ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Огнем, — коротко ответила чародейка и обрисовала Ниахару план действий.

Альв оценил и усмехнулся. Девчонка-то умеет быть жестокой. Впрочем, те, против кого была направлена ее жестокость, не заслуживали иного. Ниахар одобряюще кивнул и вернулся на свое место. Искатели вернулись тогда, когда их маленькое войско уже начало скучать. Белава повернулась к ним и ощерилась в кровожадной улыбке.

— Они везде, — радостно сообщила она. — В каждом доме, в теремах, на площади.

— Мы точно сдохнем, — воодушевленно возвестил гном.

— Так чего же мы ждем? — не удержалась от усмешки Халиат.

— А действительно, чего? — вопросила чародейка. — Вперед, на Хорив!

— Анариэль, подожди, — окликнул Ниахар. — А люди?

— Людей согнали в храмину, ее мы не трогаем, — ответила девушка. — Остальное трогать нужно. За мной!

Дв адцать теней метнулись к городским стенам. Белава удобно устроилась на спине Халиата, гнома взял Ниахар. Альвы легко поползли по стенам, забираясь на самый верх. Крепостную стену охраняли всего два злыдня. Они лениво переговаривались, особо не глядя по сторонам. Их пока трогать не стали. Альвы спустились в город и беззвучно направились вглубь города, к площади. Они пробирались по крышам, по деревьям, перепрыгивали немыслимые расстояния, и все это по прежнему бесшумно. Белаве, все еще сидящей на спине своего товарища, казалось, что ее дыхание громче шагов Халиата. Кстати, его дыхание даже не сбилось, не смотря на ношу. Наконец, они вышли к площади. Альвы достали небольшие горшочки, и чародейка наполнила их своим огнем. Ее отряд рассредоточился по крышам ближайших домов.

— Что делать будешь? — спросил ее Халиат.

— Строить дорогу домой, — ответила девушка и осмотрелась. Ее воины уже натягивали луки.

Она подняла руку, стрелы, лежащие на натянутой тетиве, опустились в горшки, потом резко махнула и сотворила свой собственный лук со стрелами из чистого огня. Двадцать одна стрела одновременно полетели вниз в скопище ничего не подозревающих злыдней. Раздались первые крики, внеся недоумения в ряды милавиной рати. Дальше поток стрел лился на головы тварей уже без команды. Среди злыдней началась паника, они кинулись к выходу с площади, но тут их уже ждали Белава, Халиат и гном, спустившиеся вниз, Ниахар вернулся на крышу.

— Куда спешим, дядечки? — весело крикнула чародейка, выстраивая огненную стену.

Прорвавшихся добивали альв и гном, который отоваривал злыдней пылающим факлом. Вскоре площадь была одним сплошным пожарищем, заполнившись криками и стонами погибающих злыдней. Огонь перекидывался на ближайшие дома. Альвы спешно покидали свои крыши, перемещаясь дальше.

Гном выхватил еще один факел, поджег его и метнулся к домам. Белава замкнула двери и окна ближайших домов заклинанием, не давая никому покинуть полыхающие строения. Шум и отсветы пожарища привлекли внимание остальных злыдней, и они начали выбираться на улицу. Теперь обстрел велся на бегу. Альвы все так же оставались на крышах, обстреливая горящими стрелами собирающихся тварей. Они вспыхивали, как сухой хворост, кидались к товарищам за помощью, и те вспыхивали следом. Дышать уже стало невозможно от запаха горящего мясо. Чародейка закрыла от невыносимого зловония себя и гнома. Халиат закрылся сам.

На улицах города начинался хаос. Те, кто еще не попал под пламя демонов, пытался убежать. Те, кто погибал, не бежали следом, все еще рассчитывая на спасение. Альвы рассредоточились, разбегаясь в разные концы города, стремясь не выпустить из города ни одной твари. Белава с гномом и альвом тоже бежали к воротам. Девушка расшвыривала мечущиеся факелы, расчищая дорогу для товарищей. Когда они достигли ворот, там уже было столпотворение. Злыдни в панике бестолково толпились, не соображая, как открыть ворота. Халиат закинул себе на спину чародейку, подхватил гнома и взвился на ближайший дом, оттуда перепрыгнул на дерево и чуть не сорвался.

— Отпусти меня, — сказала чародейка. — Идите с Гурди на стену. Я сама разберусь.

