ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как написать книгу, чтобы ее не издали
Мое имя Офелия
Вредная волшебная палочка
Все формулы мира
Кот для двоих
Три дочери Льва Толстого
Смех Циклопа
1984
Она – его собственность
A
A

Их смятение отзывается эхом в моей груди. У меня появилось желание бежать, даже при том, что я понятия не имею от чего.

Тогда, как мои ноги дрожат от нерешительности, Эти, преследующие толпу, прибывают из-за угла.

Появились трое из них. Два скорпиона летят очень низко к земле, их крылья гудят, словно крылья насекомых.

В центре хромает ангел, который выглядит так, будто сидит на стероидах.

У огромного ангела белоснежные крылья.

Крылья Раффи.

Велиал.

Глава 28

Даже в этой опасной ситуации, мое сердце бешено стучит, при виде красивых крыльев Раффи на демоне Велиале.

В последний раз, когда я видела Велиала, когдп он хромал с травмированным крылом. Кто-то, должно быть, пришил крыло на место, после того, как Раффи разорвал швы. Наверное, хорошо иметь злых докторов под рукой. Хромота Велиала очень заметна, но не так сильно, как это было, когда Раффи преследовал его в аэропорту.

Живот его перевязан свежими бинтами в том месте, где Раффи порезал его мечом, при моей первой встрече с ним. Я рада видеть доказательство того, что раны от меча ангела заживают гораздо медленнее по сравнению с другими, точно как и сказал Раффи.

Скорпионы летят неторопливо, размахивая крыльями вперед-назад, опускаясь достаточно низко, чтобы заглядывать в окна. Один разбивает окно — наверное, последнее нетронутое окно на пирсе.

Сокрушительный шум немедленно сопровождается испуганным воплем. Семья с детьми выбегает из двери и присоединяется к группе, бегущей от монстров.

Есть что-то особенное в движении скорпионов, и эта мысль поднимает красный флаг в моей голове.

Они не преследуют людей, чтобы поймать их.

Они выманивают добычу.

Прежде, чем я понимаю, что это ловушка, загораются огни, и рыболовная сеть падает с неба.

Тишины больше нет, над пирсом поднимается истошный крик.

Одна, две, пять рыболовных сетей, столь же большие, как крыши домов, падают с ночного неба.

Чёрные тени появляются сверху, приземляются на четвереньках, как скорпионы, прежде чем встать, как люди, на ноги.

Двое из них сначала врезаются в сломанное крыло дока, как будто они еще не вполне приобрели навык приземления. Один из них вопит в ярости на пойманных в ловушку людей, показывая рот, полный львиных зубов.

Он злобно дергает край сети, заставляя его упасть к лодыжкам людей.

Десятки людей пойманы в ловушку, они скребутся и извиваются, пытаясь найти отверстие, чтобы сбежать. Несколько жал скорпионов заставляют людей собраться вместе, в середине их ловушки. Они плачут и кричат.

Выстрелы раздаются от одной из захваченных групп. Один из скорпионов, находящихся неподалеку, направляется к ним, а после слышится визг.

Как будто раздался звонок к обеду, куча скорпионов ныряют в сетку группы, откуда пришли выстрелы. Жала набрасываются сверху и снизу, неоднократно жаля людей. С них капает кровь. А головы скорпионов впиваются в жертв, чтобы высосать их жизнь.

Через минуту крики замолкают, и там, где были живые люди, дергается груда уже высушенных тел.

Я не знаю, есть ли у кого-то еще пистолет, но после этого никто не смеет больше стрелять.

Мальчик лет восьми был отделен от своего отца. Они находятся под разными сетями. Малыш плачет — зовет своего отца, но отец выглядит как пепел, он в совершенном ужасе от разлуки.

Скорпионы загоняют их, наполовину волоча свои сети, для поддержания их перемещения, угрожая им жалами.

Мы ниже приседаем в своей тени, едва дыша.

Монстры ведут пленных к металлическому контейнеру для перевозок — похожему на те, что грузовики, поезда и корабли возят на себе. Он не далеко от нас, но со всем мусором, что валялся вокруг, я даже не заметила его.

Они открывают двери контейнера. Позади него находится металлическая решетка.

Позади ворот, люди группируются вместе настолько далеко от входа, насколько это возможно.

Половина контейнера уже набита мужчинами, женщинами и даже несколькими детьми. Они в ужасе прижимаются друг к другу, как беспомощные жертвы, коими они и являются.

