ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он будто взбесился. Пена выступила на губах, глаза бешено вращались. Когда чародейка обхватила его лицо руками, стремясь согнать морок, Радмир вцепился взглядом в ее лицо. Уже знакомая ненависть исказила его черты.

— Тварь, — взревел он. — Мерзкая тварь.

— Ой, лишеньки, — порывисто выдохнула Белава. — Погоди, миленький, я сейчас все уберу. Потерпи немного.

Но витязь ждать не собирался. Освобожденный от аркана, он схватил одной рукой ее за волосы, сильно оттянув назад. Вторая рука сжалась в кулак и стремительно врезалась в лицо. Девушка закричала, пытаясь вырваться. Радмир не отпускал. Он схватил ее за горло, и чародейка перестала действовать мирно.

— Замри, — прохрипела она, щелкнув пальцами.

Мужчина замер в той же позе, что и был, сжимая пальцы на ее горле. Она с усилием разжала их, отошла назад и, с хрипом, втянула в себя воздух. Из разбитых носа и губ текла кровь, смешиваясь со слезами. Девушка отчаянно злилась на себя. Ну, когда же она начнет сначала думать, а потом делать?! Она вернулась к застывшему мужчине, разогнала "снежинки", все еще вьющиеся вокруг него. Потом щелкнула пальцами, и он тяжело осел на землю, мотая головой. Чародейка развернулась и стремительно пошла прочь. Еще не хватало, чтобы за ее ошибку, Радмир начал корить себя. Сначала подлечит себя, потом уже и разговаривать будет.

— Белава, — крикнул он ей в спину, — Белава, подожди! Куда ты бежишь?

— После, — ответила она, не оборачиваясь.

Но он догнал ее, схватил за локоть, останавливая и разворачивая к себе. Девушка закрыла лицо руками и попятилась.

— Что с тобой? Что произошло? — тревожно спросил он. — Мне будто сон страшный снился.

— Отпусти меня. — глухо попросила она. — Сейчас отпусти. Я позже все объясню.

— Почему ты закрываешься? — не отставал он. — Откуда у тебя кровь на одежде? Белава?

Радмир с силой отвел руки от ее лица и ошарашено выдохнул.

— Кто это сделал? — поднял правую руку, изумленно разглядывая ее. — У меня такое ощущение, что я кого-то бил… Это был… я? Белава, это я тебя ударил?

— Отпусти меня, родненький, отпусти, миленький, — всхлипнула она. — Я подлечу себя и все расскажу.

— Я тебя ударил, — прошептал он, будто не слыша ее слов.

— Ты не виноват! — выкрикнула она, понимая, что начинается то, чего и опасалась. — Слышишь?

— Я тебя…

— Замри!

Белава тяжело вздохнула, прикрыла глаза и позвала силу жизни, врачуя свои раны. Кровь остановилась, разбитые губы перестали болеть, ранки затягивались, повреждения исчезали, на месте выбитого зуба появился новый. Теперь надо было смыть с лица, подсыхающую кровь. Минутное дело. Она зашептала, и в сложенных ладошках появилась вода. Теперь заменить грязную одежду… Опять спасло альвийское заклинание. Только теперь она могла одеться по своему желанию. Несколько мгновений, и запачканный кровью альвийский костюм сменился любимым зеленым кафтаном и такими же штанами. Закончив со своими делами, она обернулась к стоящему столбом Радмиру, который следил за ней напряженным взглядом. Белава подошла к нему.

— Сложно было дать мне немного времени? — спросила она. — Я тебя освобожу, но сначала скажу, что с тобой случилось. И после этого я не желаю слышать покаянных стонов. Ты виноват лишь в том, что не вовремя вышел из терема. Помнишь, я рассказывала о том, что в нашей реке Затонухе жил пришелец из другого мира, а я забрала себе его морок? Так вот, я как раз подчиняла его себе заново, когда ты пошел меня искать, и я испытала его на тебе. Прости, я очень виновата. Этот морок не внушает, он погружает человека в его тайные страхи. Ты не бил меня, ты был в своем видении, а я, опять не подумавши, сунулась тебе под руку, за то и получила. Как видишь, я снова целая и невредимая. Тебе не в чем себя винить, понимаешь?

Она щелкнула пальцами, и бывший царский витязь отмер. Он недоверчиво оглядел себя, пошевелился и посмотрел на нее.

