ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 Встреча Парвуса с Лениным, который по плану должен был стать организатором будущей революции, состоялась в мае 1915 г. в бернском ресторане. Ленин идею не одобрил, от сотрудничества отказался. Парвус по поводу этой встречи впоследствии писал: «Я изложил ему мои взгляды на последствия войны для социал-демократии и обратил внимание на то, что, пока продолжается война, в Германии не сможет произойти революция, что сейчас революция возможна только в России, где она может разразиться в результате поражения от Германии. Однако он мечтал об издании социалистического журнала, с помощью которого, как он полагал, он сможет немедленно направить европейский пролетариат из окопов в революцию».  Хотя содержание разговора с Лениным осталось тайной, Парвус все же сообщил немцам, что «не договорился с Лениным и решил проводить свой план революции в России самостоятельно» и  продолжил обсуждать свой план с разными лидерами партий. Договориться с русскими социал-демократами за рубежом Парвусу не удалось.  

 Для легализации своей деятельности и  реализации своих планов Парвус переместился в Копенгаген и  основал там «Институт для изучения причин и последствий мировой войны». Среди сотрудников института было два видных большевика: Урицкий и Яков Ганецкий. В Стокгольме он зарегистрировал экспортно-импортную фирму «Фабиан Клингслянд» в 1915 г., ее исполнительным директором был назначен Ганецкий, совладельцем стал брат Ганецкого, представителем в Петрограде — двоюродная сестра Ганецкого, Евгения Суменсон, специально для этого переехавшая из Варшавы,  юрисконсультом — большевик из окружения Парвуса, Мечислав Козловский. Активность Парвуса немецкое командование поддерживало деньгами. Немецкий посол в Копенгагене Брокдорф-Ранцау сообщил канцлеру 23 января 1916 г., что «сумма в 1 млн. рублей, предоставленная в  распоряжение Парвуса,  немедленно выслана,  доставлена в Петроград и используется по назначению». К сотрудничеству большевиков Парвус склонил только в конце 1916 г. О  проезде Ленина через Германию, с немцами договаривался Парвус. Через посредников Парвус предложил Ленину железнодорожный коридор для свободного пересечения границы. Парвус настойчиво искал встречи с Лениным. Тот  от нее уклонялся. Посредником Ленина в переговорах был выбран немецкий социалист Карл Радек, а финансы в Россию Парвус перекачивал через другое доверенное лицо Ленина - Якова Фюрстенберга-Ганецкого.

 Канцлер Бетман-Гольвег уполномочил германского посла в Берне фон Ромберга войти в контакт с русскими эмигрантами и предложить им проезд в Россию через Германию. По данным наружного наблюдения Департамента полиции, 27 декабря 1916 г. Ленин явился в германское посольство в Берне, где оставался до 29 декабря. Ленин принял немецкое предложение. 9 апреля русские эмигранты во главе с Лениным отправились из Цюриха в опломбированном вагоне в  сопровождении офицеров германской разведки. 13 апреля эмигранты прибыли в Стокгольм. По прибытии Ленина в Стокгольм было созвано совещание большевиков, на котором было образовано Заграничное бюро ЦК в составе Ганецкого, Радека и Воровского. Переписка Заграничного бюро с Парвусом шла через Берлин шифрами германского МИДа. В Стокгольме Радек провел  переговоры с Парвусом, как полагают, именно на этой встрече и были сформулированы условия финансирования большевиков. Ленин прибыл в Петроград вечером 3(16) апреля 1917 г. В апреле 1917 года «на нужды российской революции» министерство финансов Германии перечислило 5 миллионов марок — огромную по тем временам сумму. Деньги германского правительства Парвус частично  использовал  в собственных коммерческих сделках, а прибыль от торговых операций шла лично Парвусу. 1/3 доходов переводилась в банки Скандинавии, остальное шло на счета Ганецкого («Московский коммерческий банк» и «Частный коммерческий банк») и Суменсон («Сибирский банк», «Азовско-Донской банк»).

 Теперь факт получения Лениным огромнейших  сумм от немцев  через  Парвуса-Ганецкого  доказан  с  полной  несомненностью.  Ленин превосходно  знал,  откуда получал деньги,  на  которые покупал  типографии. Когда  Ганецкого  в начале 1918 г.  исключили из партии,  Ленин  добился его восстановления, хотя превосходно знал роль Ганецкого.

 Министр иностранных  дел  Австро-Венгрии  граф О. Чернин указал  в своем дневнике  в  дни Брестских переговоров именно на роль германских военных во время революции. «Германские военные сделали все  для того, чтобы низвергнуть  Керенского и поставить на его место "нечто другое". Это "другое"  теперь  налицо  и  желает  заключить мир». Сепаратные переговоры о мире с Германией, начатые правительством Ленина, еще 1 в декабре 1917 г. закончились его подписанием 3 марта 1918 г. 

