ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Белава задумалась. Дар Святомира являлся на свет, когда появлялась настоящая опасность. Два раза ее мир подвергался угрозе, и она помогла, выполни в свою задачу. Но неужто и чужому миру нужен этот дар? А почему бы и нет? Может, спасши здешних обитателей, она сможет вернуться домой? Вполне возможно. Озеро не открывает переход по желанию человека… Она лихорадочно заходила по светелке.

— Но мне одной против них не выстоять, — наконец, сказала чародейка. — Может по одиночке, но не вместе.

— Так мы поможем, — отозвался Радмир.

— У них должна быть своя рать, — Белава продолжила мерить шагами светелку. — Волх создал при помощи демона Зверей, чью силу я переняла после укуса. Благомил создал тварей, которые отравляли все живое. Люди не могут быть их поддержкой. Любое запуганное стадо может обернуться против своих пастухов, если его кто-то поведет за собой. Милава не бог, как не был им и Благомил. Всего лишь люди, которые возжелали власти. А демоны сегодня с тобой, а завтра бросят… Что-то здесь должно быть, что-то очень важное. Начнем с рати. Кто идет на битву за них?

— Сначала были люди, обычные, — задумался Радмир. — Потом с ними что-то произошло. Это звери, а не люди. Жестокие, безжалостные убийцы, подвластные любому велению Милавы.

— Значит нелюди. Надо узнать, — кивнула Белава. — Что ты знаешь о Вогарде. За что и как его заключили? Как удерживали? Как бы то ни было, но он ключ к силе и власти Милавы.

— Это верно, — улыбнулся Радмир. — Но я толком ничего не знаю. Он древний демон, и заключен в темницу был в древности. О нем вообще не говорили. Я даже не знаю, откуда Милава о нем узнала.

— Значит надо будет узнать. И что нам делать? — спросила она и сама же ответила, в очередной раз придя все к тому же выводу. — Нам надо к альвам. Они стражи мира. Знают очень многое, и мы должны узнать, что им известно. — Но об этом подумаем сообща после сна, — девушка вернулась на кровать. — Глаза закрываются.

— Спокойного сна, — улыбнулся Радмир.

— Не уходи, — она потянула его лечь рядом с собой. — Если уйдешь на пол, не лягу и тебе не дам.

— Белава! — возмутился Радмир, но подумал и лег на мягкую кровать.

Девушка пристроилась на его плечо и сладко зевнула. Мужчина прижал ее к себе, тяжело вздохнул, понимая, что снова делает то, на что его подталкивают, но тут же тихо усмехнулся. Против-то он совсем не был. Не было в этой девушке зла, он это чувствовал, а вот желание быть ближе к ней присутствовало. И пусть у нее где-то там есть свой такой же Радмир, но сейчас ее милая головка покоится на его плече.

— Пусть Великие Духи пошлют тебе доброго сна, ненаглядный мой, — прошептала она в полусне.

— И тебе, голубушка, и тебе, — тихо ответил мужчина и поцеловал ее шелковистые волосы.

Глава 13

Утро началось с хмурых взглядов пяти пар глаз. Белава сидела, краснея и пряча глаза. Вот ведь, и вины на ней никакой, а стыдно до ужаса. Радмир и Дарислав объясняли жильцам терема, что перед ними не та, на чью голову они ежедневно призывали сами страшные проклятья. Дарислав демонстрировал омолодившегося себя, и это вызывало смятения в упрямых взглядах дариславовой жены, двух его сыновей, брата хозяина терема и его молодой супруги. Они переводили глаза с мужчин на съежившуюся девушку и обратно.

— Уж больно похожа, — наконец сказала жена Дарислава.

— А откуда все знают, как Милава выглядит? — не выдержала чародейка, обуреваемая любопытством.

— Так она свои идолы наставила в Храминах, молиться на них велела. А изваяния как живые, — ответил сын хозяина.

— И все же похожа, — упрямо повторила женщина.

— Что ты заладила одно и тоже, Гостена? — не выдержал Дарислав.

— Так ведь далеко не уйдете, коль она лицо не спрячет, — начала пояснять женщина. — Либо змеюке доложат, либо прибьют. Людишки-то злые нонче.

— Это верно, — вздохнул Радмир.

— Мой морок здесь не работал, — вздохнула Белава. — Я бы изменила свой лик.

