ЛитМир - Электронная Библиотека

Самым правильным стало бы отказаться от дружбы с Кристей, но она всегда имела надо мной особую власть, зачаровывая своим бриллиантовым блеском. В детстве я просто не смогла отказаться от так называемой дружбы с ней, а, став взрослой, поняв все на свете о дорогой своей подруге, я сохранила наши отношения. Только постаралась немножко отстраниться, свести общение к минимуму.

Но все равно мы оставались похожи между собой: моя танцующая походка, мои глуховатые и упрямые интонации, мое пренебрежение гламуром – все отражалось в Кристине. Идентичность привычек подчеркивалось внешним сходством. Мы обе – круглолицые, худенькие шатенки.

Теперь все это уже не кажется таким уж важным. Кристина и я относимся к разным социальным слоям и вращаемся на разных орбитах. Кто знает о нашем сходстве? Ну, разве что Борянка с Настей, но они никогда об этом не говорят. Возможно, думают, что не стоит обижать Верочку, которая так стремится походить на Кристину Великолепную. Кстати, это я привела Кристю в нашу студенческую компанию, и ей удалось придать нашим сборищам некий шик, класс, уровень. Благодаря Кристине мы стали бывать в новомодных заведениях, пить текилу и почти все время болтать о дорогущих тряпках и косметике. В этой теме Кристине не было равных! Даже Настя и Боряна слушали, ее, открыв рты.

Дома меня поджидали пустые чемоданы и разбросанные шмотки. На следующий день мы с мужем и сыном собирались ехать на море. И, как выяснилось совсем недавно, Кристина со своим мужем Артемом тоже ехали с нами.

– Я так рада! – сказала Кристина по поводу совместной поездки. – А ты?

Я представила себе непритязательный пейзаж анапского незатейливого курорта: широкий песчаный пляж, заплеванный и грязный; груды телес, тесно уложенных на цветастые подстилочки; полное отсутствие элементарных удобств. Тела вокруг шевелятся, галдят, жрут, швыряют упаковки от сожранного прямо на песок и учат своих детей справлять естественные нужды там, где они, эти нужды, детей застали. И среди всего этого – Кристина: капризный вид маленькой девочки, самый дорогой купальник из всех, что я видела в жизни, изысканно уложенные кудри, на шее и в ушах стильное золото. «Никакой бижутерии!», как же, я помню ее лозунг! Макияж умеренный, умелый и высокохудожественный в духе: «Ах, я просто такая красивая родилась!».

– А как же! – ответила я, лицемеря в тон словам подруги. Моя улыбка выглядела не просто дружеской, а счастливой до безобразия. Мы стояли друг напротив друга, одинаково улыбаясь и одинаковыми жестами поправляя одинаковые волосы. Мы, вообще, напоминали двух Барби: она – стодолларовую, а я – восьмидесятирублевую. – Но мам-то Анапа зачем? Это же не ваш уровень!

О, да! Сверкающее море будет разлито в Анапе только для ее глаз цвета уникального синего бриллианта «Хоуп». Впрочем, здесь меня не надурить! Я точно знаю, что это цветные контактные линзы.

– Мы с Артемом решили вспомнить молодость! – рассмеялась Кристина в ответ, блеснув чудесными, поистине жемчужными, зубами. Какую это молодость она собралась вспоминать? Бескровные всегда были обеспеченными людьми. – Нет, правда. Артем новую квартиру купил и теперь там ремонт, а на отдых осталось маловато. Олесю мы отправили в детский лагерь, неподалеку от Анапы. А сами решили не ездить за границу в этом году. Какой смысл? Приедем и будем там центы считать! Лучше уж здесь ни в чем себе не отказывать. А в Анапе все такое дешевенькое!

– Да, – кивнула я. – На базаре продавцы сами доплачивают, чтобы у них арбузы брали!

Я так мечтала об этом отпуске: Илюшка первый раз увидит море, Алеша займется своим творчеством, я буду плавать за буйки. И, что самое главное, мы побудем семьей! В обычной жизни времени на общение нет совершенно: с утра все проснулись, спросони похлебали чаю и разбежались. Вечером пришли, съели ужин и на боковую. Разве это жизнь?

