ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так может его просто домой отправить? Или в другой мир демонский?

— В другой нельзя, а вот в свой можно. Только он сам не пойдет, помнят его еще там. — вздохнул хранитель.

— А что натворил-то? — полюбопытствовала чародейка.

— Долго рассказывать, а мне некогда, — заворчал голос. — Еще что хотела?

— А странника моего покажешь?

— Я так и знал! — победно провозгласил голос и сразу рявкнул. — Нет! Сначала покажи, потом вестник передай, потом ответ принеси. Нет и весь сказ.

— Ты чего вредный такой? — возмутилась Белава.

— А ты побудь на моем месте, — ворчал хранитель. — Вас у меня вон сколько, и в каждом мире от меня что-то надо. То буренок несчастных в меня скидывают, жертву приносят, а я их в другой отправляю. Одни радуются, как дети, что жертва принята, вторые, что свещенное озеро их кормит. То засыпать меня пытаются, то в другой мир пролезть хотят. И что в своем не сидится. То силу во мне особую ищут, ты вот со своим странником.

— А Благомилу ты зачем силу дал? Вон он чего чуть не наворотил, в боги подался, чародеев жизни сгубил, когда еще новые народятся, — обличила Белава хранителя, вспоминая о последнем своем большом приключении.

— Я его дурака пожалел, замучил он меня нырявши. — начал вдруг оправдываться голос. — и чего пристала? У всех ошибки бывают. Вон вас сколько, а я один! Прощевай, некогда мне тут с тобой лясы точить, дел по горло.

— Погоди! — воскликнула Белава, но хранитель уже сбежал. — Вот же нечисть водяная, — погрозила кулаком озеру чародейка.

Девушка откинулась назад, растягиваясь в приятной тени. Как странно все и непонятно, думала она. И кто вообще создал их миры и хранителя? Кто дал им силу? Кто сделал жителей миров разными? Э-эх… И хранитель, наверное, не расскажет, а так интересно. Белава открыла глаза и порывисто села. Вдруг что-то изменилось. Она будто кожей почувствовала, что защитный круг лопнул. Белава вскочила, резко обернулась и оказалась в горячих руках демона.

— Ой, лишеньки, — выдохнула чародейка, лихорадочно раздумывая, что делать.

— Не зови ее, — тихо попросил Вогард, будто понял, что девушка подумала о демонице. — Здравствуй, чародейка.

— Чтоб ты провалился, — проворчала Белава, и демон весело засмеялся.

— Поговорим? — спросил он.

— О чем нам с тобой разговаривать? — нехотя полюбопытствовала девушка.

— Колючка ты, Белава, — улыбнулся демон. — Что захочешь, то и расскажу.

— Значит, поговорить хочешь, а не о чем? — прищурилась она.

— Забавная ты, чародейка. — демон подхватил девушку на руки, вызвав ее возмущение.

— А ну поставь меня, нечисть крылатая! У-у, упырь болотный, чтоб тебя перекорежило!

Вогарт снова весело рассмеялся. Он взмахнул крыльями взлетел.

— Ой, ты ж лихо, — взвизгнула Белава и вцепилась в шею Вогарда двумя руками.

— Не кричи, — он тепло улыбнулся. — Просто полетаем. Хочешь мир сверху посмотреть? Это красиво.

— Не хочу, — рявкнула она и зажмурилась, но вскоре открыла глаза и с любопытством посмотрела вниз. — И правда, красиво, — прошептала Белава, устраиваясь поудобней на руках демона.

Вогард глядел на нее и первый раз чувствовал за долгие тысячилетия, что значит быть по настоящему счастливым.

Глава 36

Белава совсем перестала бояться, с любопытством разглядывая землю внизу, превратившуюся в лоскутное одеяло.

— Пониже, — скомандовала она, и Вогард послушно полетел ниже.

— Не устала? — заботливо спросил он.

— Не-а, — замотала головой чародейка. — Может у тебя ручонки-то уже отсыхают.

Демон кувыркнулся в воздухе и захохотал, услышав, как она завизжала и снова крепко вцепилась в его шею.

— Ах, ты олень старокопытный. — заругалась Белава, — озверел совсем, чуть сердце из груди не выскочило.

— Белава, — воскликнул Вогард, прижимая ее к себе так сильно, что получил новую порцию ругани.

— Ты что это творишь, малахольный, решил все косточки пересчитать? Аль убить хочешь, так надо на земле это было делать. Как дам промеж глазюк бесстыжих! — перешла чародейка к угрозам, — приведя демона в совершеннейший восторг.

