ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Анариэль, успокойся, — не выдержал Халиат, когда его подопечная ужом соскользнула с плеча и решительно направилась на свое прежнее место.

— Изыди, пресветлый, — рявкнула она и, взмахнув рукой, расчистила себе проход.

— Уйди, Белавушка, — крикнул Радмир.

— Спешу и падаю, — проворчала она и встала, меняя зрение.

Демон внимательно следил, ожидая, разгадает его переход или нет. Она выдохнула, успокаиваясь и начала разглядывать противоположный край Поля Угасших Надежд. Взор застилал неясный туман, не давая разглядеть, что же сотворил демон.

— У-у, демонюка, — потрясла она кулаком в пустоту, зная, что он видит. — Ничего проще не мог сотворить? — и тут же махнула рукой. — Ай, что с тебя возьмешь, пень демонический, еще и высший. — демон весело усмехнулся

Она потянула на себя туман и скривилась, ощущения были неприятные.

— А мы вот так попробуем, — сказала она уже ни к кому не обращаясь, и через мгновение на месте чародейки сидела зеленоглазая демоница с полыхающим пламенем волос.

Дружный вздох разнесся над полем. Демоница обернулась, отыскивая взглядом витязя. Радмир следил за ней, и демоница махнула ему рукой. Вогард, наблюдавший за происходящим, чуть не подавился.

— Остаться в этом мире хочешь, говоришь? — недобро произнес он, сузив глаза. — Свою игру ведешь, Пламя?

Демоница резко обернулась, разглядев его контуры и криво ухмыльнулась. Голос внутри требовал снять защиту с перехода, и пламенноволосая перевела взгляд на клубящийся полог, который стал ей отчетливо виден. Демоница вгляделась в защиту, и вдруг из тумана посыпался град стрел. Альвы и чародеи за ее спиной спешно выплетали защиту. Демоница взметнула руку и туманный полог вспыхнул, в одно мгновение опадая на землю пеплом. И стала видна вражеская рать, еще не сообразившая, что их видят. Вновь поднялись луки, и новая порция стрел устремилась к мятежному войску. Тут же прозвучал крик Руалара, и бой начался.

Первыми натянули тетиву альвы, признанные лучники этого мира. Демоницу вновь сменила Белава, бросившаяся к чародеям. Они отпрянули было от нее, но опомнились и приготовились внимать.

— Где шаманы и заклинатели? — крикнула неизвестно кому девушка.

— Не знаем, матушка, не видать, — ответил один из чародеев, но она не обратила на него внимания, слепо вглядываясь перед собой.

— Смотри, — прозвучало у нее в голове.

Перед мысленным взором Белавы предстал шатер, в котором сидели см углые люди, похожие на черников из Черной Пустоши. Одеты они были в шкуры, держали в руках бубны и отбивали однообразный ритм, живо напомнив ее собственное жертвоприношение. Шаманы ритмично раскачивались, впадая в транс. Посреди шатра возвышался камень, на котором никого не было. Но в руках Старший шаман держал кривой нож.

— Гадость какая, — сморщилась чародейка. — Что они делают?

— Не знаю, — пришел удивленный ответ демона.

— Узнаем. Заклинатели? — снова спросила Белава.

И она их увидела. Распахнула глаза, всмотрелась в несколько десятков человек, прятавшихся за войском, но все же заметные. Она указала чародеям, и те тоже устремили взгляд на заклинателей, чьи губы и пальцы двигались, выплетая заклинание. Что они хотели сделать, стало ясно, когда стрелы человеческих лучников ушли в небо. И следующие, и снова. Белава дала отмашку, и ее чародейская дружина начала свою работу, ломая вражеское заклинание. Сама девушка не вступала, видя, что и без нее справляются. Заклинатели принялись выплетать новое заклинание.

— Разделитесь, — скомандовала девушка.

Чародеи послушно разбились на группки, как было задумано изначально. Несколько человек стояло в защите, остальные занялись нападением. Нападающих групп было несколько. Одни порчу на врага насылали, другие оружие морочили, третьи воинов вражеских. Заклинатели, запоздало заметив, что их переигрывают, тоже разделились. Белава обернулась к своему мороку, повела рукой, и тяжелая конница призраков бросилась вперед с разудалым гиканьем.

