ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если ты не согласишься – я обо всем расскажу твоему мужу!

Я дернулась, представив себе реакцию Алеши. Представила, во что превратится моя жизнь, если муж уйдет от меня? И что он сам чувствовать будет? С его-то тонкой душой, с его поэтической натурой! А Илья! Без папы он не обойдется. Нельзя допустить этого.

И еще одна эгоистичная, гадкая мыслишка пульсировала в моей дурной голове: Артем проведет со мной целую неделю, мы будем вместе несколько дней. Разве я могу противостоять такому искушению? Пытаясь хоть немного сохранить лицо и не позволить Артему прочитать вот именно эту гадкую мыслишку на моем лбу, я изобразила вынужденное и вымученное согласие:

– Ты шантажируешь меня? – он кивнул. – У меня нет выбора?

Он снова кивнул и решительно добавил:

– Ни выбора, ни времени на размышление.

Глава 9. Сияющие вершины любви

Через три дня я стояла на балконе шикарного номера с видом на заснеженные Домбайские вершины. Ощущение нереальности происходящего, беспокойство, ставшее для меня привычным и почти необходимым. Усталость от долгой дороги. Напряженный взгляд Артема. Мы оба нервничали, каждый по своим причинам. Только моя причина была вполне объяснима, а вот что мучило Артема? Он никак не реагировал на мои реплики о чувстве вины перед близкими, он не хотел даже думать на эту тему. Но нечто гложило его – я не могла не заметить!

– Я есть хочу! – сообщил Бескровный, как только мы разложили свои нехитрые пожитки на полках огромного полированного шифоньера в пышной спальне номера люкс.

Выбросив сигарету, я вернулась в комнату.

– А в номер еду заказать можно? – мне совсем не хотелось выходить. – Я бы обошлась чашкой кофе и полежала немного.

– Полежать успеем, – пробурчал он. – Пойдем в ресторан на первом этаже. Там вкусно кормят.

Пришлось подчиниться. Я присела к зеркалу, чтобы подкрасить губы и здорово расстроилась, увидев свое отражение. Бледная, как смерть, с тоской в глазах, с уныло повисшими волосами и самодельным кустарным маникюром. А одежда? Дешевая китайская водолазка, мятые черные брюки… Ну и любовницу ты завел себе, генерал!

– Может, ты сам сходишь поесть? – предложила я Артему.

Он подошел к туалетному столику и отразился рядом со мной: синий стильный свитер, дорогие джинсы, уверенная осанка, надменный взгляд серых глаз.

Бескровный глянул на меня мельком и, конечно, ничего не понял. Такие мужчины никогда ничего не понимают.

– Слушай, – я потянула его за рукав, – а каково это, иметь любовницу, которая один в один похожа на твою жену?

Его отражение скорчило мне шутовски удивленную рожу.

– Я не думал об этом. Вообще говоря, вы с Кристиной похожи только в первый момент. Чертами лица похожи и немного манерами, но потом становится ясно, что это только первое впечатление! Ну, да, рост, цвет волос, смеешься ты, как она… А, на самом деле, ты абсолютно другой человек. У меня есть для тебя сюрприз, – улыбнулся он, наклоняясь ко мне и целуя мою шею.

– Презервативы с усиками? – съехидничала я.

– Увидишь в ресторане.

Мне стало интересно. Никогда не получала сюрпризов, потому что на них нужны лишние деньги, а у нас с Алешей нет и нелишних.

Мы спустились на этаж ниже, вошли в огромный полупустой зал, и уселись за сервированный столик у окна. За стеклом снова виднелись горы, их сияние нестерпимо слепило, и я отвернулась.

– Ну, где твой сюрприз? – поинтересовалась я. – Это что, бифштекс из мамонта?

Кривоватая усмешка Артема скрывала тайну. Подошла официантка, мой кавалер заказал какие-то блюда, вино и кофе. А позже, подняв полный красного вина бокал, он сказал:

– Давай выпьем за эти дни! Я хочу, чтобы ты, наконец, немного расслабилась. Давай возьмем все, что можем. Но для начала, возьми это!

Он протянул мне красную, в цвет вина, бархатную коробочку. Я взяла ее и, помедлив в предвкушении чуда, откинула крышечку. На белом шелке лежали три маленьких прозрачных камешка, оправленных в матовое серебристое. Это были серьги и колечко. В наследство от папы я получила совсем немного, и в числе прочего – интуитивную способность с ходу распознавать бриллиантовый блеск.