— Смотри, вот дом твоего гнома, — сказал Вогард через некоторое время, указывая на могучую гору, вершина которой оказалась покрыта снежной шапкой.

— Красивая какая, — восхитилась девушка.

— Ты красивая, — улыбнулся демон. — Моя чародейка.

— Ты роток-то на чужое прикрой, — отрезала она, и демон усмехнулся.

Он сделал еще один круг над горой и плавно опустился на каменистый склон. Белава размяла затекшие ноги и руки, думая, сколько отсюда до альвов, выходило многовато. Демон присел и наблюдал за ней, потом протянул за руку, хотел поймать, но девушка увернулась с подозрением глядя на него.

— Ты зачем меня сюда притащил, — спросила она.

— Ты что-то обо мне узнать хотела, — ответил он. — Я могу сам рассказать все, что захочешь.

— Зачем вообще летать потащил? — Белава присела недалеко от него.

— Хотел, чтобы ты увидела, что я не такой уж и страшный, — улыбнулся демон. — Тебе понравилось?

— Понравилось, — нехотя ответила она. — Летать мне еще не доводилось.

Ветер тут задувал, и чародейка зябко обхватила плечи. Вогард сделал едва уловимое движение, и она оказалась у него на коленях. Крылья демона заботливо обхватили ее, закрывая от очередного порыва ветра. Белава скинула их и независимо посмотрела на демона.

— Замерзнешь, — сказал он.

— Обойдусь без твоей заботы, — отрезала чародейка, но вскоре сама потянула крылья Вогарда, и тот с тихим смехом снова укрыл ее.

— Ты легко не сдаешься? — спросил он, с интересом глядя на девушку.

Она фыркнула и отвернулась, чувствуя себя неловко от близости врага, от которого вдруг перестало веять опасностью. И вообще ее очень смущало то, что происходило, и она старалась изо всех сил это не показать. Руки демона покоились на ее талии, и от них было тепло и даже уютно. Это ей тоже совсем не нравилось.

— Спрашивай, — сказал демон, стараясь отвлечься от своих желаний. Рано, еще рано, уговаривал он себя, боясь спугнуть девушку.

Она задумалась.

— Как тебя убить можно? — спросила Белава и невинно посмотрела на него.

— А ты меня убить хочешь? — полюбопытствовал Вогард.

— Ты сказал, что на любой вопрос ответишь, — она укоризненно покачала головой. — А сам вместо ответа спрашиваешь.

— Никак, — усмехнулся он, расстраивая чародейку. — Совсем никак.

— Ты бессмертный что ли? А как же те раны, что были у тебя, когда ты в этот мир попал?

— Смертный, — не стал врать Вогард. — Но не в этом мире. Здесь нет силы, способной убить меня. Твоим друзьям это не под силу. И тебе тоже. И демонице твоей тоже.

— А как же альвы смогли пленить тебя два раза?

— Я сам сдался, — улыбнулся демон. — Посражался для вида и сдался.

— Зачем? — оторопела чародейка. — Кто же сам в полон идет?

— Я, — рассмеялся Вогард и сразу стал серьезным. — Ты не поймешь, ты никогда не была одинока в чужом тебе мире, который быстро пресытил и начал навевать скуку.

— Да неужели? — усмехнулась она.

— Не сравнивай. У тебя друзья тут есть. Витязь этот вокруг тебя коршуном вьется.

— У тебя те же друзья были, когда ты сюда попал, — ответила Белава. — Только ты злом им за добро отплатил. Альвийку, что выходила тебя и полюбила, убил и силу ее выпил.

— Я же демон, Белава, пресветлые мне не могут быть друзьями, мы слишком разные. Мне сила их боль приносила. Хорошо, хоть догадались ее не использовать, когда лечили.

— Неблагодарный ты! — возмутилась чародейка.

— Да ты пойми, не чувствую я так, как вы все. Я другой. Я не могу любить, ненавидеть, ревновать, благодарность испытывать, как ты ее понимаешь. Раньше не мог.

— А сейчас можешь? — насмешливо спросила она.

— Могу. — Вогард кивнул и поймал взгляд чародейки. — Любить и ревновать я научился. Про благодарность ничего не скажу, а для ненависти здесь никого подходящего нет, вот в моем мире… — на мгновение черты его омрачились, но тут же снова разгладились.

44
{"b":"220155","o":1}