ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это точно, — Гурди важно выпятил грудь.

Витязь как в воду глядел. В конце этого перехода они вновь вышли к развилке, очень похожей на ту, что была вначале пути. Белава послала искателей, но пока она ждала ответ, Гурди пошел осматривать проходы. Он попросил подсветить ему, и девушка отправила к гному пару огненных шаров. Их новый знакомый прощупывал кладку стены, принюхивался, присматривался, делал небольшие подкопы, прислушивался и, наконец, уверенно указал на правый проход. Вскоре после этого вернулись искатели, слева оказался тупик. Девушка решила промолчать, что она тоже увидела верный путь, чтобы дать Гурди еще поважничать. Гном явно чувствовал радость от того, что стал полезным своим новым знакомым.

— Тянет свежим воздухом, — сказал гном. — Скоро выход.

— Точно, легче дышать стало, — подтвердил Катай.

— Тогда на выход? — Гарко с надеждой посмотрел на своих товарищей.

Останавливаться еще раз на ночевку никому не хотелось, раз впереди был белый свет. Решили идти до упора. Путники повеселели, опять начали оживленно разговаривать.

— Если удачно выйдем, — сказал Радмир. — Покажу проход в горах, которым легко и быстро выйдем в Зеркальную Долину.

— Интересно, где вообще выйдем, — улыбнулась Белава. — Леший очень мало знал о подземном ходе, мы шли совсем иначе, чем он говорил.

— Отчего же иначе, — не согласился Дарислав. — Если не брать усыпальницу Артера, то так и шли по прямому ходу, никуда не сворачивая.

— Вот бы сразу у альвов выйти, — помечтал Катай.

— Точно, — поддержал его Гарко.

— А еще сапоги бы найти и выпить кружечку доброго пива, — присоединился к ним в мечтах Гурди.

— К солнышку бы скорей, — сказала Белава, и Радмир, ехавший рядом с ней, ласково пожал ее руку.

— Скоро уже, голубушка. Совсем скоро, — улыбнулся он и перевел взгляд на дорогу.

Глава 21

Свет заходящего солнца больно ударил по глазам, и люди прикрылись руками. Они вдыхали полной грудью запахи большого мира и улыбались. Наконец, глаза привыкли к неяркому свету уходящего дня, и они начали оглядываться. Они опять стояли в лесу, и в какую сторону идти было непонятно. Решили идти пока прямо. Белава отправила очередных искателей, на всякий случай.

— Странно, — произнес Катай. — Почему темные не сделали ход от гор, а ушли в лес?

Ответа ни у кого не было. Но с Катаем согласились, нелогично это было. Вроде от Великих гор было бы удобней. Но у альвов всегда свои странные мотивы. Раз так сделали, значит так и надо. Настроение было у всех замечательное, однако, усталость сказывалась, и надо было искать место для ночлега. Путники облюбовали маленькую опушку и теперь устраивались на ней. Белава поставила защитный круг. В его надежность уже верили безоговорочно, потому спать завалились все разом, и вскоре опушка огласилась могучим храпом… маленького гнома, даже Гарко уступал Гурди в силе легких.

Белава проснулась среди ночи от того, что на нее кто-то смотрит. Она огляделась, но никого не заметила. Девушка встала, прошлась в границах защитного круга, пытаясь понять откуда идет этот взгляд. В который раз пожалела чародейка, что змейка осталась в ее родном мире, так уже привычно было определять опасность по ее шипению. Она немного подумала и покинула защитный круг, не спеша направляясь туда, откуда ей чудился взгляд. Возле кустов орешника она обернулась, мужчины спали. Девушка не спешила входить в кусты, она отвела их в сторону, вглядываясь в ночную темноту леса.

— Кто здесь, отзовись, — позвала Белава.

— Это я, — послышался негромкий девичий голосок.

— Кто я?

— Милуша, — снова ответил голосок. — Заблудилась я, страшно.

— А почему не выходишь, видишь же нас, — продолжала допрос чародейка.

— Мужиков у тебя больно много, боязно. — призналась Милуша.

— Далеко ль живешь отсюда?

— Да ты подойди ко мне, что мы через кусты разговариваем? — предложила невидимая девушка.

— Так ты ко мне выходи, — не согласилась Белава.

— Боязно, — упрямо повторила Милуша. — Вона мужики какие грозные, да с мечами. А тут они меня не приметят. Мне страшно здеся-а-а, — завыла она вдруг. — Лес, ночь, волки рыщут. А я одна бедная, натерпелася-а-а, настрадалася-а-а! Тебя увидела, думала, вот хорошо-то как, а ты ко мне даже подойти не хочешь.

