ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Давно не виделись? — подал голос, молчавший до этого Радмир.

— Последний раз четыре года назад встречались. — ответила девушка. — Он тогда в Белый Град приезжал и меня проведал. Спрашивал, как мне на царской службе, потом ругал, — она улыбнулась воспоминаниям.

— За что ругал-то? — спросил любопытный Катай.

— За глупость мою ругал, что сотворила то, о чем жалею. — она замолчала, вспоминая Дарея, отчитывающего ее: " Не голова у тебя, а ветряная мельница! Выпороть тебя все-таки надо было, глядишь, поумнела бы враз! Но хоть службой-то довольна, горе ты мое? Не обижают? Ты пиши, если что, я всегда помогу".

— А что сотворила? — не отставал Катай.

— Что сотворила, того уже не изменишь. Вот вернусь и все исправлю. Все силы на это положу, но не отступлюсь.

— А надо ли? — спросил Радмир. — Когда здесь само все в руки идет?

— Надо, — Белава посмотрела ему в глаза, и витязь усмехнулся, отворачиваясь.

— О чем вы? — теперь стало любопытно и Гарко, который сообразил, что эти двое что-то скрывают, но ответа не получил.

— Давайте-ка, передохнем и поедим, — предложил Дарислав.

Предложение нашли разумным и прервали разговор, спешиваясь. Чародейка вздохнула с облегчением и сменила защиту, которая не сосала из нее силы так быстро. Она привычно уже выдохнула огонь и разместила его на каменном полу. К этому уже все привыкли, это поначалу охали, да старались держаться подальше от странной чародейки, так легко управляющей пламенем. Теперь же они просто не замечали, когда она выдыхала огонь, а когда забирала обратно. Ее костер горел без всяких дров.

Путники разделились. Белава и Катай готовили, Гарко и Дарислав занялись лошадьми. Радмир в этот раз остался в стороне, вглядываясь в темноту.

— Там кто-то есть, — сказал он. — Прячется за выступом. Вроде человек.

Белава подошла к нему и вгляделась в указанном направлении. Сначала она никого не увидела. Глаза витязя оказались зорче всех, так же как и слух, должно быть сказывалась альвийская кровь.

— Видишь, нога босая у самого края выступа торчит, — шепнул он.

— Вроде вижу, — так же шепотом ответила Белава. — А вроде и нет.

— Ну всмотрись, голубушка, — снова шепнул мужчина. — Так хорошо видно.

— Эй, кто там? — позвала чародейка, устав насиловать свои глаза.

Радмир замер, изумленно глядя на нее, мужчины за спиной повернулись в их сторону. Девушка решила потом подумать, стоит ли кричать не пойми кому под землей в темноте, или лучше сначала разглядеть, чья же все-таки нога торчит за каменным выступом.

— А ну выходи, — она уперла руки в бока. — А не то шаром огненным шибану.

Тень метнулась в сторону, и девушка захватила неизвестного в невидимую петлю, подтягивая к себе. Неизвестный барахтался и ругался, но вывернуться не мог. Он что-то волочил за собой, металлически позвякивающее по камням. Белава вышла за контуры защитного круга, и Радмир последовал за ней. Когда девушка подтянула к своим ногам их преследователя, а то, что это он никто не сомневался, неизвестный оказался практически карликом.

— Справились, длиннюги, — ругался он. — Думаете, большие, так и издеваться можете?

— Кто ты, чудной? — с любопытством спросила чародейка. — Чего ругаешься?

— И следил за нами зачем? — внес свою лепту витязь.

— Еда что ли? — карлик втянул носом.

— Еда-еда.

— Ничего не скажу, пока не накормите. — малыш шмыгнул носом и поднялся на ноги.

В полный рост он едва доставал Белаве до локтя, но вид имел боевой, угрожающе сжимая в руках кирку. Это ее тащил за собой карлик, ударяя о камни.

— Ты назовись сначала, — подал голос Катай. — А потом уж и жрать напрашивайся.

— Много вас таких едаков, — проворчал Гарко, а Дарислав ничего не сказал, приглядываясь к незваному гостю.

— Еще чего, — снова шмыгнул карлик. — Сами не назвались, а от меня имя требуете. А тебе, пузан, — тыкнул он в богатыря Гарко, — самому бы поменьше жрать. Небось, втихоря лопаешь, когда другие отвернуться, вон брюхо какое отрастил.

— Что? — взревел Гарко, и карлик поудобней перехватил свою кирку.

