ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда проехали километров пятьдесят, на дорогу вышел варан огромной длины! Живой варан! Первый раз в жизни вижу!

Раз! – по тормозам… Остановил машину. Что? Что? – от неожиданности испугался Наставник.

Говорю:

– Смотрите, варан!

А он так иде-ет, иде-ет… Я из машины выскочил и побежал за ним, чтобы посмотреть. Дед из окна машины смотрит, говорит:

– Пое-ехали! Сынок, мы опаздываем.

– Ну, дайте посмотреть!

– Хорошо, – говорит, – на обратном пути посмотришь, он тебя подождет.

И вдруг этот варан шел-шел, остановился, свалился на бок, потом на спину и лежит. Дед говорит:

– Поехали?

И мы поехали. Пробыли там два или три часа, а когда обратно ехали, я уже, оказывается, успел подзабыть об этом варане.

Дед говорит:

– Ты не будешь смотреть своего варана? Это Божье создание, может, не станем мучить?

– Буду! Конечно, буду смотреть.

Начали вспоминать, где он находится. Доехали.

– Вон там. Ну, иди!

Смотрю, варан до сих пор лежит, загорает. Огромный такой! Подойти боюсь. Где-то читал или слышал, что варан хвостом очень крепко бьет.

Наставник говорит:

– Да не бойся, он тебя не тронет.

Подхожу, смотрю: глаза открыты и на меня уставились, язык ходит туда-сюда.

Я взял варана на руки, со всех сторон посмотрел.

– Все, – говорит, – успокоился? Насытился своей любовницей? Поцеловал бы в щечку!

– Да, спасибо.

И не успел я опустить варана на землю, он быстро вскочил на ноги и как дал деру!

Значит, Наставник смог этого варана остановить и держать своей волей столько времени на расстоянии почти двадцати километров! Но как? Что это за сила такая или, может быть, знание языка животных?

Но если один человек смог овладеть этой силой, значит, и в вас эти способности вложены, нужно только их разбудить! Вы согласны?

Так что идем дальше. Вот вам другая история.

Что такое «художественное обрезание»

Очередной комплекс неполноценности в коробочке с розовой ленточкой. Только для вас!

Знаете, что такое обрезание? Это праздник, причем очень большой, потому что он означает, что мальчик становится мужчиной. В семью, где принят такой обычай, в тот день тысячи и тысячи гостей приходят.

Сосед моего Наставника устроил такой праздник. Вечером гости начали собираться во дворе, потому что ни в какой комнате тысячу человек разместить невозможно.

В самый разгар веселья, когда тамада только взял микрофон и начал говорить, ток отключили и свет погас. На радость возящимся детям все оказались в темноте. А хозяин-то годами готовился к этому мероприятию. Сам, может быть, недоедая, кое-как одеваясь, готовился, копил деньги для угощения.

Теперь понимаете состояние этого человека? Сосед пришел в отчаяние.

Мастер – возраст у него был уж очень солидный, как-никак за сто ему было – в празднике не участвовал. Сидел на веранде своего дома и наблюдал. А когда началась суматоха с электричеством, вызвал меня: «Пошли, надо помочь».

Вышел из своего дома, говорит соседу:

– Дашь ли для праздника четыре своих тополя?

Тот говорит:

– Хоть дом готов сжечь, лишь бы людям сейчас хорошо было.

Учитель сказал:

– Тогда твой праздник будет таким, что на всю жизнь запомнится. Так что успокойся. Иди, займись своим делом. Освещение я беру на себя.

Соседский огород, где гости сидели, был с трех сторон обсажен рослыми, стройными пирамидальными тополями.

Дед, кряхтя, подошел к крайнему тополю и что-то там сделал. И этот тополь снизу доверху загорелся странным огнем без сильного жара.

Представьте! Ночь, множество людей за столом. А в четырех углах высоченные факелы. Дети просто с ума посходили от радости – смех, крик, визг. Зрелище такое, что все городские фейерверки могут отдыхать.

Теоретически я знал, что такое возможно, но на практике видел впервые. Моя-то задача была за людьми наблюдать. И что интересно: они все происходящее воспринимали как должное. Через полчаса уже и забыли, при каком свете сидят. Тополя горели, а люди пили, ели, развлекались. Звон посуды, болтовня о том, о сем.

