ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Этого мало, — съязвила я.

Она ударила меня в плечо.

— Не уходи от темы. Уверена, что из-за него ты светилась прошлой ночью.

— Я не светилась.

Я что светилась?! И откуда она узнала, что я была с Джонахом? С каких это пор в Доме велись разговоры обо мне?

— Светилась, — она накрыла мою руку ладонью. — Все в порядке. Нет ничего страшного в том, что у тебя появился друг… или любовник?

В ее голосе слышалась надежда. Я решила не принимать это за комплимент.

— Он друг. Коллега. Просто коллега.

— А он об этом знает? — мои брови взлетели вверх, а она лишь покачала головой, — Я хочу сказать, Мерит, из того, что я слышала, парень проводит с тобой время. Называй это работой, чем угодно, но парни не тратят время, если у них нет интереса.

— Поверь мне, — сказала я. — Это деловые отношения.

Даже если у него и был какой-то интерес, Джонах все еще пытался привлечь меня к работе в КГ. В его же интересах было сберечь меня.

— Все так и будет продолжаться?

Я смущенно отвела взгляд. Этан умер всего два месяца назад. Я знала, что Линдси хотела, чтобы я снова вернулась к жизни. Однако даже сама мысль начать с кем-то встречаться казалось мне поспешной, неуважительной по отношению к памяти Этана.

— Ты не готова это обсудить, верно?

— Что тебе ответить, чтобы ты поверила?

Линдси вздохнула и положила руку мне на плечо.

— Знаешь, что нам нужно? Надо немного закалить твой характер. Ожесточить тебя. Сама поймешь, что, когда тебе плохо, намного проще быть бессердечной.

— Ура, — без энтузиазма сказала я, лихорадочно затрясся руками в знак признательности. — Прямо жду не дождусь.

— Вот и правильно. Ты получишь членскую карту и пожизненную ежемесячную подписку на "Бессердечных Вампиров".

— Туда же входит бесплатная сумка?

— И тостер, — она указала на Дом. — Пойду я работать и проверять двор. Удачи тебе.

Если бы всё зависело только от удачи.

Глава третья

Мертвая вода

У Чикаго есть свои поистине впечатляющие особенности. Речной круиз на закате. Музей естественной истории им. Филда в дождливый день. Ригли Филд практически в любое время. Даже молекулярная кухня

[2]

из тридцати блюд для любителей (нет уж, спасибо). Или сосиски (да, да!).

Остальное уже не столь потрясающее. Представьте проснувшегося в семь утра человека, который накануне поздно лег спать — не слишком привлекательное зрелище, верно? Вот и Чикаго зимой не слишком привлекателен. Политика — сплошное безобразие. Все равно, что сидеть на пороховой бочке. Но, пожалуй, величайшая ирония в том, что, несмотря на общественный транспорт, пробки, строительные работы и невозможность припарковаться на улице, у большинства из нас есть машины. Разрешение требовалось даже на парковку возле дома. Не думайте, что я говорю о денежках.

Поскольку найти место для парковки — это целая катастрофа, я заранее предупредила Джонаха, что подъеду к Нави Пьер через час: двадцать минут на дорогу и сорок минут на парковку и чтобы дойти до места встречи.

К счастью, Чикаго менее оживленный в то время суток, когда по нему слоняются вампиры. В Лупе уже всё закрывалось, так что я без проблем нашла место для парковки и трусцой побежала к входу в Нави Пьер, придерживая рукой меч, чтобы тот не болтался при беге.

Я сторонилась Лейк Шо Драйв, посчитав, что там будут толпиться зеваки. Следовательно, я увидела воду не раньше, чем добралась до Нави Пьер. Отсрочка не притупила шока. Да, ночью вода в озере всегда темная. Временами настолько темная, что прибрежная полоса озера кажется краем мира, последним, что препятствовало исчезновению Чикаго с лица земли. Но вы тут замечаете мелькнувший пенный гребень волны или отблеск лунного света на воде, и знаете, что вновь взойдет солнце, явив озеро.

Это же была иная чернота. Ни единого движения, никакой жизни, ни отблеска. Вода была абсолютно спокойной, а луна неестественно отражалась от гладкой, черной поверхности, будто землю покрыли лаком.

У озера был не только странный вид. Находясь возле него, становилось не по себе.

