ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кости: скрытая жизнь. Все о строительном материале нашего скелета, который расскажет, кто мы и как живем
Размороженный. Книга 3. GoodGame
Настольная книга бегуна на выносливость, или Технология подготовки «чистых» спортсменов
Избранница хозяина Бездны
Дом кривых стен
Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?
Мир Вальдиры. Вторая трилогия
Призрак в зеркале
Корни
A
A

Слишком много.

Ответственность за маму и Пейдж уже почти что разрушает меня. Я утешаю себя напоминанием о том, что я ребенок, а не герой. У героев есть тенденция умирать ужасной смертью.

Так или иначе, я пройду через это, а потом проживу самую тихую жизнь, какую только возможно иметь в Мире После.

Мы следуем за Уриилом, поскольку он пробирается через толпу к импровизированной сцене, расположенной на лужайке со стороны океанского побережья. На сцене стоит длинный стол, покрытый белой скатертью. Ткань трепещет на океанском ветру, удерживаемая лишь тарелками и столовыми приборами. Ангелы сидят по обе стороны от пустого кресла в середине, словно ученики на Тайной Вечере.

Уриил прогуливается перед столом и останавливается в центре, глядя на вечеринку, раскинувшуюся перед ним.

Интересно, должны ли мы найти себе места и сесть, но и Энди, и я колеблемся, а потом просто принимаем позы трофеев по обе стороны от него.

Словно по команде, шум вечеринки затихает и все смотрят на нас. На Уриила конечно, но я рядом с ним и создается впечатление, будто уставились именно на меня, хотя должно быть никто меня и не заметил.

Я просматриваю толпу в поисках определенного саркастичного ангела.

Я делаю глубокий вдох. Неужели я действительно хочу, чтобы Раффи был еще здесь? Он уже чуть не попался. Если он быстро отсюда не уберется, это обернется для него самоубийством. Но я не могу не задаться вопросом, видит ли он меня.

Я должна смотреть лишь перед собой, как диктует положение, но мои глаза по-прежнему продолжают рассматривать лица под нами.

— Добро пожаловать, братья и сестры, — говорит Уриил, когда толпа затихает. — Мы собрались здесь, чтобы объединится ради одного дела и праздновать. У меня есть для вас новости, как ужасные, так и удивительные. Начнем с ужасных.

Публика слушает с безмолвным любопытством.

— До тех пор, пока люди не напали на нашу обитель, мы считали, что они ведут себя хорошо, как и ожидалось. Но теперь они привлекли мое внимание, и оказалось, что они также совершают дурные вещи, на которые мы не можем просто закрыть глаза.

Уриил жестом просит кого-то выйти вперед. Ангел тащит на сцену съежившегося человека.

Он носит потертые джинсы, футболку с "Роллинг Стоунз" и очки. Он дрожит и потеет, явно напуганный. Ангел вручает Уриилу свернутую ткань.

Он разворачивает ее, позволяя содержимому упасть на сцену.

— Скажи, человек, — говорит Уриил. — Скажи всем нам, что ты спрятал в этой тряпке.

Человек учащенно дышит, делая громкие, скрипучие вдохи и диким взглядом смотрит на толпу. Когда он так ничего и не говорит, его охранник хватает его за волосы и дергает голову назад.

— Перья, — заключенный вновь начинает задыхаться. — … горстка перьев.

— И? — Подсказывает Уриил.

— Во… волосы. Прядь золотистых волос.

— И что еще, человек? — Спрашивает Уриил холодным голосом.

Заключенный бросает взгляды вокруг, выглядя загнанным в ловушку и отчаявшимся. Охранник вновь дергает его голову назад так, словно в шее нет позвонков.

— Пальцы, — рыдает человек.

Слезы текут по его лицу, и мне становится интересно, чем он зарабатывал себе на жизнь до того, как цивилизационному миру пришел конец. Он был доктором? Учителем? Продавцом в продуктовом магазине?

— Два… оторванных… пальца, — говорит он между всхлипами.

Охранник отпускает его. Дрожа, он съеживается на сцене.

— Что стало источником этих пальцев, волос и перьев?

Охранник замахивается и человек съеживается, прикрыв лицо.

— Я взял их еще кое у кого, — говорит мужчина. — Я никому не навредил. Клянусь. Я никогда никому не вредил.

— Откуда они взялись? — Спрашивает Уриил.

— Я не знаю, — плачет мужчина.

Охранник хватает его за руки, и я почти слышу, как хрустят его кости.

Мужчина кричит от боли.

— Ангел.

Плача, он падает на колени. Его глаза мечутся по враждебной толпе с ужасом.

— Это части ангела.

