ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Забирай, Пламенеющая, сегодня ты выиграла, — крикнул он.

Он взмахнул крыльями, взмывая вверх, и его твари растворились в воздухе. Демоница проследила за тем, как исчезает демон, потом прикрыла глаза, и полусфера взорвалась, открыв ей и ее товарищам лес и озеро. На них тут же обрушилась вечерняя прохлада, песня сверчков и сумрак уходящего дня. Демоница подошла к Руалару.

— Она не сможет открыть с тобой переход, — сказала она. — Бери другого… Повелитель. — последние слово демоница проговорила так, будто выплюнула, древний альв усмехнулся.

— Мы тебя раздражаем, кровь демонов, — сказал он.

— Это не имеет значения, не я здесь главная, — ответила демоница, затем приблизилась к Радмиру, к которому жалась альвийка. — Она сейчас вернется, приготовься.

— К чему? — спросила Саэфель.

Контуры демоницы расплылись, и на руки витязя упала чародейка. Он заботливо уложил девушку на траву.

— Я не обессилена, — улыбнулась Белава. — Просто немного устала. Я сейчас.

— Не надо, Анариэль, — подошел к ним Руалар. — Мы справимся без тебя, ты сегодня итак хорошо потрудилась. Мы откроем переход, а Радмир отнесет тебя.

— Я сама могу идти, — недовольно ответила чародейка. — Где Гурди?

— Да здесь я, — проворчал гном. — Что со мной сделается?

— Кому нужна помощь? — снова спросила девушка и оглядела.

Ранения были, но сильней всех пострадал Халиат, у него был разорван бок, и на груди зияла большая рана. Белава встала и направилась к нему.

— Белава, — окрикнул ее Радмир.

— Анариэль, — Ниахар встал перед ней. — Халиат был храбрым воином, но пришло его время.

— Вы когда-нибудь видели чародея жизненной силы? — улыбнулась она и тут же сама себе ответила. — Да откуда, таких в этом мире отродясь не было. Тогда просто смотрите.

Белава обошла Ниахара, присела к Халиату и простерла над ним руки, призывая силу жизни. Альвы видели, как с кончиков ее пальцев сорвалась настоящая радуга, так свечение силового потока было похоже на небесную дугу. Сила окутала тело умирающего альва, заструилась в раны, заполняя их и врачуя. Постепенно раны начали затягиваться и вскоре от них не осталось и следа. Халиат вздохнул и открыл глаза. Его взгляд остановился на чародейке.

— Спасибо, — прошептал он и взял ее за руку.

Девушка почувствовала, что он добровольно делиться своей силой, помогая ослабленной чародейке прийти в себя.

— А совсем мертвых оживлять можешь? — деловито поинтересовался Гурди.

— Смотря сколько они мертвы, — улыбнулась Белава. — Вскоре после смерти могу, а через день уже не получится.

— Мы могли бы с тобой на этом хорошо заработать, — прищурился гном, и маленький отряд развеселился.

Тиамар и Нуавель подвели к ним юных альвов. Белава посмотрела на них и ей захотелось заплакать.

— Я попробую им помочь, — сказала она.

— Но сначала вернемся, — остановил ее Руалар прежде, чем девушка успела что-то сделать.

Глава 35

Белава сидела в беседке, увитой неизвестными ей цветами, той самой, в которой три дня назад так весело разговаривали Радмир и Саэфель. Она была в одиночестве, все были заняты, и девушка даже радовалась этому. Гарко, Дарислав, Катай и Радмир отправились созывать ратников. С ними отправились несколько альвов. Злыдней на дорогах стало значительно меньше, их призвала Милава, собирая свое войско. Вестники разлетались во все концы покоренного мира. Альвы из Зеркального Града готовились к битве. У завтрашнему утру должны были явиться темные альвы, принявшие зов пресветлых. Гном деловито кружил вокруг новых знакомых. Его грубость уже воспринимали спокойно, улыбаясь незаметно от гордого человечка. Юные альвы быстро шли на поправку. До возвращения им сил было еще долго, но выглядели они значительно лучше. Здесь даже особо помощь чародейки не потребовалось, магия альвов делала свое дело. Так что сейчас ей особо нечем было заняться. И девушка откровенно скучала.