И вот теперь весь отпуск я проведу в компании Кристины и Артема! И если присутствие Кристины для меня не проблема, то ее высокомерный преуспевающий супруг всем видом своим будет напоминать, чего в жизни я лишилась по милости подруги. Оставалась лишь надежда на мужа: Алеша общителен, остроумен, приветлив и всем приятен. Когда-то нас познакомила Кристина, предсказав мне замужество, и не ошиблась. Так что – бог дал, бог взял!

Алеша поэт, стихи это его призвание, его стезя и его крест. Лично мне кажется, что после поэтов Серебряного века сказать нечего, но Алеша не может не посвящать стихам каждую минуту своего существования. У него есть три опубликованных сборника, несколько десятков его стихотворений напечатано в регулярных поэтических изданиях. Он известен в узких кругах, знатоки называют его тонким, чувственным лириком, поэтом с большим потенциалом и загадочной недосказанностью. Вот только денег это не приносит. Заработка ради, поэт Алексей Бойко работает водителем у директора банка. И еще Алеша удивительно добрый, невозможно прощающий и великодушный человек. Вот у кого бриллиантовое сердце!

Много лет назад, когда Артем Бескровный выбрал себе в жены мою копию – Кристину, приняв ее за оригинал, я была… задета, обижена и очень переживала. Не знаю, чего в тех переживаниях было больше: уязвленной женской гордости или настоящего чувства. Нечто болезненное в отношении к Артему сохранилось до сих пор, и я очень не люблю об этом вспоминать, поэтому намеренно стараюсь избегать общения с четой Бескровных. А Алеша – это моя отгадка, моя твердь, мое будущее. И не надо забывать, что множество стихов Алексей посвятил мне, именно мне и только мне. Я с удивлением узнавала свое отражение в зеркале его рифм, а он только улыбался своей особой понимающей улыбкой.

И как же глупо женское сердце, не полюбившее мужчину, давшего столько тепла и любви! Бессовестная дура, я по-прежнему тоскую по холодноватому взгляду Артема.

Глава 2. Курортные развлечения

– Мы встречаемся вечером, – сообщил мне Алеша, поболтав с Бескровными. Мы уже три дня предавались знойному отдыху на грязноватом анапском песке. – Решили в ресторан сходить! В санатории неплохо кормят, и ансамбль приезжает каждый вечер из Анапы.

– Местные «Бони М»? Очень соблазнительно! Родной, мы не потянем все эти удовольствия! – предупредила я его.

– Ничего, – отмахнулся муж. – Потом поголодаем пару лет и восстановим финансовую брешь! Мне только на пользу.

Он трагически вздохнул и похлопал себя по животу, который еще не свисал из плавок, но уже и не втягивался на вдохе.

– А Илюша? – я искала предлог, чтобы отказаться от ресторана.

– Он только обрадуется, узнав, что мы уходим!

Алеша улегся на полотенце, а я села рядом на песок. Муж, даже лежа, умудрялся выситься над остальными людьми на пляже.

Я чувствовала, как пульсирует в висках солнце. Обожая море, всегда умираю возле него! Плохо переношу горячее солнце и контраст с прохладной водой, анапский ветер и песок, пригоршнями летящий в глаза. Мне легчает только к вечеру, когда солнце прячет свое раскаленное тело в синюю глубину, пахнет солью и вечностью. И еще у меня есть несколько тайных часов с утра: встав пораньше пока семейство сладко сопит в объятиях Морфея, иду искупаться в утреннем ласковом море на день грядущий.

Нет, надо расслабиться! Я легла прямо на раскаленный песок и совсем не хотела, но представила себе сегодняшний вечер в компании Кристи и Артема. Глубокая печаль уже почти затопила мое сердце, но вдруг случилось землетрясение, эпицентр которого был прямо рядом со мной!

– А-а! – услышала я оглушающий рев. – Илюшка, паршивец, кто тебя этому научил?!

Подброшенная толчком, я оказалась на ногах и только тогда поняла причину стихийного бедствия. Колебания почвы и акустические эффекты вызвал Алексей, получивший холодный душ и вскочивший на ноги. Оказалось, что добрый Илья выжал на своего папу мокрые холодные плавки. Хоть бы не признался, кто его научил, а то мне не жить. Однако, быстрый какой мальчик! Я и не заметила, как сынок успел вылезти из воды и сгонять в барханы за пляжем, чтобы переодеться.

2
{"b":"223862","o":1}