— Тихо, — остановил его Дарислав и обратился к человечку. — Так ведь, мил человек, не мы за тобой, а ты за нами уже столько времени следишь. Любопытно нам, что за нужда у тебя такая?

Сообразив, что прямо сейчас его бить не будут, карлик приосанился и обвел всех своими маленькими колючими глазами. Белаве человечек нравился, объяснить не могла чем, но вызывал добродушную улыбку.

— Меня Белавой кличут, — присела она перед карликом. — Теперь назовешься?

— Быстроногом зови, — подумав, ответил он и степенно кивнул. — Я тут в шахтах работал.

— Проходи ко огоньку, — девушка взяла человечка за руку, и они спокойно прошли защитный контур.

— Зачем ведешь оглоеда? — недовольно запыхтел обиженный Гарко.

— От тебя, жирдяй, не убудет, — ответил человечек и плюхнулся поближе к котелку.

За ними подошел Радмир, пряча улыбку, он дал человечку ложку, и Гарко окончательно насупился. Дарислав постучал брата по плечу, но улыбку спрятал так же, как и витязь. А вот Катай, следуя своей любознательной природе, уселся напротив человечка и с интересом его рассматривал. Карлик жадно накинулся на еду, обжигаясь и покрякивая. Он зачерпнул раз, другой, а потом не выдержал.

— Чего, кучерявый, уставился? Дыру протрешь! Дай степенному гному насытить честное брюхо, пять дней не жрал. Отвернись, говорю, лупоглазый.

— Что за зверь такой- гном? — спросил Катай, но отворачиваться и не подумал.

— Сам ты зверь, длиннюга! — оскорбился гном. — Я сын почтенного народа золотодобытчиков. Мы, гномы, под землей первые мастера.

— А как же темные альвы? — не унимался вовсе не обидевшийся Катай.

— Кто?! Эти выскочки? Да что они понимают в горном деле? — возмутился Быстроног. — Долбят по чем зря, ни толку, ни проку. Зачем вот этот тоннель прорубили? Только породу испортили, тьфу!

— Ну, не скажи, почтенный Быстроног, — вмешался Радмир. — Альвы известные мастера. Такую красоту делают.

— Ты бы помолчал, кусок альва, — фыркнул гном, витязь решил на него не обижаться. — Думаешь, не видал я кто ты? Да и кто мог меня еще углядеть в темноте? Эта бы в жизнь не рассмотрела, — он тыкнул ложкой в Белаву, — а туда же, давай на почтенного гнома веревки свои колдовские накидывать. Никакого уважения.

— Ты-то больно уважительный, — подбоченилась чародейка. — Тебя пригласили, к огню усадили, кормят, а ты еще и обзываешь всех.

— Тебя-то не обозвал, да вон того бородатого, который зыркает, да молчит. — гном повернулся к Дариславу. — А за жирдяем и правда приглядывайте, не доверяю я ему.

— Я его сейчас прихлопну, — не выдержал Гарко. — Мелочь босоногая!

— Сапоги потерял, вот и босоногий. А коль будешь ручищами махать, я тебя киркой промеж глаз отоварю, — и, показывая серьезность своих намерений, гном вскочил и схватился за кирку.

— Допрыгни сначала, — загоготал Гарко и наклонился к человечку, протягивая руку.

Гном подпрыгнул, и Гарко еле успел отшатнуться от просвистевшей рядом кирки.

— Допрыгну, — пообещал Быстроног и снова взял ложку.

Дарислав поглядел на опешившего брата, потом на гнома, вернувшегося к котелку, и решил, что пора бы уже всем рот едой занять.

— Давайте и мы поедим, — сказал он, берясь за ложку. — А как ты один здесь оказался? — спросил он гнома, когда все занялись едой.

— Дай пожрать, имей совесть, бородатый. — возмутился Быстроног.

— Твоя правда, — согласился Дарислав.

И вскоре тишину тоннеля нарушал только мерный стук ложек и громкое чавканье их нового знакомца.

Глава 20

Ждать насыщения гнома пришлось долго. После похлебки он потребовал еще еды. Гарко уперся, не желая отдавать человечку хоть что-то из оставшихся припасов. Они снова чуть не подрались, но гном опять нашел поддержку в лице чародейки, которая щелкнула пальцами, и седельная сума оказалась у нее в руках. Девушка отрезала кусок вяленого мяса и вручила Быстроногу. Тот издевательски помахал отвоеванным куском перед взбешенным Гарко. Белава миролюбиво улыбнулась, но богатырь не поддался, демонстративно отвернувшись от нее.

24
{"b":"220155","o":1}