– О! – сказала я. – Довольно чистые камни. И больше чем по два карата. Отличный подарок жене.

– Это не жене, – с легким разочарованием возразил Бескровный. – Это тебе.

– Я не возьму.

Артем поставил бокал на белую скатерть. В его глазах читалась такая детская обида, что пришлось объяснить:

– Это не для моей жизни, прости. Я, вообще, не люблю бриллианты – семейная история! Но это не важно. Важно другое: как я мужу объясню появление этих безделушек?

– Скажешь: премию получила и купила!

– Какова сумма этой премии? Это же диких денег стоит! – яд капал с моих губ. – Да если бы я получила премию, я бы побежала покупать Илье зимнюю одежду! И новые зимние ботинки Алеше. Еще я купила бы смеситель в ванную, потому что, у нас уже год не работает душ. А на остаток собрала бы Илюшку в школу. Себе бы я позволила хорошие плотные колготки к осени, не больше!

– Ну, ты утрируешь, наверное!

Мне стало смешно и досадно.

– Что ты знаешь о моей жизни? – Артем недоуменно пожал плечами.

– Ничего, как я вижу! У меня есть тост, – я подняла бокал и переменила тон. Артем не заслуживал моего сарказма, он просто хотел как лучше. – Спасибо тебе, любимый, за то, что ты сделал меня женщиной!

Он усмехнулся и отпил глоток вина. У меня были припасены аргументы:

– Кем я была до твоего второго пришествия? Я была замученной домохозяйкой, рыскающей по оптовым рынкам в поисках дешевой еды. Я так заклинилась на экономии семейного бюджета, что забыла о нормальной жизни. А ты разбудил меня, мои чувства, мою женственность. С того самого поцелуя у моря я стала думать… Думать о любви, о своих желаниях, о сексе… Спасибо, Артем! – он приложил два пальца к виску, шутливо отдавая честь. Я закончила свой спич: – А подарки в материальном эквиваленте мне ни к чему.

Остаток обеда прошел без эксцессов, но напряжение осталось. Но разве это моя вина? Я пыталась отвлечься, расслабиться. Рассказала парочку анекдотов, выпила вина. Поднявшись в номер, устроилась на диване перед телевизором и вскоре задремала. Артем прилег рядом, преследуя ту же благородную послеобеденную цель. И только мне удалось погрузиться в блаженство, как под ухом запищала назойливая мелодия. Звонил мобильник Бескровного.

– Да, – лениво ответил Артем. Потом быстро встал и отошел к окну. – Все в порядке… Нет, я обещал, я делаю…

Сон развеялся. Вот уж что я не люблю, так это телефонные звонки! Неожиданно на память пришел почти забытый разговор с сумасшедшей, требовавшей, чтобы я отдала ей что-то и спасла ее сына.

– Ничего не случилось? – спросила я, когда Артем снова сел рядом со мной. – А то я что-то нервно стала на звонки реагировать!

– Ничего не случилось, а почему ты так телефона боишься?

Чтобы повеселить его и себя тоже, я рассказала о том ночном разговоре.

– Так ты не поняла, кто звонил? – спросил он.

– Увы! Хотела разобраться позже, но теперь мне кажется, что это неважно. Разве что, действительно, звонил кто-то из новой семьи отца.

– А кто твой отец?

Может, рассказывать и не стоило, но раз ляпнула А, то надо произнести и Б.

– Да я и не знаю, кто он! Папа исчез из моей жизни, когда мне было лет пять, кажется… Помню только, что он был веселый, играл со мной и Андрюшкой, рассказывал сказки. Только он всегда переделывал их на свой вкус. Поэтому даже три поросенка по его версии строили свои домики из драгоценных камней. Самый лучший домик получился у Наф-Нафа, который вместо кирпичей использовал алмазы. Мама рассказывала, что у папы было образование, работа, много чего. Но еще у него были сомнительные друзья. Одного из них я и сейчас знаю. Это Дорогой Леонид Ильич, который потом стал моим отчимом и главным врачом кардиологического центра. В молодости отчим не был таким положительным, правда и не скатился совсем. В отличие от моего папы.

11
{"b":"223862","o":1}