ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мужские правила
Мальчики в пещере
S-T-I-K-S. Парабеллум
(Не) отец моего малыша
Кошмар на улице дачной
Firefly. Великолепная девятка
Здоровые сладости из натуральных продуктов
Семья с детьми. Выжить и не сойти с ума
Черная маска. Избранные рассказы о Раффлсе
A
A

Это была небольшая камера, каменный мешок. У стены сидел кто-то в грязной рубахе, низко уронив голову. Грязные длинные волосы свесились на лицо. Белава обернулась к Вольгу, но тот остался у двери, не глядя на нее. Девушка сделала несколько неуверенных шагов и приблизилась к длинноволосой фигуре.

Сейчас она разглядела острые худые плечи, торчащие сквозь дыры в рубахе. Хотя, вся его рубаха была одной сплошной дырой. Мужчина тяжело дышал и не реагировал на ее появление. Чародейка протянула руку и осторожно отвела сальные волосы от лица. Она вгляделась и вскрикнула. Мужчина поднял голову, и Белава захлебнулась от жгучей ненависти, лившейся из серых глаз живого скелета, обтянутого кожей.

— Вольг! — крикнула она. — Вы его не кормили?

— Моя госпожа, вы сами запретили кормить узника. — откликнулся седоволосый мужчина.

— Сколько он здесь? — снова спросила девушка.

— Два года, вы разве забыли? Ратник Радмир был закован вами за попытку убить вас.

— Да что же это? — простонала Белава, опускаясь на колени перед изможденным мужчиной. — Радмир, любый мой, — прошептала она, утирая слезы.

Чародейка взяла его лицо в руки. Узник попробовал дернуться, но сил у него уже совершенно не осталось. Он глухо застонал и закрыл глаза. Белава прикрыла глаза, и с ее рук потекла сила жизни, наполняя мужчину. Постепенно лицо его округлилось, сероватая бледность ушла с лица, уступая место легкому румянцу. Он открыл глаза и изумленно посмотрел на нее.

— Придумала новую забаву? — прошипел он.

— О чем ты, ненаглядный мой? — Белава потянулась к его губам и тут же получила хлесткий удар по щеке.

Она упала, держась за горящее лицо, не веря, что он ее ударил. Радмир прожигал ее все тем же ненавидящим взглядом. Белава даже не заметила, что по щекам бегут горячие слезы. Мужчина перевел взгляд на огненный шар.

— Уже и силу огня подчинила, тварь? — спросил он. — Тебе все мало силы, божественная? — узник будто выплюнул последнее слово.

— Любимый, — испуганно прошептала девушка. — За что ты меня так? Ты же написал, что…

И вдруг осеклась, закрывая горящее лицо руками. Что происходит? Где она? Кто эти люди? Кто этот мужчина, который так люто ненавидит ее? Она упала в озеро, вспыхнул свет… Переход? Чародейка вскочила и стремительно заходила из угла в угол. Благомил когда-то говорил, что Богатейка — это переход в другие миры, но ему оно не открылось. И Милятин такое говорил, и Дарей. Неужто это не ее мир? Но кто же она здесь такая?! Чародейка резко остановилась и повернулась к здешнему Радмиру, который вздрогнул и прижался к стене. Она некоторое время всматривалась в него, но никаких внешних различий не нашла со своим воином-странником. Просто копия, только ее Радмир за нее умереть был готов, а этот явно убить хочет. Девушка снова присела перед ним, даже не задумываясь, что мужчина практически готов кинуться на нее. Он уставился в ее лицо тяжелым взглядом и вдруг спросил:

— Что с твоими глазами, Милава?

— Значит имя здесь другое, — прошептала чародейка. Потом снова взглянула на мужчину и сказала. — Я не та, за кого ты меня принимаешь. Я бы никогда не смогла причинить тебе боль… — осеклась и вздохнула. — Нет, и я смогла, когда сбежала в царские чародеи.

— Не понимаю твоей игры, — он отвернулся от нее.

— Я тебя освобожу, — она потянулась к цепи, замкнутой на его шее металлическим кольцом.

— У тебя там твои звери стоят? Ты ведь понимаешь, что я снова попытаюсь тебя убить. Тогда они накинутся на меня, а ты будешь веселиться? Ты повторяешься, тварь, это уже было. — Радмир равнодушно откинулся на стену.

— Радмир, — ее лицо исказилось гримасой страдания, и слезы снова потекли по щекам. — Это не я, милый! Все, что было раньше с тобой, делала не я, клянусь! Позволь мне снять эту цепь.

Он не ответил, и Белава снова потянулась к цепи. Ее пальчики коснулись холодного металла, и она вздрогнула.

— Альвийское железо? Но ради Великих Духов, как такое возможно? — альвы не ковали цепи, никто не покупал дорогостоящий материал для таких целей.

— Что тебя удивляет, черная душа моя? — усмехнулся узник. — Ты разве не подчинила альвов?

