ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет. Я как-то сталкивался с одноразовым заимствованным заклинанием. По сути, это способ «воспользоваться» чужой магией. Но в подобном заклинании вакуум исходит от того, кто его произнес. Тут вакуумом является озеро. Не похоже, что озеро способно самостоятельно сотворить заклинание.

Мы оба молча посмотрели на озеро.

— Стоя здесь, я чувствую, как моя сила слабеет, — тихо добавил он. — Предполагаю, она опустилась до восьмидесяти процентов. Но ей Богу, я не знаю, что делать.

— А если мы не исправим это? — спросила его я.

Его взгляд совсем не обнадежил.

— Возможно и такое, — тихо заговорил он, — что магия нимф угаснет, и они полностью потеряют связь с водой. Полагаю, с опытом и возрастом, я становлюсь сильнее, но они же не могут долго находиться вдалеке от воды.

Катчер говорил тихо, но нимфы, должно быть, услышали его, и еще сильнее расплакались. Их горе было живым доказательством: что бы ни случилось с водой, эти девушки за это не в ответе.

— А здесь все-все нимфы? — спросила я Катчера.

Быстро мысленно их пересчитав, он кивнул.

— Все здесь.

— Ни одна из этих девушек не заговаривала озеро, — сказала я. — Их грусть — живое тому доказательство. Думаю, можно исключить причастность нимф.

— Согласен. К сожалению, это завело нас в тупик, — сказал Джонах.

— Может, и нет, — высказалась я, и вышла вперед. — Девушки, понятно, что вы бы не навредили реке или озеру.

Пение остановилось, сменившись мягким, довольным гулом.

— Но здесь что-то происходит. Кто-то превратил озеро в магический вакуум. Может быть, чтобы навредить ему. Может быть, чтобы навредить городу. А может и вам. Кто еще кроме Речных нимф может быть замешан?

Все до последней, нимфы замерли и, злобно прищурившись, посмотрели на меня.

— Лорелея, — сказала белокурая нимфа с ​​абсолютной уверенностью. — Сирена.

Глава четвертая

Чикаго дал, Чикаго забрал

Итак, у каждого водного объекта — свой покровитель. Одни нимфы отвечают за родники, другие — за фонтаны, третьи — за океаны и четвертые — за водопады. Но Великие озера[3] находятся под контролем не нимф, а сирен.

Над рекой и ее берегами в Чикаго господствовали Речные нимфы. Сирена озера Мичиган, Лорелея, следила за приливами и отливами озера. Она жила в одиночестве на заброшенном, богатым растительностью острове площадью в пять квадратных метров, который расположен посреди озера.

Но главное, нимфы ее ненавидели. В течение двадцати минут они грузили нас рассказами об её грехах своими писклявыми голосами. Она прямо ходячий недостаток. Я сократила список, оставив только крупнейшие проступки:

1. Лорелея заключила договор с дьяволом (который жил с ней на острове).

2. Лорелея занималась черной магией, включая наведение порчи и сглаза на заказ.

3. Лорелея ела младенцев (не только человеческих).

4. Лорелея — законченная социопатка, которая одевалась в черное и увлекалась готикой (скажу прямо, как раз такую-то девушку кучка милых, красивых, грудастых нимф и ненавидели бы).

Я довольно четко представила себе Лорелею (в детстве начиталась слишком много сказок и ужастиков): облаченная в ветхую черную ткань горбатая старуха, которая возвышалась над озером в такой же позе, что и Аланна. Руки вытянуты, нос крючком навис над скривившимися в безжалостной ухмылке губами. Она произносила заклинание, чтобы по неведомой причине погубить озеро.

Казалось, красавицы утешались, создавая у меня такое впечатление. Они устроили гигантский праздник нимфийских обнимашек, попутно приводя себя в порядок и вытирая слезы.

Честно говоря, было трудно завладеть вниманием мальчиков. Сработало легкое покашливание.

— Мы могли бы наведаться к ней, — предложил Джонах.

Честно говоря, идея не вдохновила. Но мало ли, что мне не нравится. Нимфы слабели, и один Бог знает, как чувствовали себя другие сверхъестественные создания.

— Даже если это мало, что изменит, — сказал дедушка, — вероятно, стоит попробовать. Но не помню, там были какие-либо средства связи, так что просто позвонить мы не сможем, — он вопросительно посмотрел на меня.

