ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 Владимир Ильич пережил Инессу Арманд всего на три года. После смерти вождя,  в феврале 1924 г. Крупская направила в ЦК просьбу захоронить останки ее супруга вместе с прахом Инессы Арманд. Сталин отверг это предложение.

 В качестве доказательства близости отношений Инессы и Владимира Ильича появилась информация, что у Инессы был ребенок от Ленина.   В литовском городке Мариямполе на мемориальном кладбище есть памятник капитану Андрею Арманду, погибшему 7 октября 1944 г. в боях за освобождение Прибалтики от фашистов. Как утверждают местные историки-краеведы, гвардии капитан Красной армии Андрей Арманд - внебрачный сын Владимира Ленина и Инессы Арманд. В официальных документах времен войны действительно говорится, что «похороненный Андрей Александрович Арманд (1903-1944) - сын

 Инессы Арманд и Владимира Ульянова». Сегодня эти бумаги хранятся

 в городской администрации Мариямполя. Андрей Арманд - получил высшее образование, до 1935 г. он работал инженером-механиком на Горьковском автозаводе, затем переехал в Москву. В начале войны ушел добровольцем на фронт с московским ополчением. В 1944 г. вступил в члены ВКП(б) и вскоре геройски погиб. Как следует из биографии Инессы, родился Андрей, пятый ребенок, в 1903 г., и его отцом был Владимир, но не Ленин, а Арманд. А с Лениным Инесса впервые встретилась в 1909 г. в Брюсселе, когда Андрею было шесть лет. Владимир Ильич никак не мог быть его отцом.

 В  учебниках истории для восьмых классов школ ГДР (Германской Демократической Республики)  в главе, посвященной Владимиру  Ульянову (Ленину), сообщалось об Александре Стеффене, единственном сыне  вождя революции и шестом ребенке Инессы Арманд. В 1998 г. появилась статья журналиста Арнольда Беспо о том, как он  разыскал 85-летнего Александра Владимировича Стеффена в Берлине, где тот  жил недалеко от Бранденбургских ворот. Жена его давно умерла, а дети стали самостоятельными и разъехались. Журналисту удалось записать рассказ герра Стеффена о себе:

 «Я родился в 1913 г., через 3 года  после знакомства матери с Владимиром Ильичом. А оно произошло в Париже в 1909 г., сразу после смерти от туберкулеза ее второго мужа, Владимира Арманда. Как я полагаю, родители не очень хотели афишировать факт моего появления на свет. Поэтому через 7 месяцев после рождения меня  пристроили в семью одного австрийского коммуниста. Там я и рос вплоть до  1928 г., когда неизвестные люди забрали меня, посадили на пароход в  Гавре, и я оказался в Америке. Думаю, что это были люди Сталина,  которые, скорее всего, хотели в будущем использовать меня в  пропагандистских целях. Но, видимо, не получилось. В 1943 г, уже  будучи американским гражданином, я пошел добровольцем в армию и служил  на военно-морской базе в Портленде до 1947 г.

 О своем отце знаю от  матери. Весной 1920 года, незадолго до своей смерти, она побывала в  Зальцбурге. Рассказала о нем, привезла письмо из своего личного архива,  написанное Владимиру Ильичу в Париже в 1913 году, и попросила сохранить  его на память.

 В США жизнь не заладилась. Жена умерла в  1959 году, и я уехал в Европу, в ГДР.  Я догадывался, почему на мою просьбу восточные немцы сразу  ответили согласием и предоставили гражданство вместе с хорошей  квартирой. Позднее моя догадка подтвердилась. Меня пригласили на прием к  товарищу Вальтеру Ульбрихту, Генеральному секретарю ЦК Социалистической  единой партии Германии - он все знал. А в 1967 году, во время  берлинской встречи лидеров мирового коммунистического движения в  советском посольстве со мной встретился Леонид Ильич Брежнев. Он вручил  мне орден Дружбы народов и на прощание крепко расцеловал. Обещал  пригласить на XXIII съезд КПСС в качестве почетного гостя. Не  получилось. А сегодня Ленина в России не любят.  Так что и делать мне у  вас нечего».

