ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Понятия «разум» и «созидание» несовместимы.

Разум не дурак и не гений. Он просто хранитель – заведующий огромным архивом, где берегутся привычки, мысли, стремления, пережитые ощущения, испытанные чувства – все!

Его усилия могут привести к тому, что от этой сохранности просто все «сгниет».

Но разум и душа друг без друга погибнут. Так же, как тепло и холод, каждый в отдельности, несут смерть. Огонь – бесконечное горение – уничтожает все живое, лед – чрезмерный холод – останавливает всякое движение.

Дух – это третья сила, возникающая от антагонизма души и разума. Он сдерживает и гармонизирует их. Дух живет познанием. Высшая цель духа – познать абсолютную истину. Гибель души или разума приводит к гибели духа.

Единство трех сил поддерживает в человеке жизнь. Их задача быть друг для друга противовесом и находиться в равновесии. Если оно нарушается, то это происходит в ущерб одной из них.

Дух чахнет, когда познание жизни прекращается. Человек по сути своей становится похожим на животное, со свойственными ему потребностями.

Если душа гипертрофирована, то человек все время живет на эмоциях, в фантазиях, летает в облаках и может «упасть» и «разбиться». Инстинкт самосохранения отсутствует. Такие люди очень часто бывают на грани душевной болезни или уже больными.

А если гипертрофирован разум и жизнь строится на холодном расчете, уничтожается душа, угнетается дух. Человек становится подобием компьютера или счетной машинки, без души, без воображения, без любви.

Болезнь похожа на дурную привычку, которая приобретается разумом по настоятельному требованию души и тела. Нужно изменить привычку и образ жизни, который помог ее выработать.

Сколько же времени для этого потребуется? Примерно от двадцати до сорока суток. За этот период новый навык будет взят разумом на баланс и станет неотъемлемой частью психики и организма.

Сначала разум все примет в штыки с отчаянным сопротивлением, приводя контраргументы, ссылаясь на прежний опыт, неудачи, сомнения, неверие.

Но настойчивость души и сила духа будут с каждым днем это сопротивление уменьшать, уменьшать, уменьшать, и примерно через сорок дней разум сдастся, заберет новую привычку, новую информацию, наклеит бирочку и поставит на полочку. А потом, даже если Душа попросит:

– Послушай, Разум, ты помнишь, я каждый день приходила к тебе, и ты сорок дней меня мучил, отказываясь от того, что я тебе предлагала? Теперь ты это взял, но я передумала, мне это не понравилось и хочу вернуться к прежнему. Пожалуйста, поменяй.

Разум скажет:

– Кыш отсюда! Не отдам.

И теперь Душа снова должна сорок дней приходить и просить:

– Ну, поменяй, пожалуйста, привычку.

Через сорок суток в конце концов Разум согласится:

– Ну что ж забери.

Душа «отойдет» на десять шагов и скажет:

– Я опять передумала.

И снова ей придется сорок дней трудиться, чтобы сломить консерватизм Разума.

Не случайно в нашей жизни есть сорокадневные циклы, например после рождения или смерти человека.

Хочу хрен его знает чего, но точно знаю, что очень хочу!!!

Вторая яма – непоставленная задача

Если мы не знаем, к какой цели стремимся, то как тогда определим, Е-МОЕ, что уже ее достигли?!

По ходу работы мне пришлось встретиться с интересной вещью. Вначале была случайность, потом отметил закономерность происходящего. В одной группе процент выздоровления был больше от одного заболевания, а в другой – от другого.

Почему? Начал специально исследовать, обобщать и анализировать.

Вот тогда и пришел к выводу, что человек не может своим вниманием охватить сразу все тело, то есть одновременно работать с глазами, печенью, суставами и т. д.

В этом заключается ограниченность фокуса внимания. Это первое.

И второе – больной выздоравливает тогда, когда у него есть цель, внутреннее стремление или тяга к выздоровлению.

Если человек ежедневно направляет внимание на нездоровый орган, вкладывает положительные эмоции и отслеживает результат, то механизм выздоровления запускается.