Скорпионы свертывают металлические ворота и поднимают сети. Новые пленники бегут от монстров прямо в контейнер.

Глава 29

Скорпионы совершают удивительную вещь. Они взлетают в ночное небо, оставляя Велиала в одиночестве опускать затвор и запирать узников.

Он не торопится, будто дразня пленных. После того, как Велиал заканчивает, он вешает ключи на один из фонарей рядом с контейнером.

Затвор представляет собой сетку из цепей, и она сплетена так, что в отверстие можно просунуть руку или ногу, но даже ребенок не сможет из него выскользнуть.

Ранее запертые пленники ведут себя тихо, но новоприбывшие создают порядочный шум — они плачут и задают вопросы:

— Что происходит?

— Что они собираются с нами делать?

Велиал прихрамывает, выключая на приборной панели освещение на платформе. Его колено, похоже, беспокоит его больше прежнего. Включенным он оставляет свет лишь вблизи транспортного контейнера. Круг света там яркий, и я рада, что мы все еще скрыты в тени.

Словно ему недостаточны страх и истерия пленных, Велиал трясет затвор контейнера, затем бьет открытой ладонью по металлической стороне. Громкий лязг эхом разносится по пирсу.

Каждый пленный съеживается, и плач становится сильнее. Ужас и безнадежность крупными волнами захлестывают меня.

Велиал сует свое лицо в цепи ворот. Все отходят еще дальше. Он шипит и рычит на них. Затем хватается за край контейнера и раскачивает его.

Теперь вскрикивают даже давние пленники.

Что он творит?

Я видела его в ярости, когда он полностью выходил из себя. Сейчас все по-другому. В том, что он делает, нет азарта. Это просто работа.

Тем не менее, он на грани. И украдкой бросает взгляды на небо.

Наблюдают ли за ним? Может быть, это еще одна тренировка для скорпионов? Возможно, они все еще рядом, наблюдая откуда-то? С какой целью?

Я поднимаю взгляд, всматриваясь в темноту и остатки крыш, и сразу же чувствую себя уязвимой.

Мне виден лишь свет рядом с контейнером пленных. Огни — это маяк среди мрачного ландшафта скрученных зданий и безжизненной ночи.

Все еще не могу понять…

Вдруг, на фоне неба появляется более темный силуэт.

Грозные демонические крылья.

Широкие плечи.

Облик греческого бога, скользящего по небу.

Раффи.

Каждый нерв в моем теле оживает и пульсирует. Мой разум кричит: "Ловушка, ловушка, ловушка!"

Вот почему Велиал один и производит все эти звуки! Шум должен был одновременно привлечь внимание и замаскировать остальные звуки, издаваемые скорпионами. Скорпионы вне поля зрения. Спрятавшиеся. Выжидающие.

Не размышляя, я инстинктивно вскакиваю и открываю рот, чтобы выкрикнуть предупреждение Раффи.

Но чужие руки, как тиски, хватают мое предплечье, выбивая меня из равновесия. Они зажимают мой рот, и все, что я могу видеть, — это огромные, испуганные глаза моей матери. Она смотрит на меня, как на умалишенную.

Мой мозг, наконец-то, догоняет остальную часть меня.

Она права.

Конечно, она права. Насколько же плохо обстоят дела, если твоя психически больная мать разумнее тебя?

Я киваю, показывая, что я снова адекватна, и сдвигаюсь так, чтобы видеть происходящее. Мама отпускает меня.

Раффи приземляется молча. Его крылья складываются не полностью. Косы на концах крыльев обнажены, и он выпускает их.

Они выдвижные. Я не осознала этого ранее.

Я лихорадочно пробегаюсь по вариантам моих действий. Что я могу предпринять? Крик приведет всех нас к неприятностям. Кроме того, Раффи считает, я умерла. И предупреждение может только подвергнуть его большей опасности, шокировав.

Пленники вопят, когда видят Раффи и его демонические крылья. Больно видеть, что люди предпочитают плохого парня, который выглядит как ангел, хорошему парню, который выглядит как демон.

23
{"b":"220009","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Размышления Ду РА(ка): Жизнь вне поисков смысла
Изгои звездной империи
Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. Двенадцать стульев
Заложница чужих желаний
Вредная волшебная палочка
Не боись! Как постареть и при этом не сойти с ума
Любовные драмы звезд отечественного кино
S-T-I-K-S. Опасный груз
Спаси меня