Вампиры появились не благодаря магии. Мы — результат генетической мутации, и поэтому сильнее, чем люди, но в то же время обладаем значительными слабостями, в числе которых осиновый кол и солнечный свет. Однако мы способны ощущать магию. Как правило, это слабая, раздражающая вибрация в воздухе.

Сегодня же складывалось впечатление не об отсутствии магии, а будто озеро — магический вакуум, поглощавший любую магию, которая пришлась ему по вкусу. Я чувствовала, как он втягивал в себя магию, подобно тому, как ледяной зимний ветер высушивает влагу. Ощущение вызывало дискомфорт и раздражающую дрожь по телу, что было весьма странным, учитывая полное отсутствие ветра.

— Кто способен превратить озеро Мичиган в некую магическую воронку? — тихо поинтересовалась я.

— В том-то и вопрос.

Подпрыгнув от неожиданности, я обернулась. Сзади стоял Джонах, одетый в джинсы, ботинки и серую водолазку с длинными рукавами и надписью ВЕЧЕРНЯЯ СТАРШАЯ ШКОЛА по центру. Школа — лишь прикрытие, которое использовали члены КГ, чтобы дать знать о своей принадлежности к организации в случае, если все пойдет наперекосяк.

То, что он надел ее сейчас явно не сулило ничего хорошего.

— Ты тоже это чувствуешь? — спросила я.

— Теперь да. Пока был в Доме — нет. Не нравится мне это, — добавил он, разглядывая озеро. — Пойдем на пристань. Хочу подойти ближе к воде.

Кивнув, я последовала за ним, попутно осознав, что к озеру направлялись толпы людей. Видимо, все хотели посмотреть. К сожалению, полчище тепло-одетых чикагцев в темноте походило на зомби. Я невольно поежилась и последовала за Джонахом.

Он оказался прав насчет пристани. Десятифутовые ворота были заперты. Дождавшись, пока пройдет пара охранников, Джонах без труда перемахнул через забор. Оглянувшись, он жестом поманил меня к себе.

Мне доводилось лазать по забору, однако вовсе не улыбалось попробовать еще раз и уже при свидетелях. Нервничая, я задержала дыхание, отступила на несколько шагов и прыгнула. Подпрыгнув на несколько футов, я стала карабкаться наверх. Но только я перекинула ногу, как зацепилась за забор карманами куртки. Запутавшись в руках и ногах, я приземлилось на попу, набивая синяки на заднем месте и раня свое эго.

— Какое грациозное приземление, — давясь от смеха, Джонах протянул мне руку.

Я прорычала несколько отборных комментариев, но приняла его руку и позволила себя поднять.

Встав, я отряхнулась.

— У меня есть опыт лазания через забор, так что я это умею.

— Тогда в чем проблема?

Зрители, про себя подумала я.

— Видимо, нервы.

Джонах кивнул.

— Чтобы, действительно, использовать свои навыки, тебе придется оставить человеческие предрассудки и довериться своему телу.

Прежде чем я успела сумничать, Джонах схватил меня за руку и потянул за угол здания, как раз перед тем, как мимо прошел охранник. По рации то и дело раздавалась болтовня об озере.

Когда он прошел, Джонах выглянул из-за угла.

— Он ушел. Пойдем.

Мы двинулись по пристани в противоположном направлении. Вокруг было пусто. Билетные кассы, рестораны и закусочные были закрыты на ночь, прогулочные катера — загнаны в сухой док на зиму. Держась зданий, чтобы не привлекать к себе внимания, мы побежали до конца пристани. Расстояние примерно с милю.

Конец пристани — открытый участок, поэтому сначала мы проверили, нет ли охранников, а затеи юркнули за флаги, расставленные по краю бетона. Опустившись на колени, я вгляделась в воду. Как и раньше, неподвижная и черная как смола. Вода походила на черную кромку льда, полностью застывшего и абсолютно гладкого. Ни звуков, ни запахов, никаких признаков жизни, ни шума волн, ни карканья чаек. Озеро выглядело устрашающе спокойным и безмолвным.

вернуться

2

«Молекулярная кухня», или молекулярная гастрономия — направление исследований, связанное с изучением физико-химических процессов, которые происходят при приготовлении пищи. Она изучает механизмы, ответственные за преобразование ингредиентов во время кулинарной обработки пищи, а также социальные, художественные и технические составляющие кулинарных и гастрономических явлений в целом (с научной точки зрения).

8
{"b":"220193","o":1}