ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Война аватаров. Книга вторая. Поступь титана
Питерская Зона. Темный адреналин
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Академия пяти стихий. Возрождение
Грехи отца
Вселенная Тарковские. Арсений и Андрей
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Орудия Ночи. Жестокие игры богов
Содержание  
A
A

Котэрра

Елена Хаецкая

Сосед с другой планеты

Произведения разных авторов и разной стилистической направленности объединены общим героем — кошкой. Точнее, даже не общим героем, а общей идеей. Веками кошка смотрит на королеву. Время от времени королева отрывается от своих таких важных повседневных дел и начинает всматриваться в кошку.

В первую очередь кошка, несомненно, — милое домашнее животное, которое как никто умеет приносить радость людям, живущим с ним бок о бок. «Спаси одну кошку — и ты спасешь Вселенную», — говорят друзья этих красивых хищных зверьков. Сборник открывается пронзительным стихотворением Аркадия Руха — «У кошки девять жизней»… О, если бы так! Если бы и вправду — «смерти у кошки нет»!.. Если и вправду все так хорошо, то откуда слезы? Есть смерть для кошки, есть, и так часто люди ответственны за это…

Загадочность кошки заложена в изначальном мифологическом представлении о ней. Кот — победитель тьмы и зла, он видит во мраке и успевает заметить зло и одолеть его прежде, чем оно набросится на человека. Поэтому кошку пускают в новый дом первой, а уж затем переступают порог хозяева. Однако, вместе с тем, кошка может и перейти на сторону зла (черный кот колдуньи). И человеку иногда остается лишь гадать, какие тайны скрывает звериная душа.

Несомненная волшебность, даже космичность кошки — в рассказах Олди «Хоанга» и Светланы Капинос «Ночь Белого Тигра». Волшебство явления крупного кошачьего, преподнесенное в этих произведениях — одновременно лирических и эпических, «вселенских» по месту действия (весь мир, вся душа), — означает: кошки пришли править миром, наполняя его бесполезной, как музыка, красотой.

«…Одичалый демон зноя, сыт на рассвете и легко касается вашей кожи мириадами теплых пальцев, мурлыча на весь небосклон:

— Хоа-а-а-а…».

Соединив свою душу с кошачьей, человек в состоянии открыть в себе сверхспособности, утверждает Юлия Андреева в рассказе «Кот-поводырь». Слепец, не ужившись с собакой-поводырем, неожиданно обретает спасение в дружбе с котом. Кот не нянчится с калекой, он заводит его на крыши и на деревья, небрежным взмахом лапы открывая перед ним все упоительное многообразие кошачьей жизни. И у человека открывается третий глаз. Он теперь может видеть. И видит он не то, что обычные люди, но нечто большее. Происходит трансформация — в данном случае желательная, ибо человек, не нашедший общего языка с собакой и обретший взаимопонимание с кошкой, перестает быть «человечным». Ему теперь явлен «кошачий космос».

Теме котов в космосе уделяют внимание несколько авторов. В конце концов, не только Белка и Стрелка открывали дорогу человечеству к звездам, но и коты. Иван Ситников в «Планете котов» описывает традиционную ситуацию, когда кота «первым запускают в новый дом». Только в данном случае это не просто дом, а новооткрытая планета. Дэн Шорин («Коты не умеют улыбаться») вызволяет с помощью своеобразного «кота» девушку Ингу, запертую в космическом корабле до конца дней ее. Кот Ушастик — герой рассказа Валентины Силич — в поисках любви может облететь Вселенную. А замечательная, лукавая и мудрая история Любови и Евгения Лукиных «Спасатель» вообще ставит с ног на голову представление о самоценности человека. В высокомерии своем человек считает себя пупом Вселенной и венцом творенья. Но посмотрите-ка, что произойдет в далеком будущем! Вовсе не люди представляют наибольший интерес для пришельцев из грядущего. Люди-то расплодились (а что им, на вершине пищевой цепочки, сделается!). Коты — вот редкость. Впрочем, так уж устроено это животное, что в ответ на человеческую любовь оно отвечает благодарностью и любовью. И в далеком будущем кот замолвит за человека словечко.

Еще ярче представлена тема «кошка — друг человека» в трогательном рассказе Елены Ворон «Армия спасения». Откуда-то — из другого мира, из другого измерения, с другой планеты — прибывает Армия спасения, кошки. «Задача Армии спасения проста: прибиться к людям, прижиться в домах и учреждениях — а после всем своим существом, каждым усом и шерстинкой нести голодным, озлобившимся, одиноким людям тепло, радость и утешение. Они ждали. Они надеялись». А как же мы выжили в дикие, лютые, голодные девяностые? — спрашивает автор. Кошки помогали людям спасти свою человечность.

Только удается это далеко не всегда. В миниатюре «Синякин и любительница животных» Сергей Арно представляет дикий, по-хармсовски жесткий абсурд «любви» к животным, которая довольно быстро заставляет человека терять человеческое лицо и превращаться в гротескное созданье, в монстра.