 Согласно договору, который состоял из 14 статей, различных приложений и 4 дополнительных договоров между Россией и каждым из государств Четверного союза: с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией:

 • от России отторгались западные губернии Украины и Белоруссии, губернии Эстляндская, Курляндская и Лифляндская, Великое княжество Финляндское. Большинство этих территорий должны были превратиться в германские протектораты либо войти в состав Германии. Также Россия обязывалась признать независимость Украины в лице правительства УНР;

 • на Кавказе Россия уступала Карскую и Батумскую области;

 • армия и флот демобилизовывались;

 • Балтийский флот выводился из своих баз в Финляндии и Прибалтике;

 • Черноморский флот со всей инфраструктурой передавался Центральным державам;

 27 августа 1918 г. в Берлине в обстановке строжайшей секретности были заключены русско-германский добавочный договор к Брестскому миру и русско-германское финансовое соглашение, которые от имени правительства РСФСР подписал полпред А. А. Иоффе, а со стороны Германии — фон П. Гинце и И. Криге. По этому соглашению Советская Россия обязывалась выплатить Германии, в качестве компенсаций ущерба и расходов на содержание российских военнопленных, огромную контрибуцию - 6 млрд. марок  в виде «чистого золота» и кредитных обязательств. В сентябре 1918 года в Германию было отправлено два «золотых эшелона», в которых находилось 93,5 тонны «чистого золота» на сумму свыше 120 млн. золотых рублей.

     23 февраля 1918 года прошло заседание ЦК, Ленин потребовал заключить мир на германских условиях, пригрозив в противном случае подать в отставку. В ходе голосования Троцкий, Дзержинский, Иоффе и Крестинский воздержались, что позволило большинством в 7 голосов против 4 при 4 воздержавшихся принять решение о подписании Брестского мира. Против подписания проголосовали Бухарин, Урицкий, Ломов, Бубнов. 24 февраля Ленину с огромным трудом, 126 голосами против 85 при 26 воздержавшихся, удалось продавить свое решение через ВЦИК. По воспоминаниям коммуниста Ступоченко, публика на хорах выкрикивала во время заседания: «изменники», «предали Родину», «иуды», «шпионы немецкие», в ответ большевики «огрызаются и показывают кулаки».

 Договор подписал не министр иностранных дел Троцкий, который подал в отставку, а его заместитель Сокольников Г.Я.  Ленин к документу руки не приложил, но полностью рассчитался со своими кредиторами из Германии продовольствием и хлебом с Украины, золотом из царской казны.

Глава 14. ЛЕНИН – ГОМОСЕКСУАЛИСТ.

 1. В Интернете и в современной литературе бродят сенсационные открытия некоторых историков о якобы существовавшей нетрадиционной сексуальной ориентации Владимира Ильича Ленина.   Волкогонов 666-ой  опубликовал свои секретные открытия  03.05.1994 г. Потом эта статья стала гулять по сайтам, на нее даже сегодня ссылаются некоторые авторы. Имеет смысл привести ее полностью:

  «По прошествии немаловажного времени, всё новые и новые факты вскрываются из жизни и деятельности В.И. Ленина. Так из недавно рассекреченного шестого архива исторических и иных документов партии, стало известно, что Ленин увлекся гомосексуализмом, еще обучаясь в Казанском университете. Так будучи студентом 3-го курса, он изнасиловал пять первокурсников и неоднократно отнимал у них деньги. Когда этот факт стал известен, Ленина отчислили из университета, в ответ на что он организовал политическую стачку, а на портрете Его Величества Николая 2-го пририсовал в висящем состоянии детородный орган. В свои ссылки Ленин всегда ездил с двумя сундуками книг. Автору этих строк довелось заглянуть и в эти сундуки. И что же он увидел? Один из сундуков был доверху набит скабрезной порнографической литературой в большей части немецкого происхождения и именно с этим сундуком Ленин никогда не расставался, в то время как второй часто отправлял просто по почте, или с любой другой оказией. Больше того, из тех же документов стало известно, что для удовлетворения своих гомосексуальных наклонностей во время ссылки Ленину направили Я. Свердлова, причем направили за счет партийных денег, и все это на виду простого честного люда села Шушенское. К своим развратным оргиям они привлекли и местного кузнеца, который хвалился потом всем, что тоже стал «социалистом». Почти все ночи ярко горел свет в ссыльном домике Ильича, и запоздавшие жители, глядя на это, крестились и старались обходить домик далеко стороной. Отсыпался же Ленин обычно днём. Побывал автор и в селе Шушенском, где 96-ти летняя, глухонемая с рождения, сельская дурочка Алафья Семиверстая рассказала автору следующее: Как шести лет, её заманил в домик своими непристойными книжками Ленин и неоднократно её насиловал, часто употребляя и оральный секс, после чего разрешал ей смотреть какую-нибудь новую книжку со срамными картинками. Видела он, а как Ленин занимался любовью и с тонким с бородкой, как ей потом объяснили с Я.Свердловым. Во время «любви» Ленин называл Свердлова Яшенькой и Козликом, а когда тот стонал и говорил что «больно» Ленин ласково похлопывал того по спине и называл «политической проституткой». Всю долгую жизнь Алафья Семиверстая, зная величие Ленина и боясь Сталинских репрессий не рассказывала о этой стороне жизни Ленина и только в наше время, в период расцвета гласности, демократии и развенчания партийных и прочих номенклатурных идолов со слезами в глазах и в самом голосе рассказала нам эту историю. К сожалению две недели назад Алафья Семиверстая умерла. А в селе Шушенском начался сбор денег на постановку ей Монумента, как невинной жертве политических глумлений.

 «Ничто человеческое мне не чуждо» - любил, смеясь, повторять Ленин. Теперь мы видим, в какой степени он соответствовал этому выражению».

55
{"b":"221178","o":1}