— Что ты собираешься делать? — напряженно спросил Халиат, а гном недобро глянул на девушку.

— Думаете, мне есть, что опасаться? — усмехнулась Белава.

— Анариэль… — предостерегающе произнес альв.

— Белава, — резко поддержал пресветлого Гурди.

— И не вздумайте следовать за мной, — рассердилась в ответ чародейка. — Во мне сила демонов, помните? А теперь на стену и не позволяйте приближаться к воротам! — скомандовала девушка и легко спрыгнула на землю.

Альв и гном мгновение смотрели на нее, потом друг на друга и подчинились, выдав по нехорошему ругательству. Нести одного гнома была проще, и Халиат легко добрался до крепостной стены, подстрелив двух нерадивых охранников и сбросив их на головы кричащим тварям. Затем альв обстрелял особо усердных, пытавшихся сдвинуть тяжелый брус, не позволяющий открыть ворота, и стали искать глазами чародейку.

Белава, спрыгнув с дерева, прижалась к забору, стоявшему невдалеке. Она оглядывала спины, решая, что делать дальше, чтобы не оказаться затоптанной толпой перепуганных тварей.

— Выпусти, — услышала она низкий голос. — Дай и мне повеселиться.

— Я и сама справлюсь, — ответила чародейка демонице.

— Знаю. Мне скучно, выпусти, — настаивала ее вторая личина.

— А почему бы и нет, — решила девушка. — Веселись, а я погляжу.

Через мгновение пространство озарилось всполохами волос зеленоглазой демоницы. Злыдни резко обернулись, все разом.

— Не ждали? — усмехнулась демоница и скользнула в толпу.

Альв и гном сидели на стене, спустив ноги вниз, им работы не осталось. Демоница пылала вся, этот живой костер стремительно передвигался среди злыдней, превращая их в прах. Все было кончено быстро.

— Пойду прогуляюсь, — махнула демоница Халиату и Гурди.

— Змеюка может начинать плакать, — хихикнул гном.

— Теперь она может рыдать в полный голос, — хохотнул в ответ альв, и они пожали друг другу руки.

Глава 41

Демон стоял в тронной зале Милавы и с любопытством наблюдал, как та мечется, извергая проклятья и угрозы. Весть о гибели тварей ей принес сам Вогард, наблюдавший за происходящим, оставаясь, как обычно, никем не замеченный. У него даже мысли не возникло вмешаться. Чародейка развлекалась, и мешать ей в этом развлечении он не собирался. Он с интересом наблюдал за ее действиями, даже сам уничтожил часть злыдней, которые кинулись в храмину, где были закрыты обычные люди, рассчитывая, что тут их не тронут. Вогард знал, что подобное расстроит Белаву, а он меньше всего хотел, чтобы она расстраивалась. Еще и отгородил пространство вокруг храмины, чтобы огонь не подобрался к ней. А вот при виде демоницы он почувствовал раздражение. Вогард сделал новое открытие, он был оскорблен тем, что его чародейку предали. И все же демон следовал за ней, следя, чтобы для демоницы не было угрозы. Потом смотрел, как вернувшаяся Белава призывает воду, туша пожарище вместе с людьми и альвами. Часть огня она просто вернула себе, часть незаметно отозвал Вогард. Позже, когда от города осталось пепелище, демон смотрел на перепачканных сажей, усталых, но счастливых погорельцев, которые веселились вместе с девушкой и альвами. Вогарду вдруг отчаянно захотелось оказаться среди этой пьяной от первой победы толпы, принять их радость, почувствовать тоже самое торжество, но он остался в стороне, грустно улыбаясь. С рассветом чародейка, гном и альвы покинули Хорив. Они вышли за ворота, подошли к кромке леса, и Белава опала на руки одного из альвов.

— Я так устала, Халиат, — услышал демон ее тихий голос.

— Отдыхай, я донесу, — улыбнулся альв.

Вогард выругался, причем, злился он на себя. Как же раньше не подумал, что и ей чужда сила этого мира, как и ему, что и ей она приносит боль. Конечно, чародейка не могла на ходу восполнять запас, ей нужно было время.

— Мог бы и раньше догадаться, — прошипел он. — Знал бы, сам этих тварей уничтожил. — но тут до него донеслось:

50
{"b":"220155","o":1}