Он почти шепчет, но публика молчит и я уверена, что они его слышат.

Глава 54

— Ангелы, — говорит Уриил своим громовым голосом. — Мартышки вырезают наших раненных братьев прежде, чем они успевают поправиться. Они используют наши перья, пальцы и другие части тел в качестве валюты. Все вы знаете, как долго и болезненно отрастают пальцы, не говоря уже о частях, которые мы не можем отрастить.

Ангелы кричат, обеспокоенные насилием. Уриил позволяет праведному гневу возрасти в толпе.

— До сих пор мы ожидали. До сих пор мы позволяли мартышкам засорять эту прекрасную землю, позволяя им верить, что они самый лучший вид во вселенной Бога. Они все еще не понимают, почему в течение столь долгого времени имели безграничную власть над Землей. Они настолько высокомерны и тупы, что даже не представляют, что никто другой не был достаточно глуп, чтобы из своего дома сделать легендарное поле боя.

Толпа ликует и кричит.

Уриил смеется над ними.

— Но у меня есть удивительная новость, братья и сестры. Новость, что поставит людей, вроде этих на место. Новость, что позволит нам с Божьего благословения наказать их.

Толпа успокаивается.

— Вам известны слухи, — говорит Уриил. — Вам известны домыслы. Я здесь, чтобы сказать вам — это правда. Знаки здесь. У нас есть определенное доказательство причин, по которым посланник Гавриил собрал нас здесь на Земле.

Публика взволнованно перешептывается.

— Мы не должны больше удивляться, братья и сестры. Мы не должны больше спорить и дискутировать ни о чем, будь то учебная тревога или перестрелка с Падшими, или еще одно предупреждение людям, пока они клюют нас своей галькой и камнями, — Он остановился для усиления драматического эффекта.

Толпа успокаивается.

Уриил окидывает толпу взглядом.

— Библейская саранча здесь.

Низкий гул быстро врывается в возбужденный рев. Он позволяет шуму усилиться, прежде чем поднимает руки, чтобы успокоить их.

— Как многие из вас знают, часть моей работы заключается в посещении Бездны. Вчера я открыл преисподнюю. И повалил оттуда черный дым, и потемнели солнце и воздух. И сошла из дыма на землю саранча. Как было предсказано, их лица были лицами людей, и имели они хвосты, как сильные скорпионы. Тысячи и тысячи. Затмевая небо.

Как по команде, все ангелы в толпе разворачиваются в ту же сторону, чтобы посмотреть на небо. Я вижу темное облако на горизонте до того, как слышу то, что слышат они.

Облако расползается, выплевывая больше тьмы, становясь все огромнее. Низкое жужжание быстро превращается в громовой рев.

Я слышала это раньше. Это звук роящихся скорпионов.

Все молчат и притихли, пока мы смотрим на бурлящее облако, несущееся к нам.

Уриил поднимает руки, будто готов обнять толпу.

— У нас есть подтверждение, братья и сестры. То, чего мы так долго ждали. То, ради чего мы были созданы. Все то, чем мы жили, дышали, о чем мечтали, наконец, здесь!

Командный голос Уриила нарастает в моей голове.

— Мы будем, как…

Боги.

— … Герои древности!

Он делает глубокий вдох.

— Наконец-то, — Еще один вдох, его грудь удовлетворенно вздымается, — настало время Судного Дня. Легендарный апокалипсис начался!

Глава 55

Всем нужна минута, чтобы понять то, что он сказал, а потом орда скорпионьей саранчи движется к нам.

Я хочу закричать, что он лжет. Что скорпионы его творения, а не библейская саранча. Но я упускаю возможность сказать что-либо, потому что толпа сходит с ума.

Воины поднимают свои мечи, пронзая небо. Они издают боевой клич, который разрушает сумерки. Изгибаясь, их крылья вырываются из оболочек, где были спрятаны до сих пор.

Аккуратно сложенные перья Мадлены разлетаются повсюду. Перышки и пух взлетаю в воздух и опускаются, представляя собой сцену из черно-белого парада прошлых лет.

Я отшатываюсь назад, жалея, что не могу просто исчезнуть. По иронии судьбы Энди делает то же самое, так что мы продолжаем быть зеркальным отражением друг друга.

43
{"b":"220009","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Некрасавица и чудовище. Битва за любовь
Последний вечер встречи
Темная империя. Книга вторая
Жизнь взаймы
Эпоха викингов. Мир богов и мир людей в мифах северных германцев
Формы и содержание. О любви, о времени, о творческих людях. Проза, эссе, афоризмы
Доброключения и рассуждения Луция Катина (адаптирована под iPad)
Стон и шепот
Собаке – собачья жизнь