Какие бы Вы ему ни давали лекарства, какие бы упражнения с ним ни делали, если он не поставит перед собой четко сформулированную задачу и не будет работать с каждым нездоровым участком тела ежедневно, выздоровление сильно затянется или, Боже спаси, не наступит вовсе.

А для того чтобы Вы лучше поняли, поменяемся местами: Вы станете преподавателем, а я буду Вашим ассистентом. Вместе проведем занятия в трех небольших городах, близко расположенных друг от друга: Кустанай, Рудный и Лисаковск, где живут прекрасные люди, и у меня остались самые приятные воспоминания о них.

То, что сейчас прочтете, было на самом деле.

В Кустанае Вы выходите на кафедру и основательно объясняете теорию, как нужно работать с различными нездоровыми органами. Вас внимательно слушают, сидя с умным лицом и кивая головой, как китайский болванчик.

А Вы, как бы между прочим, говорите:

– Рассмотрим это практически на примере зрения или слуха.

Уважаемые сокурсники, у кого зрение или слух не в порядке, будьте добры, встаньте.

Начинаем работать, и зрение запускается, становятся заметными первые проблески улучшения. На вопрос: «У кого зрение пошло?» – радостно поднимают руку.

– Вот, пожалуйста, Вам теория и вот практика. В течение девяти-десяти занятий, у кого 3 дптр. и меньше, вы будете обязаны сдать зачет о полной нормализации зрения. Теперь точно так же поработайте с другими нездоровыми органами самостоятельно здесь или дома.

На протяжении всего времени Вы постоянно дважды поднимали слушателей с глазными и слуховыми проблемами, и они работали именно над зрением и слухом в аудитории, при всей честной компании.

Про кишечник и сон Вы только один раз обозначили, что работать надо по той же схеме, что и с глазами или ушами, а результат проверите позже, и больше об этом ни слова!

О щитовидной железе, о гипертонии, миомах, кистах, хроническом гепатите и других заболеваниях вообще ничего не говорили, а просто дали время и сказали:

– Пожалуйста, вот так и вот так работаем в области нездорового органа, который находится в списке ваших задач, каждое занятие дважды по пять минут, но… самостоятельно.

А на вопрос, работают ли они на самом деле, все дружно кивают и хором отвечают: «Работаем!» И так девять занятий.

В городе Рудном Вы как «учебное пособие» выбираете тех, у кого нарушен сон и работа желудочно-кишечного тракта оставляет желать лучшего. Они встают, и Вы сообщаете:

– В вашем распоряжении девять занятий. К девятому занятию вы обязаны восстановить сон и нормализовать деятельность желудочно-кишечного тракта.

И точно так же каждый раз дважды специально поднимаете их.

А в Лисаковске останавливаете свой выбор на тех, у кого варикозное расширение вен, тромбофлебит, «шпоры», пятна на ногах и т. д. Другими словами, они имеют явный визуально наблюдаемый недуг.

К каждому человеку Вы из числа слушателей прикрепляете по одному или по два «надзирателя-наблюдателя», которые должны все время отслеживать динамику выздоровления, то есть просто постоянно обращать внимание на ноги своих коллег.

Наступило девятое занятие. Теперь посмотрим, какая получилась картина!

Кустанай.

Очкарики гордо поднимают руку, зрение начало улучшаться, и многие даже показали фантастический результат, сняв очки навсегда.

А на вопрос, каково качество сна и как работает кишечник, большинство стоят себе как пни на морозе! Сколько лет были «ночным сторожем», так им и остались, и в туалет, пардон, по-прежнему ходят раз в год по обещанию. Итог печальный!

И по другим недугам результат кот наплакал. А по-другому и быть не могло!

Рудный.

Каждый день у кого сон не в порядке и претензии к желудочно-кишечному тракту, Вы их поднимали, интересовались, как идут дела. У некоторых хорошо, а кому-то не хватало взбучки, потому что работа не продвигалась. К слову сказать, очень часто один ма-а-лень-кий шажок вперед является результатом хор-р-о-шего пинка сзади.

19
{"b":"220235","o":1}