Вражья рать ощетинилась копьями, готовая принять всадников, а призраки неотвратимо летели на них. Копья вспороли лошадиные груди, вошли во всадников, и те повалились, вынуждая милавинов воинов разбегаться, отпрыгивать, а то и падать под представленную ими самими тяжесть ю, тут же становившуюся реальной. Настоящая конница шла следом за призрачной, уже беспрепятственно вламываясь в гущу воинов. И началась сеча.

— Покажи шаманов, — крикнула Белава, отмахиваясь от летящей на нее стрелы. С того момента, как она стала вновь видна, в нее упрямо и целенаправленно пытались попасть. Большая часть стрел сгорали еще на подлете, Вогард не дремал.

Демон рассмотрел свое обещание Милаве и пришел к выводу, что руки у него развязаны. Он обещал не мешать Белаве и не помогать Милаве. Так он и поступал. Не помогать чародейке демон не обещал. Вогард услышал просьбу девушки и тут же показал ей шатер, сам наблюдая происходящее с интересом. Шаманы продолжали тянуть свою заунывную песню и отстукивать ритм, мерно раскачиваясь. Старший шаман выкрикивал нечто непонятное на своем гортанном языке. Когда голос его поднялся до крика, в шатер втолкнули девушку, с ужасом глядящую на шаманов. Ее подтащили к жертвенному камню и перекинули через него.

— Помоги ей! — крикнула Белава.

Но прежде, чем демон успел сдвинуться с места, старший шаман махнул рукой, перерезая жертве горло, и в подставленную чашу полилась кровь. Остальные шаманы взвыли, молотя в свои бубны. Белава закричала и закрыла глаза, но то, что она видела, невозможно было скрыть от себя закрытыми глазами, все это было внутри нее. Вогард ошарашенно наблюдал за происходящим. Он увидел, как старший шаман зашептал над чашей с собранной кровью, она полыхнула синим огнем, и все стихло. В шатер вошла Милава. Ей передали чашу, и она выпила ее содержимое, не поморщившись. Несколько мгновений она стояла неподвижно, потом дернулась, хватаясь за горло. Шаманы молча наблюдали, как женщина, упавшая на землю, сотрясается в конвульсиях. Затем она затихла, некоторое время лежала, тяжело дыша. Потом встала и открыла глаза, заполненные до краев клубящейся тьмой. Вогард и Белава одновременно ахнули.

— Нашла лазейку, — прошипел демон.

— Что это? — потрясенно спросила девушка.

— Берегись, чародейка, — ответил демон. — Они в нее кого-то вселили.

— Ой, лишеньки, — прошептала Белава и тут же упрямо тряхнул а головой. — Где наша не пропадала, справимся.

Глава 45

Альвы закинули за спины луки, присоединяясь к побоищу. Пехота людей тоже вступила в схватку. Милавина рать дрогнула. Чародеи и заклинатели уже начали сражаться друг с другом, оставив людям их схватку без волшбы. Те даже не заметили, что магической помощи и вреда уже нет, полностью поглощенные кровавой мясорубкой.

Призраки сделали свое дело, и теперь застыли в ожидании. Белава продолжала следить за божественной.

— Покажись, — попросила чародейка. — Только мне покажись, остальным не надо, переживать начнут.

Сзади раздался шорох, и девушка вскинула глаза на Вогарда. Тот задумчиво гладил подбородок.

— Что ожидать от нее теперь? — спросила чародейка.

— Не знаю, — честно ответил демон. — Я сам с ней разберусь.

— Нет, — твердо ответила Белава. — Это моя битва. И судя по тому, что меня уже тысячный раз пытаются убить, придет она за мной.

Вогард молча кивнул, соглашаясь. Он снова посмотрел в сторону сражающейся рати. К чародейке летели новые стрелы. Демон поставил щит, и эти жала не стали смертоносными, как и те, что пытались сразить ее раньше. Недалеко открылся переход, и из него вынырнула Саэфель. Чародейка изумленно уставилась на нее. Руалар запретил дочери являться сюда, но та снова поступила по своему.

— Саэфель, — воскликнула Белава. — Что ты тут делаешь?

— Не могу я сидеть там, когда он здесь, — кивнула альвийка на сечу, и внутри Белавы всколыхнулась волна ярости.

— Мерзкая альва, — прошипела она и с ужасом закрыла рот. — Что это? — испуганно прошептала девушка. — Это не я сказала! — и тут же вновь зашипела. — Только притронься к нему, это мой витяз-сь.

55
{"b":"220155","o":1}