Очень мало в книге рассказов, в которых кошка выступает как обычное домашнее животное. Конечно, не существует «обычных» — все чем-то необычны, тем и хороши. Но, пожалуй, только Михаил Окунь в рассказе «Кошачий бог», описывая мистический эпизод прощания с умершим котом, воспринимает кота как существо подчиненное человеку, да вот еще чисто бытовая зарисовка Вячеслава Харченко «Сэр серый британский кот» представляет душевную связь хозяина и животного именно как ответственность высшего за низшего: хоть и пакостный был кот, да свой, а своего не бросают… А Ольга Цветкова в «Хвостатых снайперах» рассказывает случай анекдотический, заставляющий нас поверить в полную разумность хитрованских кошек с их проказами. Еще дальше заходит Сергей Пальцун в «Упредителе»: разумные кошки используют свое знаменитое «шестое чувство» для того, чтобы «упреждать» несчастные случаи, спасать людей от неожиданных катастроф. Коты-культуртрегеры изображены Дмитрием Володихиным в «Популяции хитрых котов», а в «мемуарном», пародирующем популярные одно время истории об угнетении писателей «кровавой гэбней» рассказе Евгения Лукина «Дело прошлое» «всерьез» говорится о том, что «товарищ майор» настоятельно посоветовал писателю Лукину перестать описывать котов и приступить к описанию собак класса «преданный Мухтар».

«Воспоминателен» и «феллинистический диптих» Андрея Балабухи. Те, кому посчастливилось слышать, как Андрей Дмитриевич пускается в воспоминания, оценят рассказ по достоинству. А кто не слышал — могут представить себе, как это звучит в прекрасном, вкусном устном исполнении автора. Два таинственных случая из жизни, связанные с кошками. Один раз кошка спасла рассказчика от смерти, а другой — от поэтессы-ахматессы, что, возможно, было и труднее в исполнении, и вызвало большую благодарность спасенного.

Сборник произведений о кошках, конечно же, не мог обойти стороной тему волшебства, издавна приписываемого этим созданиям. Кошка — лучший друг домового, утверждает Даниэль Васильев («Городовой Феня»). Жуткий сказочный образ Кота-Баюна рисует Олег Кулаков — это существо мощное, мифологическое и вместе с тем реальное, одновременно и притягательное, и страшное. Юлиана Лебединская в «Королевской кошке и Краснобородом Муже» утверждает, что казненные королевы начинают новую жизнь в кошках. (О, дивная тень Анны Болейн…).

Кошки и королевы «переселяют» нас в мир английской сказки — в мир «Мэри Поппинс» в частности. И вот появляется фарфоровая кошечка с каминной полки — наверное, самый трогательный рассказ сборника (автор Юстина Южная). Вся жизнь семьи, радостные — но чаще грустные, тяжелые — моменты глазами маленькой фарфоровой кошечки, у которой отбиты ушко и кончик хвостика, неизлечимые раны, оставленные временем и печалью. Немало «кошачье-английского» вспыхивает и в блестящем ассоциативном фейерверке Александра Смира. Следуя за стремительной мыслью автора, читатель в считанные минуты вспомнит все, за что он любит кошек в художественной литературе. Рассказ этот, короткий и яркий, буквально взрывается на страницах — и вдруг угасает, растворяясь в воздухе улыбкой Чеширского Кота…

Елена ХАЕЦКАЯ
Котэрра - img_001.png
Мария Лудикова

Аркадий Рух

Versus mortum

He надо ни слёз, ни тризны.
Я знаю один секрет:
У кошек есть девять жизней,
А смерти у кошек нет.
Они возникают розно
Под струи седых дождей,
И каждый — пока не поздно —
Спешит обаять людей.
Явившись невесть откуда, —
А впрочем, к чему нам знать?
Им нужно простое чудо,
Чтоб жизни свои начать.
А там — лабиринт историй,
Событий, романов, драм.
Есть место любви и горю,
Тоске и надежде там.
Король городских помоек,
Подвалов гроза и крыш —
И баловень новостроек,
Полупудовый малыш.
И смерти у них различны.
Мы этот печальный сказ
Опустим, как слишком личный.
Но так — только восемь раз.
Девятая жизнь — иная.
Девятую жизнь свою
Кошачии проживают
В открытом лишь им раю.
И там, в потайной отчизне,
Все знают простой секрет:
У кошки есть девять жизней,
Но смерти
          у кошки
                    нет.
Аркадий РУХ
1
{"b":"221967","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра в сумерках
Принц инкогнито
Каждому своё
Самый желанный любовник Лондона
Загадай – исполнится!
Империя бурь
Хронолиты
Та самая книга для девелопера. Исчерпывающее руководство по маркетингу и продажам недвижимости
Мир уже не будет прежним