Больше всего меня, как всегда, удивило: они вообще не поняли, что произошло. Через некоторое время уже никого у полыхающих тополей не осталось – все с головой ушли в еду и танцы. Только несколько детишек продолжали экспериментировать с огнем.

Наставник позвал и говорит: «Внешний праздник – для бездельников. Иди, займись делом – изучай. У меня силы не те, чтоб еще раз такое показывать».

Я подошел к горящему тополю. Почувствовав жар, дал деру. Говорю Учителю:

– А что изучать? Да, горит…

Он сказал:

– Смотри на листья, дурак. Этот жар – обман для слепых. На это, что ли, попался, идиот? Сам же каждый день прячешь истину.

Да, мои глаза меня же напугали!

Снова подошел к дереву с другой стороны, где люди не могли меня видеть. Подавляя страх, вошел в полосу жара. Через несколько шагов жар исчез, осталось холодное неестественное свечение, которое давало очень сильную прохладную свежесть.

До сих пор не устаю удивляться. Люди кричат: «Чу-у-ду, чу-у-ду давай!» А как покажешь им чудо, плечами пожимают равнодушно, говорят: «Нормально… Так и должно быть…» Или вообще не замечают.

Давайте проанализируем. Вы можете сказать: «Это массовый гипноз». Тогда какого хрена из района – с расстояния километров в десять – приехали пожарные. Оттуда увидели! Свидетели – не только гости и жители поселка, но и целая команда пожарных.

К утру начали все расходиться. Они даже думать забыли, даже и не заметили, как погасло.

Но что главное: ни на одном дереве никакого следа огня не было. Тополя стояли зеленые!

Мне кажется, это заметили только двое – сосед и я.

Истина внутри вас… Запишитесь к проктологу

Погуляли – и будет.

Ну что? Возвращаемся к нашему разговору о том, что истина не передается, а постигается.

Как могу передать вам вкус мороженого, которое было куплено на старательно собранные в детской копилке монетки в течение стольких месяцев?! Мог бы дать вам лизнуть…

Но! Это мое мороженое! Это мороженое – моя истина.

Когда говорю «мороженое», вы думаете о том же самом, но ваше все-таки другое.

Уверяю вас, мое не понравилось бы вам, а ваше – мне, потому что у нас разное детство. Каждый из нас ищет его в своем раю и слишком далеко друг от друга.

Как-то в прошлом году в одном курортном городе бродил, слонялся, бездельничал. От скуки подошел к киоску, думая купить журнал, посидеть на скамеечке, погреться на солнышке.

А в том киоске оказалось мороженое. К мороженому отношусь взаимно, то есть прохладно. А там много-много всего в разных красивых заморских оберточках. Соблазнился, вспомнив, что уже много лет ничего такого не ел. Попросил самое дорогое и вкусное. Не торопясь расположился на горячей скамейке, торжественно развернул упаковку, предвкушая наслаждение. И как только откусил, сразу проснулся!

Что это? Это же не мороженое! Это гадкий коктейль из прекрасных дорогих туалетных мыл! Испортили все! Выплюнул и выбросил. Вернулся и с упреком обманутого в лучших чувствах человека настоятельно попросил:

– Дайте мороженое!

– Вы же взяли!

– Что вы мне дали? Это не мороженое, это парфюмерия! Я же не бомж какой-нибудь! Это ведь натуральный одеколон!

– Ну, выбирайте!

Взял два других. Снова развернул, попробовал, выплюнул. Ну, е-мое!

Как раз, когда третье взял в рот, вдруг понял, что ищу.

Детство! Свое детство! Вот что, оказывается, я искал в этих красивых обертках!

Вернулся. Подошел. Замялся. Мне уже было неудобно. Знаете, что сказал?

– Солнышко, родненькая! Ищу мороженое от тоски по детству. Знаю, что у вас есть – «Молочное» в бумажном стаканчике? Готов купить за любые деньги!

Она сначала удивилась, потом понимающе улыбнулась:

– Поняла.

Поискала, покопалась, аж с головой влезла в свою тележку. Пошуршав некоторое время по углам, где-то в самом низу нашла стыдливо сморщенный бумажный стаканчик и с торжественностью фокусника протянула:

58
{"b":"220235","o":1}