ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 3. Следует остановиться еще на фразе из версии: «Весной 1920 года, незадолго до своей смерти, она побывала в  Зальцбурге». В 1918 г. Инесса вместе с правительством Ленина переехала в Москву, стала возглавлять  женский отдел ЦК партии большевиков. Ее квартира находилась в Кремле, рядом с квартирой Анны Ильиничной, и Ленин пешком заходил навестить женщин. В 1920 г. было решено созвать 1-ую Международную женскую коммунистическую конференцию одновременно со вторым съездом Коммунистического интернационала (Коминтерна) с  19 июля  по 7 августа 1920 г. в Москве. Инесса Арманд была назначена организатором и руководителем этой конференции и никуда из Москвы не выезжала. В Зальцбурге она никак не могла быть,  да и время было не до поездок, началась война с Польшей. 1 марта поляки заняли Слоним, а затем Пинск,  19 апреля  Лиду, Новогрудок и Баранович и Вильно, 28 апреля – Гродно. Москва была отрезана от Европы, и пробраться туда было просто физически невозможно.

 4. Версия о сыне Ленина скомпонована и состряпана наспех, и ее авторы даже не потрудились заглянуть в справочник и уточнить факты и даты.  Еще один серьезный промах в версии: «А в 1967 г., во время  берлинской встречи лидеров мирового коммунистического движения в  советском посольстве со мной встретился Леонид Ильич Брежнев. Он вручил  мне орден Дружбы народов и на прощание крепко расцеловал. Леонид Ильич был в ГДР в начале октября 1964 г., будучи  членом президиума и секретарем ЦК КПСС, он как  глава советской делегации принял участие в праздновании пятнадцатилетия ГДР. В один из вечеров советский посол Петр Андреевич Абрасимов устроил обед в честь высокого гостя, на который пригласил певицу Галину Павловну Вишневскую и виолончелиста Мстислава Леопольдовича Ростроповича. В 1967 г. в сентябре Брежнев был с официальным визитом в Венгрии, а в ГДР его официальный визит, как Генерального секретаря ЦК КПСС, состоялся в октябре 1971 г. и принимали его на высшем уровне, а о приемах в посольстве не могло быть и речи. 

 Все эти измышления о сыне Ленина сшиты белыми нитками и не имеют никакого отношения к действительным событиям. И неважно, был ли Александр Стеффен рождения 1912 года или 1914 года, в любом случае Инесса должна была его вынашивать, а при ее столь тщательно прописанной хронографами по месяцам биографии, для рождения шестого ребенка не находится времени. Естественно, беременность не скроешь, и кто-то из соратников  в своих воспоминаниях обязательно бы об этом факте упомянул. Не было у Инессы шестого ребенка, а у Ленина – сына.

Глава 13. ЛЕНИН – ШПИОН,   БОЛЬШЕВИКИ – ДИВЕРСАНТЫ.

 В опломбированных вагонах в двух поездах через всю Германию, с юга на север, проехала группа из 195 эмигрантов-революционеров и их семей, возглавляемых Лениным. Сам факт, который рассматривался большевиками как широкий миролюбивый жест немцев, вызвал с самого начала подозрение не только у правоохранительных органов Временного правительства, но и у массы населения. Если немцы хотели проявить добрую волю, то почему они не проявили столько же благородства к тысячам русских пленных, к лежащим в немецких госпиталях и умирающим от ран русских солдат и офицеров. Был предоставлен сопровождающий эскорт лишь социал-демократам, (Ленин перед этим провел объединительный съезд с меньшевиками), партии  открыто призывавшей в журнале „Социал-демократ“ русских граждан  содействовать поражению России, но почему-то не было оказано такое почтение  представителям других партий, находившихся в эмиграции в той же Швейцарии.   

 Ни у кого не вызывало никаких сомнений, что  проезд по территории воющей стороны группе Ленина был обеспечен на определенных условиях, а больше всего немцы были заинтересованы в заключение сепаратного мира с Россией. Война на два фронта выматывала Германию, тем более при заключении мирного договора в определенных ситуациях немцы могли потребовать оказать им помощь в продовольствии, военном снаряжении, в обеспечении поставок горючего и даже военной силы. Февральская революция вдохновила немцев, оказавшихся в безвыходном положении в условиях затяжной войны; возникла реальная возможность вывода из войны России и для концентрации всей мощи немецкой армии на западном фронте. Группа Ленина переправлялась в Россию не просто на побывку домой, а с определенным заданием, создать наиболее благоприятные условия для ведения  переговоров о мире, то есть способствовать поражению русской армии на разных фронтах. Сегодня это называется – «Принуждение к миру». Заброшенных за линию фронта исполнителей приказов врага всегда называли диверсантами, осуществлявших всевозможного рода акты подрыва дееспособности армии (диверсии).  Ленину было поручено стремиться всеми силами к подрыву доверия русского народа к Временному правительству.  И группа Ленина по прибытии в Петроград приступила к исполнению задания. Об успешном завершении операции штаб Германского главнокомандующего рапортовал:

 «21 апреля 1917                                       

В Министерство иностранных дел. №551

 Штаб Главнокомандования передает следующее сообщение из отдела политики генерального штаба Берлина: «Штайнвахс телеграфирует из Стокгольма 17 апреля 1917 : «Въезд Ленина в Россию удался. Он работает полностью по нашему желанию».