Все замолчали. Хозяйка и жена брата засуетились у печи, остальные молча сидели, понурив головы. На каждом углу объяснять не будешь, кто есть кто. Белава подумала было о переходе, чтобы сразу оказаться у альвов, но откинула эту идею. Слишком большой выплеск силы. Товарищи в дорогу нашлись быстро. Выехать с ней и бывшим царским витязем собирались Дарислав со старшим сыном и его брат. Младшего сына оставляли в тереме за старшего, чтобы была охрана двум женщинам. Так что идея с переходом отпала. Во-первых, чтобы открыть "дверь" нужно было личину сменить, во-вторых, удерживать проход открытым, пока пройдут пятеро людей с лошадьми, было очень нелегким испытанием в этом мире, где все работало не так, как она привыкла. Девушка явственно представила, как рухнет без чувств, когда "дверь" закроется, а повторять вчерашний опыт со сбором силы очень не хотелось. Уж больно болезненно это было.

— Может лицо ей закрыть? — предложил брат хозяина, Гарко.

— И как ты это себе представляешь, дядька? — хмыкнул старший сын Дарислава Катай.

— Да, смотреть будут пристально, — признал Гарко. — Еще хуже выйдет.

Белава встала из-за стола и направилась к двери.

— Куда ты? — крикнули ей.

— Хочу подумать и кое-что попробовать, — ответила она и вышла из терема.

За ней никто не пошел, чему девушка только обрадовалась. Разговоры и даже молчаливые свидетели ей могли только помешать. Она собиралась начать знакомство с силами этого мира. И знакомиться с ними надо быстро. К тому моменту, как их найдут, чародейка должна быть в силе. А то, что найдут, девушка не сомневалась. Она нашла уединенный уголок и села, положив руки на землю. Глаза Белавы закрылись, и она начала потихоньку формировать вокруг себя кокон, подбирая новые силы. Потом вгляделась в переплетение мерцающих потоков, извивающихся и складывающихся в замысловатые символы. Чародейка завороженно следила за игрой силы, потом потянулась и коснулась одного из символов. Прикосновение отозвалось легким уколом, но она не отпрянула, продолжая повторять затейливые изгибы. Постепенно смысл их стал более понятным, и Белава попробовала придать потокам более знакомое направление. Иномирная сила взбунтовалась, завихрившись и обдав чародейку ослепляющей вспышкой.

— Тише, тише, — прошептала она, усмиряя метущийся поток, и сила отозвалась, потянувшись к протянутой руке.

Пальчики девушки шевельнулись, и потоки послушно изогнулись, повторяя заданное движение. Б елава потянула на себя силу, и та признала чародейку своей, проникая в ее тело сквозь поры. Девушка прислушалась к своим ощущениям и улыбнулась, сила этого мира теплым ласковым потоком разошлась по венам. Чародейка попробовала простенькое заклинание, и оно сработало без сбоев.

— Велик ты дар Святомира! — благодарно улыбнулась она и позвала морок хозяина Затонухи.

Здесь была некоторая сложность. Чуждый ее миру морок когда-то был подстроен под него, но теперь надо было изменить его так, чтобы и этот мир принял его. И девушка вернулась на прежнее место, продолжая менять и перекраивать все, что когда-то так легко слушалось ее.

— Белава, — раздался знакомый голос, когда она уже почти закончил а.

Девушка приоткрыла глаза, не отпуская сероватые снежинки речного морока, и взглянула на звавшего его. Это был Радмир. Он искал глазами чародейку, но не замечал ее, сидящую в тени кустарника. Белава закончила с мороком и улыбнулась, глядя на встревоженного мужчину.

— Радмир, — негромко позвала она.

Он обернулся, заметил ее и направился в сторону девушк и. Чародейка подняла руку с суетливыми "снежинками" и подула на них. Надо было проверить, как она справилась. Мужчина сделал несколько шагов и вдруг замер, начав озираться. Лицо его исказилось в гримасе ужаса, и Белава запоздало подумала, что же морок может вытащить из недр сознания мужчины, который столько лет изводил себя чувством вины? Радмир закричал, протянул к кому-то невидимому руки и побежал. Чародейка ахнула, глядя, как он стремительно приближается к закрытым воротам. Девушка махнула рукой, и ворота с грохотом распахнулись, давая Радмиру возможность спокойно миновать их, потом кинулась следом, выплетая на ходу аркан из силы. Послала его уверенной рукой, оплела мужчину и потянула к себе.

16
{"b":"220155","o":1}