Саэфель немного сторонилась Белаву. Причину этому чародейка поняла, когда Радмир уезжал. Он долго сидел подле Белавы, не зная, что сказать. Точней, витязь знал, но не решался. Про поцелуй демоницы и Вогарда девушка ничего не знала. Поэтому ревновать не было смысла. О его любви слушать не желала, начиная грустить и, наконец, плакать, жалея его. Жалости мужчина не хотел, отпускать ее тоже. Они так и просидели вечер перед его отъездом молча, лишь иногда перекидываясь редкими фразами. А когда Радмир собрался отойти от чародейки, недалеко обнаружилась Саэфель, на красивом личике которой слишком явно пролегли дорожки от слез. И тогда Белава поняла, что мучает альвийку, поняла и улыбнулась, разом успокоившись за этого Радмира.

— Посмотри на Саэфель, — шепнула она витязю. — Разве она не красавица?

— Пресветлые не бывают иными, — пожал плечами Радмир, рассердив Белаву.

— Ты ей нравишься, — сказала она.

— Мне никто кроме тебя не нужен, — упрямо ответил мужчина, и девушке захотелось его задушить.

— Какой же ты упрямый, Раду шко, — в сердцах воскликнула она. — Разве часто пресветлые смотрят на людей так, как она на тебя? Неужели не видишь?

— Вижу, — вдруг признался он. — Но мне-то что делать, коли в душе только ты?

— Неужто совсем тебе прекрасная Саэфель не навится?

— Как может не нравится прекрасная альвийка, — снова пожал плечами витязь. — Но люба-то мне ты.

— Я ведь уйду, Радмир, меня в этом мире не оставят, зачем себя мучаешь? Зачем душеньку истязаешь? Вон оно твое счастье, — Белава улыбнулась и погладила витязя по плечу.

— А недавно ты другое говорила. — он упрямо поджал губы, и чародейка еле удержалась, чтобы не превратить его в пень.

— У-у, нечисть, — выругалась она. — Время всех расставит как надо, — вдруг улыбнулась она, поцеловала Радмира в щеку и, прежде чем он успел обнять ее, скользнула в сторону, открыла переход и исчезла, оставляя витязя наедине с альвийкой.

О чем там они говорили, так и осталось для девушки тайной, только утром Белава попрощалась с витязями во дворце, провожать пошла, а Саэфель проводила и потом избегала Белаву. Руалар качал головой, но тоже не влезал. Сами разберутся, решили чародейка и древний альв.

— Грустишь, Анариэль? — Руалар неожиданно появился за спиной девушки.

— Скучно, — призналась она.

— Чем же развеселить тебя? — улыбнулся Повелитель.

— Хочу к озеру опять сходить, — решила Белава. — Откроешь мне переход?

— Одна хочешь? — альву ее затея не понравилась.

— Я окрепла, совсем как у себя, — ответила чародейка. — А коль опасность, так я обратно вернусь сразу.

— Там сейчас злыдней множество.

— Они не вокруг озера, не заметят, — улыбнулась девушка. — Открой, будь добр.

Альв вздохнул, но спорить не стал.

— А как назад вернешься? — спросил он. — Вокруг Долины водопадов защита стоит.

— Я по твоему пути и вернусь, — подмигнула Белава и вышла через проход, открытый Руаларом.

Чародейка вышла в том же месте, где была и в прошлый раз. Она выглянула из-за ивы, на озере было тихо. Девушка поставила защитный круг и села на траву, ненадолго подставив лицо легкому ветерку. Хорошо… Было бы, если бы так она сидела в родном Семиречье. Чародейка вздохнула и создала проход, направляя в него мысли, облеченные силой.

— Здравствуй, хранитель, — позвала Белава. Ответ пришел не сразу.

— Чего тебе? — ворчливо спросил голос.

— Поговорить хотела, — не обиделась она.

— Что узнать хочешь? — деловито поинтересовался голос.

— Я вот тут подумала, коли ты стержень, что миры держит, и только через тебя пройти в другой мир можно, то почему я врата для демона в земле видела?

— Потому что они свои проходы делают, — недовольно ответил хранитель. — Демоны самые неугомонные. Все им силы мало, чужой ищут.

— А души зачем берут?

— Силу жизни они берут, — пояснил голос. — Еще власти хотят, как Вогарт. Более слабыми легко управлять. Только этому демону уже и власть его не в сласть. Скучно ему тут.

43
{"b":"220155","o":1}