 Оружием  большевиков, которых было всего 25 тысяч в стране с населением более 180 миллионов человек, были не пушки, снаряды, танки, кавалерийские дивизии, а пропаганда. Газета «Правда», центральный орган РПК(б),  в начале марта 1917 года имела всего 8 тысяч подписчиков. Однако уже в апреле (через месяц) партия издавала 17 ежедневных газет общим тиражом в 85-90 тыс. К июлю количество газет поднялось до 41, ежедневный тираж - до 320 тыс. экземпляров и общим еженедельным тиражом 1 млн. 415 тыс. экземпляров.. Кроме газет печатались листовки, за один тираж которых  большевики платили по 10 тыс. рублей. Газеты и листовки печатались в собственной типографии, которую большевики приобрели за 260 тыс. руб. При этом, ежемесячные членские взносы составляли в среднем 1 р. 50 коп, а поступления в кассу  от взносов не превышали 30 тысяч руб. ежемесячно. Отмечались и другие источники финансирования большевистской прессы, в том числе и фронтовой. Так, по свидетельству генерала А. И. Деникина командующий Юго-Западным фронтом генерал А.Е. Гутор открыл на эти цели кредит в 100 тыс. рублей, а командующий Северным фронтом генерал В.А. Черемисов субсидировал из казенных средств издание большевистской газеты «Наш путь»,

 Без постоянного финансирования крупными суммами партия Ленина не смогла бы так резко увеличить тиражи своих газет и листовок, а без столь масштабной пропаганды она не стала бы  популярной к сентябрю 1917 г., при этом надо помнить, что во время Февральской революции в марте  влияние большевиков было просто ничтожным. С помощью денег большевикам удалось переориентировать  на свою сторону массу солдат, матросов и крестьян, и к концу сентября в столичных Советах большинство уже было на стороне партии Ленина. Современные данные говорят, что основные, крупные суммы денег поступали из Германии.

 12 (25) апреля по прибытии в Петербург Ленин телеграфировал Ганецкому и Радеку в Стокгольм просьбу о высылке денег: «Дорогие друзья! До сих пор ничего, ровно ничего: ни писем, ни пакетов, ни денег от Вас не получили». 10 дней спустя он напоминал Ганецкому: «Деньги (две тыс.) от Козловского получены. Пакеты до сих пор не получены. С курьерами дело наладить нелегко, но все же примем все меры. Сейчас едет специальный человек для  организации всего дела. Надеемся, ему удастся всё наладить»

 В середине апреля 1917 г. комендант станции Торнео поручик Борисов перехватил и доставил в контрразведку Петроградского военного округа несколько писем, адресованных в Копенгаген Парвусу. Письма содержали фразы вроде «работа продвигается очень успешно», «мы надеемся скоро достигнуть цели, но необходимы материалы», «присылайте побольше материалов», «будьте архи-осторожны в сношениях» и т. д. Графологическая экспертиза определила руку Ленина. 1 июня 1917 г. французский капитан П. Лоран передал начальнику контрразведки Петроградского военного округа телеграммы, перехваченные союзными разведками. Их авторами и получателями были Ленин, Зиновьев, М. Ю. Козловский, А.М. Коллонтай, Е. М. Суменсон и Ганецкий. В них речь шла о крупных суммах, проходивших через руки Суменсон. В одной из телеграмм Суменсон писала: «опять внесла 20 тысяч». Вскоре после этого Ганецкий получил от Ленина и Зиновьева благодарность: «Телеграммы получены. Спасибо, продолжайте». Суменсон, державшая торговое предприятие и аптекарский склад, постоянно снимала со своего счета в Сибирском и других банках десятки тысяч рублей. Как предполагала контрразведка, денежные суммы были зашифрованы в переписке под именем «телеграмм», «карандашей» и т. п. Так, одна из телеграмм содержит просьбу Ганецкого: «пусть Володя телеграфирует прислать ли и в каком размере телеграммы для Правды», что было истолковано как относящееся к финансированию центрального органа большевиков. В другой телеграмме Ганецкий жалуется Козловскому на московского резидента Розенблитта, который непонятно сколько «получил оригинала карандашей, какое количество продал», «безобразие, не присылает никакого отчета куда перевел деньги». Розенблитт со своей стороны отвечал: «Продал 250 карандашей, 37 ящиков и фрахт на 26». Наиболее разоблачительными были сочтены две телеграммы Суменсон Ганецкому: «Финансы весьма затруднительны, абсолютно нельзя дать крайнем случае 500 как прошлый раз. Карандашах громадные убытки, оригинал безнадежен, пусть Нюабанкен телеграфирует относительно новых 100 тысяч» и: «Номер 90 внесла Русско-азиатский банк 100 тысяч». В целом «хозяйка аптекарского склада» Суменсон сняла со счета 750 тысяч рублей, и у нее еще оставалось на счету 180 тыс. рублей. Ганецкий намеревался посетить Россию и сам, но после событий 3-4 июля Суменсон предупредила его об опасности ареста следующей телеграммой: «Поездка теперь невозможна, послала письмо нарочным, когда смогу приглашу вас приехать, напишите, не откажите платить моему тестю двести рублей».

53
{"b":"221178","o":1}