Я вздохнула.

— Почему я?

— Потому что ты девушка, — ответил Катчер.

Прошла минута, прежде чем я нашлась, что ответить.

— Прости?

— Она же сирена, — сказал Катчер. — Ну, та, которая завлекает моряков на верную смерть. Поет настолько красивые песни, что они начинают плакать. Ловит их в плен вечного экстаза.

— А я, значит, не могу к ней пойти, потому… — глаза Джонаха стали, как блюдца.

Я закатила глаза.

— Что просто не вернешься, — сухо закончил Катчер. — Из-за магии, сирена будет обязана заманить и заворожить тебя. В итоге ты проведешь у нее в заточении остаток своей бессмертной жизни.

— Не сильно разубедил.

— Ты изменишь свое мнение, когда забудешь про еду и питье, поскольку тебе будет невыносимо находиться вдали от нее. Умирать от голода — не самый приятный способ уйти из жизни.

— Ладно, — скривившись, сказал Джонах. — Веский довод.

— Именно поэтому мы посылаем Мисс Большие Сиськи.

Я медленно повернула голову к Катчеру.

— Да неужели. Тебе что, двенадцать?

— Дело в том, что специально мужчины к сирене не наведываются. Вот ей ничего не остается, кроме как соблазнять их, а это вовсе не поможет нам в изучении проблемы.

— Тогда, полагаю, вопрос исчерпан, — согласилась я. — Мы с моими сиськами пойдем. Только меня не прельщает мысль, что придется забраться в лодку при таком состоянии воды. Есть еще предложения, как туда добраться?

— Возьму это на себя, — ответил дедушка. — Сделаю несколько звонков, и посмотрим, смогу ли я найти пилота для вертолета, который согласится полететь на заброшенный остров через магически зараженное озеро. Разумеется, возникнет бумажная волокита, поэтому всё только завтра.

— А что нам делать тем временем с озером? — спросила я, по очереди оглядывая каждого.

Вопрос вызвал новую волну плача. Когда Джефф опустился на колени, чтобы похлопать по спине ближайшую нимфу, она развернулась, обняла его и зарыдала. Да уж, ее актерский талант поистине впечатлял.

— Браво, вампир, которого преподнесут в дар острову, — пробормотал Катчер.

— Это был законный вопрос, — ответила я. — Обстановка все еще критическая, и раз мы не можем поехать ночью, то пройдет целый день, прежде чем мы поговорим с сиреной.

— Для начала, перевезем нимф на сушу, — сказал Джефф из-за плеча обнимающей его нимфы. — Подальше от воды и всего, что там происходит. Может, этим мы сэкономим им сил на некоторое время.

Очередное рыдание.

— Знаю, дорогая, — сказал он, похлопывая ее по спине подобно старшему брату. — Но нужно же позволить озеру полечиться?

Шмыгая носом, она потрясла головой, но не выпустила Джеффа из железной хватки.

— Я найду, где их поселить, — сказал Катчер. — Может, нескольких приютят на ночь фэйри.

— У Брекенриджей огромный дом в Непервилле, но, вероятно, нимфы и оборотни в одном месте — не лучшая затея, — как по заказу, на моих глазах рука нимфы скользнула на задницу Джеффа и хорошенько ее сжала.

Вскрикнув, он вежливо отстранился, но она улыбнулась без тени сожаления. То ли нимфа была не в курсе, что у Джеффа есть девушка, то ли ей было просто плевать.

— Значит, Бреки отпадают, — проворчал Катчер.

— А что будем делать с людьми? — спросил Джонах, наблюдая, как кучка людей направилась к озеру. — Они вот-вот сорвутся.

Их трудно винить. Да, временами случалось нечто паранормальное, но это событие прямо огорошило всех и затронуло за живое. Чикаго стоит на озере, а река течет через центр города. Все трое настолько связаны друг с другом, что люди непременно воспримут сложившуюся ситуацию как нарушение связи из-за паранормального. А протестов мне совсем не хотелось.

— Я подумаю, как лучше сообщить мэру Ковальчук, — сказал дедушка, — хотя Бог знает, как мы это объясним.

вернуться

3

К Великим озёрам относят пять крупнейших: Верхнее, Гурон, Мичиган, Эри и Онтарио.

11
{"b":"220193","o":1}