— Ты предупреждай, когда что-то проверить хочешь, — сказал он. — Может я смогу тогда руками не размахивать. Сильно больно было? О чем спрашиваю, все лицо разбил…

Белава не стала ждать дальнейших нарастающих самобич еваний, она поступила так, как поступила бы со своим Радмиром. Дала затрещену сероглазому мужчине и поспешила быстрей исчезнуть, пока, открывший рот витязь, не опомнился.

— Белав а! — раздался ей вслед возмущенный вопль, и она припустила к распахнутым воротам, откуда за ними наблюдали встревоженные обитатели терема.

Радмир догнал ее уже в тереме. Девушка с невинным лицом сидела на лавке и наливала себе чай. Он открыл рот, желая что-то ей сказать, но махнул рукой и улыбнулся, глядя в совершенно честные зеленые глаза.

— Ну, вот и мы подрались, — усмехнулся он.

— С почином, — невозмутимо ответила она. — Чай будешь?

— Наливай.

Глава 14

Во дворце на Глубоком озере царила тишина, как на кладбище. Люди, обычно итак стремящиеся особо не попадаться на глаза, теперь и вовсе попрятались по разным углам, тихо перешептываясь.

— Совсем с ума сошла, змея.

— Стражу у дверей всю демон поганый погубил.

— Да и плевать, то не люди были.

— Все равно жалко.

— Но змеюка-то, прямо, бешеная была.

— Куда она делась-то?

— В покоях своих заперлась, рыдает.

— А демон?

— Умчался куда-то. Страшный он совсем сегодня.

— Ага, глазищи-то вовсе красные стали, клыки вырастил.

— У него крылья появились. Видел, как полетел он.

— Ой, что же это, люди добрые делается? Итак худо жили, а теперь и вовсе хоть помирай.

— А все из-за девки этой, что на нашу змею похожа.

— Да ну!

— Ну, да! Говорят, она демону по роже дала, на хвост нашей ведьме плюнула, опосля лебедью белой обернулась, подхватила витязя Радмира, что в темнице томился, и улетела в страны далекие.

— Надо же, а я думала, она такая же, как наша гадина.

— Да откуда знаешь-то?

— Мне Владух сказывал, а он аккурат под дверями покоев змеюки был, когда они с демоном ругались.

— Владух соврет, недорого возьмет.

— Вот и не скажи, я тоже слышал, как демон орал, что найдет ее.

— И Радмир пропал, точно знаю.

— Неужто все изменится?!

— Да услышат Великие Боги наши молитвы.

— Аминь…

Ночь уже вступала в свои права, когда над мостом через озеро послышался шорох. Очень высокая полуобнаженная фигура приземлилась на мост и сложила широкие крылья, которые делали похожей ее на летучую мышь. Крылья плащом охватили широкие плечи, касаясь концами голенища высоких сапог. Свет от факелов упал на уставшее лицо с черными глазами. Золотистые черточки зрачков были чуть расширены. Демон оперся рукой на стену и тяжело вздохнул.

Стражники попятились от него, вспоминая расправу взбешенного Вогарда над их товарищами. Но тот не обратил внимания на двух крепышей, опасливо отступивших в тень. Демон вошел во дворец и исчез в столбе света, перенесшего его в покои, которые демон сам определил себе. В те, в которые он планировал поселить зеленоглазую девицу. Он не спеша прошел в опочивальню, в которой вчера так ничего и не произошло, и замер, глядя на зеленоглазую девушку, стоящую подле кровати.

— Ты вернулась, — прошептал он. — Я везде искал тебя.

— Вернулась, — тихо ответила девушка и потупила глаза.

Демон подошел к ней, приподнял, прижимая к себе и уткнулся в макушку. Руки девушки сошлись на его шее, пальчики зарылись в волосы, и она облегченно вздохнула.

— Не могла забыть тебя, — тихо сказала она.

— Я тебя никуда не отпущу, — так же тихо ответил демон, потянул носом и замер.

Потом гневно отстранил девушку, в глазах его вновь вспыхнуло пламя, и он с силой оттолкнул ту, что сжимал в объятьях.

— Милава, — зарычал он. — Как ты посмела?

— Ты же на ее зеленые глаза повелся, да? — выкрикнула божественная, быстро поднимаясь с пола. — Я изменила себе цвет глаз, что тебе еще надо?

— Ты не она, — зашипел Вогард. — В тебе нет того, что есть в ней!

17
{"b":"220155","o":1}