они женятся! А я чем хуже? Найти бы какого-нибудь богатенького Буратино, сесть к нему на шею, свесить ножки и погонять, чтобы денег больше в дом приносил. Не работать, а только собой заниматься.

– Размечталась, – улыбнулась я и, посмотрев на свою рюмку, добавила: – Опять дорогой коньяк. Бедные посетители! Мы пьянствуем за их счет.

– Ничего, я им выпивку в графинах ношу. Они же ее не взвешивают. Пятьдесят граммов меньше, пятьдесят граммов больше – они ведь сюда пришли деньги тратить, а я им честно помогаю с этим справиться. – Взглянув на часы, Любка вскочила. – Ну, еще по рюмочке – и нужно бежать. Я сегодня восемь столиков обслуживаю. За столиком у стены гусь какой-то разодетый так на меня смотрит… Прямо глазами раздевает. Я перед ним начала было задницей вилять, а потом, когда обручальное кольцо увидела, чуть подносом не огрела.

– Неужели тебе так замуж хочется?

– Только за богатого! Хочется к нему в долю войти, чтобы потом было что делить. Я бы с него все до копейки выжала… Я бы его по миру пустила…

Я прыснула со смеху, чуть не расплескав коньяк. Любка грустно посмотрела на меня, поправила фартук и махнула рукой:

– Пошли, Верка, а то нас уже скоро искать будут. Слышала, что Карась сказал?

– Что?

– Если ему что-то не понравится, он отправит меня на панель.

– Да слушай ты его больше, – усмехнулась я. – Ты же знаешь, что он придурок.

Схватив поднос, Любка умчалась. В зале заиграла музыка. Поправив платье, я вышла на сцену, взяла микрофон и тут же уперлась взглядом в подвыпившего Карася. Он сидел за большим столом в конце зала в окружении бритоголовых братков и, подперев щеку рукой, задумчиво смотрел на меня.

– Добрый вечер, дорогие гости, – поприветствовала я собравшуюся публику и начала петь. Дальше все шло по четко отработанной схеме. Одна песня сменяла другую. Девчонки из кордебалета заполняли паузы. В перерывах я бегала переодеваться и, стоя у вентилятора, жадно глотала прохладный воздух.

После полуночи народу в зале заметно поубавилось. «Ну вот, – с облегчением подумала я, перебирая клавиши рояля, – еще полчасика-час, и можно отдыхать…» В эту минуту к прежде занятому столику для VIP-персон подошли двое мужчин. Присмотревшись, я замерла от испуга, позабыв мною же придуманную мелодию. Ошибки быть не могло: к Вадиму приходили именно они…

– Верка, давай лабай по-нормальному, – вывел меня из ступора голос бас-гитариста. – И себе неприятности наживешь, и нам зарплату урежут. Вон Карась твой уже всполошился, смотри, кулаком размахивает…

Натянув на лицо дежурную улыбку, я продолжила играть.

Кое-как дотянув программу до конца, я спустилась в бар и попросила бармена налить двойную порцию текилы. На меня она действовала как наркотик, выпьешь – и все проблемы позади. Любкин коньяк такого эффекта не давал. Он скорее взбадривал, чем снимал нервное напряжение. Впрочем, как когда…

– Вкусная самогонка? – насмешливо прозвучал незнакомый баритон.

– Какая еще самогонка?

– Та самая, которую ты пьешь.

– Во-первых, мы с вами на брудершафт, кажется, не пили, – раздраженно забарабанила я пальцами по стойке. – А во-вторых, я пью не самогонку, а мексиканскую водку.

– Это то же самое. Как ты посмотришь на то, если я сейчас вызову полицию? – Незнакомец подмигнул мне и достал из кармана сотовый телефон.

– А при чем тут полиция? – Лицо мое начало краснеть.

– При том, что ты убила и ограбила нашего товарища. Да и не только это. Ты швырнула в моего друга тяжелую вазу, поранила ему руку…

– Сильно поранила? – перебила его я.

– Да как тебе сказать… Крови было много…

– Я не хотела. Он сам напросился. Наставил на меня пистолет. Я Вадима не убивала. Зачем мне его убивать? Он хороший парень, прекрасный саксофонист. Утром я просто заехала к нему по одному неотложному делу. Дверь оказалась незапертой, в квартире погром… Затем я услышала ваши голоса и, чтобы не попасть в неловкую ситуацию, залезла в шкаф. Я и понятия не имела, что там лежит труп! Если бы я его убила, то ни за что бы не стала сидеть с ним в одном шкафу! Разве я похожа на идиотку? У меня нет привычки прятать трупы в шкафах!

– Я гляжу, ты тут поешь для отвода глаз, а сама больше по другой части специализируешься… Подворовываешь потихоньку… Видимо, Вадим тебя за этим занятием и застал, а ты решила его убить…

– Да что ты тут следователя из себя корчишь?! – возмутилась я. – Если бы я была убийцей, и вас бы отправила на тот свет! Нужны мне лишние свидетели! Я выскочила из шкафа потому, что увидела труп! Я испугалась! Дурак, неужели ты не понял?! На хрен мне Вадима обворовывать, если я неплохо получаю! И вообще, мне пора уходить!

Вскочив, я направилась в гримерную. Незнакомец, расплатившись с барменом, пошел за мной.

7
{"b":"220005","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ван Гог, Мане, Тулуз-Лотрек
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Сердце сумрака
Как создать онлайн-школу
Сияние. #Любовь без условностей
Пять четвертинок апельсина
Я тебя отпускаю
Хайпанём? Взрывной PR: пошаговое руководство
Серебряный Ястреб