— Альвов?! — она уставилась на него в священном ужасе. — Кто осмелится отнять свободу у древнего народа? Даже дикие орды всего лишь воры, но не захватчики!

— А ты посмела, — он вновь глядел на нее с ненавистью.

— Какое ужасное место, — простонала она и вызвала альвийскую силу, которую получила во время битвы с Благомилом.

Металлическое кольцо жалобно звякнуло и упало на каменный пол. Радмир недоверчиво потрогал шею, потом встал, опираясь на стену и размял затекшие ноги. Белава поднялась следом, доверчиво глядя ему в глаза. Он сделал к ней шаг, остановился и несколько мгновений смотрел на нее.

— И все-таки, почему же у тебя такие глаза? — сказал он ни к кому не обращаясь, и его пальцы сомкнулись на шее девушки.

— Радмир, — прохрипела она. — Я не она, я другая, остановись…

— А вот я та самая, — будто эхо раздался второй белавин голос и мелодично засмеялся.

Узник и слабеющая девушка одновременно повернули головы на звук голоса. Из сумрака выступила невысокая стройна молодая женщина, как две капли воды похожая на Белаву, только в глазах ее клубилась тьма. Она посмотрела на чародейку, и во взгляде мелькнуло удивление.

— Как любопытно, — сказала женщина, скрестив руки на груди.

Потом перевела взгляд на цепь, и та взвилась вверх, охватывая шею мужчины.

— Нет… — прохрипела задыхающаяся девушка, когда узник отлетел к стене, сильно приложившись головой. — Радмир!

Глава 6

В руке черноглазой женщины появился кнут, сплетенный из выплеска ее силы. Он голубовато мерцал в темноте узилища. Она замахнулась, и мужчина глухо застонал, зажимая рассеченное плечо. Белава сжала кулаки и заслонила собой узника.

— Зачем ты это делаешь? — закричала Белава, пытаясь справиться со слезами. — Зачем ты мучаешь его? Если ты такая же, как я, то ты должна любить его!

— Любить того, кто столько времени пытается меня убить? — рассмеялась Милава. — Он ведь и тебя пытался убить, зачем ты его защищаешь?

— Он не меня, он тебя душил, — ответила девушка и поймала его удивленный взгляд.

— Кто ты? — прошептал он, не отрывая взгляда от двух молоденьких женщин, так похожих друг на друга и таких разных.

— Действительно, — кнут исчез из рук Милавы. — Будь по твоему, пусть сдохнет медленно, я так изначально и хотела. Пошли, я хочу узнать, кто ты и как здесь оказалась. И еще, — она обернулась к посеревшему Вольгу, — почему тебя сюда привели. А, Вольг? Ты принял ее за меня?

— Моя госпожа! — седоволосый мужчина упал на колени. — Я думал, что смена цвета глаз, это ваше новое развлечение. Она спросила про этого, — он ткнул пальцем в узника. — И я подумал, что вы хотите его видеть. И она смогла открыть дверь. Кто же кроме вашей божественной власти в силах сделать такое?

— Хм, — Милава склонила голову к правому плечу, с любопытством разглядывая гостью. — Любопытно. Мою волшбу нельзя снять, я самая сильная в этом мире. Пошли.

Она проследовала к выходу из темницы и остановилась на пороге, выжидательно глядя на Белаву. Та мгновение размышляла, решив не спешить в своих действиях. Потом повернулась к узнику, быстро прошептала:

— Я спасу тебя, Радмир, — порывисто поцеловала его в щеку, не смогла устоять против до боли знакомых серых глаз, и пошла вслед за Милавой, которая насмешливо следила за ней.

На пороге девушка снова обернулась, увидела изумленные глаза мужчины и слабо улыбнулась. Дверь захлопнулась, разъединяя их, и черноглазая хозяйка этого мира двинулась к световому столбу. Белава слегка усмехнулась, глядя на новый символ, опечатавший дверь, распутать будет несложно. Принцип милавиного плетения она уже поняла. Впрочем, горячится не стоит, надо узнать, что здесь творится, а потом уж и действовать.

Они поднялись в уже знакомые Белаве покои. Милава кивнула ей на открывшийся проход в следующую комнату, а сама осталась с Вольгом, который съежился под взглядом черноглазой женщины. Чародейка в нерешительности остановилась, глядя на мужчину, но Милава взмахнула рукой, и стены сомкнулись за девушкой, мешая увидеть происходящее. Белава прошлась по покоям, в которых не было ничего лишнего. Удобная кровать, где двое могли спокойно спать и не мешать друг другу, небольшой стол, с двумя мягкими стульями, странная мягкая скамья со спинкой и большой ящик с двумя дверцами. Девушка открыла одну из них, там оказалась одежда. Любопытный сундук, подумала она и закрыла дверцу. Еще было зеркало во всю стену, как раз напротив кровати. По углам стояли светильники, из которых лился приглушенный магический свет.

7
{"b":"220155","o":1}