ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Поправляйся, нинья, — сказала она, а затем прошептала несколько непонятных мне слов.

Я встала, поняв намек.

— Спасибо, что уделила мне время. Не хочу тебя больше тревожить.

— Мерит.

Я обернулась. Лорелея подняла голову, на ее щеках виднелись дорожки от скатившихся слез.

— Если вскоре все не вернуть в норму, то будет слишком поздно.

Я обещала ей, что я сделаю все возможное. и понадеялась, что смогу выполнить данное обещание.

Выйдя, я обогнула дом, направившись к тропинке. Ян был снаружи, а воздух насыщен ароматом свежей смолы.

Он стоял перед опрокинутым бревном с топором в руке. Второе бревно стояло вертикально на вершине первого. Он занес топор над головой, мышцы запульсировали, потом он с силой опустил топор. Бревно раскололось пополам. На землю упали равные половинки. Поставив слудеющее бревно на пень, Ян поднял глаза и выдохнул облачко пара.

— Ты здесь из-за озера? — спросил он, вытирая со лба пот.

— Ага.

— Знаешь, она не виновата. Ни в чем. Она несет чье-то бремя, и теперь из-за него же она больна, если не хуже.

Вновь взмахнув топором, он расколол надвое второе бревно.

— Я ее ни в чем не обвиняла, — сказала я. — Я только пытаюсь выяснить, что случилось.

Он положил еще одно бревно.

— Так узнай. Если ты этого не сделаешь, то встречать конец света мы будем здесь.

Не найдя достойного ответа, я направилась обратно к вертолету.

Глава седьмая

Смена парадигмы

Полет назад выдался паршивый. Ветер усилился, и нас швыряло из стороны в сторону с такой силой, что у пилота даже костяшки побели от того, с какой силой она вцепилась в штурвал. Половину пути она шепотом читала молитвы.

Уверена, я позеленела к тому времени, когда мы долетели до вертолетной площадки. Я благополучно добралась до машины, однако в течение нескольких минут просто сидела на водительском кресле, не желая трогаться с места, не будучи уверенной, что не изгажу салон. Зловонье из-за того, что меня укачало, — последнее, что нужно моей двадцатилетней коробчонке Вольво.

Воспользовавшись моментом, я проверила сотовый. Пропущенный звонок от Джонаха, и голосовое сообщение от Келли. Исполняя свой долг, я сначала позвонила ей.

Подняв трубку, она тут же завизжала:

— Ты невероятна!

— Ну да, что на сей раз?

— Ты! Озеро! Я не знаю, как ты это сделала, но ты кудесница!

Пришлось тряхнуть головой, чтобы собраться.

— Келли, я только что вернулась в город, и совершенно не представляю, о чем ты.

— Ты сделала это, Мерит! С озером все нормально. Так внезапно, бах — и вода снова чистая, и по ней гуляют волны, как будто ничего и не было. Не знаю, что ты там сказала Лорелее, но это однозначно сработало. Это важно, Мерит. Ты повлияла на ситуацию. Знаешь, как это помогло Дому? Сегодня протестующие разошлись по домам. Благодаря этому ГС может оставить нас в покое.

Я вышла из вертолета всего пятнадцать-двадцать минут назад, и, когда мы приземлись, озеро выглядело так же. Хоть я и ценила похвалу и вероятность того, что благодаря мне у Дома появилась передышка, я была настроена скептически. Я поверила Лорелее, и на острове ничто не навело меня на мысль об ее причастности к случившемуся с озером. Тем более, она не могла устранить проблему спустя час после моего визита. Творилось что-то еще.

— Кэл, я не уверена, что все так просто. То есть, я конечно рада, что озеро стало прежним, но я к этому непричастна, как, думаю, и Лорелея. Я вообще считаю, что она совершенно тут не причем. Она так же слаба, как и нимфы.

— Принцип Оккама[12], Мерит. Самое простое решение обычно является верным. Вода в озере испортилась, ты поговорила с Лорелеей, и озеро стало прежним. Может, ты ее напугала. Давай не смотреть дареному коню в зубы, а?

Я нахмурилась. Такая череда событий вовсе не означала, что они были связаны. Пока я была у Лорелеи, она точно ничего не делала. Было ли у нее время, чтобы совершить что-то после моего ухода?