 В США жизнь не заладилась. Жена умерла в  1959 году, и я уехал в Европу, в Германскую Демократическую Республику  (ГДР).  Я догадывался, почему на мою просьбу восточные немцы сразу  ответили согласием и предоставили гражданство вместе с хорошей  квартирой. Позднее моя догадка подтвердилась. Меня пригласили на прием к  товарищу Вальтеру Ульбрихту, Генеральному секретарю ЦК Социалистической  единой партии Германии — он все знал. А в 1967 году, во время  берлинской встречи лидеров мирового коммунистического движения в  советском посольстве со мной встретился Леонид Ильич Брежнев. Он вручил  мне орден Дружбы народов и на прощание крепко расцеловал. Обещал  пригласить на XXIII съезд КПСС в качестве почетного гостя. Не  получилось. А сегодня Ленина в России не любят.  Так что и делать мне у  вас нечего».

         На первый взгляд информация правдоподобная, тем более что принимал Александра Стеффена сам Вальтер Ульбрихт, а награждал Леонид Брежнев. Да, и в учебниках истории так просто без проверки не напишут. Давайте разберем эту наиболее достоверную версию рождения бастарда (незаконнорожденного сына) у вождя.

 1. Остановимся на дате рождения 1913 г.  Из биографии Инессы нам известно, что весной 1912 года Инесса по поручению Ленина выехала в Россию, 14-го сентября она была арестована,  ее освободили весной 1913 года под залог в 5400 рублей, который внес ее первый муж Александр.  6 августа 1913 года закончился срок гласного надзора полиции, и она могла уехать из России. В сентябре она появилась в Кракове и уехала в Париж до 7 октября 1913 г.

 Плод любви Ленина и Инессы рождения 1913 г (месяц рождения не указан)  мог появиться от их встреч между апрелем 1912 г. и  апрелем 1913 г.  Инесса выехала в Россию весной 1912 г, значит, такое событие могло произойти только в апреле-мае 1912 г. в Париже.  Исходя из этих расчетов, ребенок мог  появиться на свет только в тюрьме Петербурга. Рождение в тюрьме должно было  обязательно зафиксировано в церковной книге. Если бы такая запись существовала и была обнаружена, она была бы главным доказательством этой версии. Из тюрьмы Инесса должна была выйти с грудничком весной 1913 г., и наверняка, судя по действиям Александра Арманда, он предложил бы Инессе усыновить мальчика, как он поступил с сыном его брата Владимира, Андреем.

 2. Как следует из версии, «через 7 месяцев после рождения» сына пристроили в семью австрийского коммуниста. Следуя этой версии, мы должны допустить, что Инесса пробиралась через Финляндию и Стокгольм до Кракова с ребенком и должна была появиться в семье Ульяновых с младенцем, а  затем в спешном порядке в течение месяца, так как в октябре она уже покинула Краков, передать его в семью австрийцев (в Галиции они тогда были).  Крупская с большой теплотой отзывалась об Инессе, постоянно бывавшей у них в доме, в это время, но о младенце ничего не намекнула даже вскользь. Можно  предположить, что они сговорились и решили избавиться от порочащего вождя революции внебрачного ребенка? Но это - маловероятно.  Во-первых, Ленин  был всего лишь руководителем партии большевиков, и до революции было еще  очень далеко. Во-вторых,  если бы Инесса появилась с ребенком Ленина, действия семьи Ульяновых было бы абсолютно противоположные – они так ждали детей, особенно Мария Александровна, ну, разве могли они отказаться от такого свалившегося счастья. В-третьих, Инесса была великолепной матерью. Политика ее затягивала, отрывала от детей, но при всех удобных случаях проводила время с ними. После побега из ссылки в Архангельскую губернию она с риском для себя встречалась с детьми в Москве. Когда она жила в Париже рядом с квартирой Ульяновых, она приходила к Крупской и Ленину с детьми, для которых они стали дядей и тетей. Даже на курсы  в Лонжюмо  она приехала с сыном Андреем. Она была неспособна подбросить своего ребенка в чужую семью на воспитание. Такой поступок был не в ее характере. Она была нежной, внимательной матерью, всегда заботившейся о своих детях. Возвратившись в Париж в 1913 г., где ее дети жили с отцом Александром Евгеньевичем, она летом 1914 г. уехала отдыхать с   ними на  Адриатическое море, в Ловрану, на полуострове Истрия.

 Из дневниковых записей Инессы от 1 сентября 1920 г.: «В отношениях к детям я вовсе не похожа на римскую матрону, которая легко жертвует своими детьми в интересах республики. Я неимоверно боюсь за своих детей».

52
{"b":"221178","o":1}