— Ладно-ладно, не плачь. Сейчас чего-нибудь тебе поесть возьму, голодная, небось.

Белава вернулась в защитный круг, выудила из сумы сухарей и пошла назад. Милуша была там, она решилась немного приблизиться, но из кустов не выходила, однако, и чародейка не спешила подходить к ней, чай, не желторотая, чем легкомыслие заканчивается, зна ет. Девушка протянула сухари невидимой собеседнице, и та неуверенно потянулась за ними. Белава внимательно вгляделась в показавшуюся ладошку. Рука принадлежала действительно юной девушке, как и голос. Девка на выданье, только созрела, определила ее возраст чародейка.

— Как же тебя, горемычная, угораздило заблудиться? — поинтересовалась Белава.

— По ягодки пошла, — всхлипнула Милуша. — увлеклася и заплутала. Аукала, аукала, да видно Леший позабавился, аль Аука какой, теперь не знаю, куда идтить, — и она снова заплакала.

— Да ты выходи, сердешная, не бойся, — Белаве было жалко девушку.

— Боязно, — упрямо повторила та. — Там а мужики здоровые. Лучше ты ко мне.

— Глупая, не обидит тебя никто, выходи.

— Не-ет, — Милуша сделала новый заход на страдания с причитаниями. — Бедныя я несчастныя, да как же быть-то мне теперича-а? Сгину во цвете ле-ет. А и жисть моя непутевая-а-а.

— Не плачь, подойду к тебе, усокойся, — Белава совсем расчувствовалась и шагнула в темноту леса.

Милуша обнаружилась у дерева, успев отойти от кустов. Она спряталась за ствол, высунув оттуда только голову с распущенными волосами. Это насторожила чародейку. Чтоб девка, да простоволосая? Она позвала свою новую знакомую, но та опять заупрямилась, теперь опасаясь самой Белавы. Милуша потребовала показать руки, что ничего в них нет. Чародейка пожала плечами и протянула руки, развернув их ладонями вверх.

— Меня-то что боишься? — удивилась она.

— Да мало ли, все ж одна, да среди мужиков, а вдруг вы разбойники, и ты меня связать хочешь и к мужиками своим отволочь, — выдала Милуша.

— Так нет же ничего, сама посмотрела.

— А ты теперича спиной повернись, вдруг там припрятала, — не сдавалась девка.

— Странная ты какая-то, — Белава опять пожала плечами и повернулась спиной к Милуше. — Ну, что видишь?

— Подругу новую, — весело воскликнула девка, и чародейка услышала шелест травы под быстрыми шагами.

Она только хотела обернуться, как ледяная рука обхватила ее сзади за горло, а вторая уцепилась за оба запястья мертвой хваткой. Девушка вскрикнула, попыталась освободиться, но капкан холодных рук был слишком крепок. Ее потянули куда-то, только смех теперь был старушечий. Это что-то напомнило чародейке, но мысль моментально унеслась прочь.

— Помогите, — просипела Белава. — Помогите!

"У тебя не голова, а ветряная мельница", — будто крикнул ей в ухо Дарей. "Белава, как можно быть такой беспечной?" "Когда же ты повзрослеешь, лебедушка?" — теперь в мутнеющем сознании чародейки возник ее Радмир, и она всхлипнула.

— Радушко, любый мой, помоги, — прошептала она прежде, чем сознание совсем покинуло девушку. Напоследок она услышала стремительные шаги и свист рассекаемого воздуха.

— Я здесь, родная, — ответил любимый голос. — Я здесь. Дыши, Белавушка.

Она с хрипом втянула воздух, спеша насытиться им. Сильные руки крепко сжимали ее, и губы покрывали нежными поцелуями девичье лицо. Он был рядом, он услышал, он спас… Белава обвила шею мужчины руками и расплакалась, уткнувшись в грудь. Он успокаивал ее, гладил по волосам, шептал что-то, но слов она не разбирала, наслаждаясь родным теплом его тела. И только одна мысль в голове: "Пусть это будет он, пусть это будет он. Пусть все окажется страшным сном, а он рядом". Ее подняли на руки и понесли. Белава закрыла глаза, не желая видеть, что вокруг них. Через некоторое время сквозь сомкнутые веки пробился свет костра. "Сейчас я открою глаза, а там мастер. Он поругает меня, пообещает выпороть, а Радмир пожалеет. А я расскажу им свой странный сон. И все будет хорошо", — подумала она, когда почувствовала, что ее опускают на землю. Белава открыла глаза и встретилась с внимательным взглядом серых глаз и ласковой улыбкой.

26
{"b":"220155","o":1}