Уже не впервые мне преподносили с виду элементарный ответ. Во время городского фестиваля Селина признала своё участие в продаже «В». Ненадолго это показалось нам чудесным решением наших проблем из-за наркотиков, пока мы не обнаружили, что она была пешкой в руках Тейта.

Все было не так просто. Но, возможно, сейчас Келли нужно было верить, что мы переломили ситуацию, что нам удалось решить проблему. Вероятно, весь Дом в этом нуждался. Может временами стоит закрывать глаза на правду, поэтому я сказала то, что ей хотелось услышать:

— Наверное, ты права. Иначе это было бы уж слишком большим совпадением.

— Права? Забей и иди развлекись. Отдохни ночь. Я просто в восторге. Отличная работа, Страж. Лично прослежу, чтобы Кабот узнал об этом.

В трубке повисла тишина, но моя тревога не ослабла. Если я не могла обсуждать добытые сведения в Доме Кадогана, значит, стоило поискать более восприимчивых слушателей. Да только проблема была в том, что мои основные слушатели — те, что работали в офисе Омбудсмена, но не факт, что они окажутся восприимчивыми. Меня не прельщала мысль сказать Джеффу, что Лорелея обвинила Стаю в случившемся с озером. Я решила, что такое нужно сообщать при личной встрече. Нелегко будет признаться в том, что оборотни стали моими новыми подозреваемыми.

По пути в офис Омбудсмена я позвонила Джонаху. Он ответил с первого гудка.

— Хорошая работа, — сказал он.

— Спасибо, что оценил. Только это не я. Что там с нимфами?

— Слышал, им с каждой минутой становится все лучше и лучше. Теперь они твои большие фанатки.

— Дерьмо.

— Я ожидал другой реакции.

— Я уж точно порчу кому-то всю малину, но к озеру не имею никакого отношения. Мы с Лорелеей просто поговорили.

— Просто поговорили?

— Ага. Она тоже чувствует слабость и продолжала слабеть, а еще отрицала свою причастность к случившемуся с озером. Я склонна ей верить.

— Полагаю, ты не будешь просто довольствоваться тем, что озеро вернулось в норму?

Не знаю, нужно было чувствовать себя польщенной или оскорбиться от такого вопроса. Но, в любом случае, он был прав.

— Верно. Я собираюсь к дедушке, чтобы выведать у него информацию. Не хочешь составить мне компанию?

— Не могу. Кое-какие дела. Хочешь, можем встретиться позже?

— Хорошо. Позвоню, когда закончу.

— Я захвачу попкорн, — пообещал он и отключился.

Всю дорогу в южную часть города в дедушкин офис, я кусала губы, да так сильно, что, в конечном счете, почувствовала металлический вкус крови. Может озеро и перестало быть магическим вакуумом, но это точно был еще не конец. И если я была права, и исцеление — совпадение, то в Городе Ветров действовали иные силы, обладающие большей магией. Глубоко внутри я боялась, что вскоре мы узнаем, каков будет «следующий ход» Тейта.

Машин было мало, поэтому поездка в южную часть города не заняла много времени. Офис Омбудсмена находился в низком кирпичном здании в жилом районе для рабочего класса. Припарковавшись, я направилась к двери и нажала на звонок, дабы возвестить о своем прибытии Джеффа, Катчера, дедушку и Марджори, его администратора.

Марджори — практичная женщина. Она открывает дверь, так же как отвечает на звонок: намереваясь побыстрее сплавить вас кому-нибудь.

— Добрый вечер, — поприветствовала ее я, когда она раскодировала дверь и придержала ее для меня.

Я только договорила, а она уже успела запереть дверь и направлялась к себе в кабинет. Видимо она погрязла в бумажной работе, связанной с дипломатией сверхъестественных существ.

Над зданием здорово поиздевались, сделав ремонт в стиле 70-х. Катчер с Джеффом делили такой же безобразный кабинет дальше по коридору. В маленькой комнате стояли металлические столы, которые вероятно урвали на аукционе по распродаже ненужных вещей, и повсюду висели плакаты речных нимф.

Джефф и Катчер сидели за своими столами, но были так сильно поглощены беседой, что даже не услышали, как я пришла.

вернуться

12

В упрощенном виде он гласит: «Не следует множить сущее без необходимости» (либо «Не следует привлекать новые сущности без самой крайней на то необходимости»).

24
{"b":"220193","o":1}