ЛитМир - Электронная Библиотека

Илья понял, что ему удалось произвести на отца незабываемое впечатление, и рванул прочь. Алексей, хохоча, и погнался за ним. Их вопли и визги смолкли где-то в море. Я же стала собирать полотенца, мокрые Илюшкины плавки, разбросанные огрызки и пустые бутылками из-под сладкой и минеральной воды. Пора в домик на сиесту!

Вечером мы с Алешей стали собираться в ресторан. Алексею хотелось цивилизации, водки и танцев. Вообще-то, он пьет мало, а уж пляшет и того реже, но за три дня пребывания в дикости муж соскучился по развлечениям.

– Я буду свою книгу читать! – сообщил Илья деловито.

– Это про то как быстрее свести маму в могилу? – уточнила я, погладив его выгоревшие вихры.

Честно признаться, никогда не ожидала, что рожу такого умного и красивого мальчишку! Последние двенадцать лет, с момента появления Ильи на свет, материнская гордость просто распирала меня.

– Нет, это про то, как опасно бросать маленьких детей одних, – в ответе сына я почувствовала угрозу.

– Кажется, мы говорим об одном и том же! Хочешь, никуда не пойду?

– Иди уже! – свысока ответил сынок. – Столько косметики извела. Зря, что ли?

Алексей стоял у зеркала, пытаясь одновременно выпятить грудь и втянуть живот, отвлеченно прокомментировал:

– Заметь, со мной он такого тона не допускает!

– Потому что ты вон, какой здоровенный! – тихо сказал Илья, скрываясь за страницами «Восемьдесят тысяч лье под водой».

Папа пропустил это замечание мимо ушей, потому что его йога никак не удавалась – ни грудь не выпиралась, ни живот не уменьшался.

– Слушай, тебе не кажется, что я растолстел?

– Нет, милый, – легко соврала я, – просто светлое тебя полнит!

Я припрятала лукавую улыбочку и мазнула подмышками шариковым дезодорантом. У Алексея аллергия на спреи, поэтому я не пользуюсь ими никогда. А жаль – вот бы лаком для волос спрыснуть прическу!

Вопреки ожиданиям, вечер прошел вполне сносно. Алеша, как я и ожидала, стал душой застолья. Он умело шутил, произносил настоящие кавказские тосты под настоящую грузинскую «Хванчкару», учил шашлычника жарить шашлык, спел пару песен вместе с ансамблем на эстраде и изобразил в паре с Кристиной зажигательную лезгинку. Мой муж и Кристя почти не пропускали танцев. Свой индивидуальный план по развлечениям поэт перевыполнил лет на пять вперед.

Исподволь я наблюдала за избалованным сибаритом Артемом, оказавшемся в кошмарных условиях дешевого российского курорта. Сначала бедняга был потрясен полным отсутствием выбора в меню и скатертью, заляпанной чем-то желтовато-комковатым. Но потом, когда попробовал вино и шашлык, а на омерзительное пятно официант поставил огромное блюдо с овощами – немного расслабился. Даже улыбнулся пару раз своей особенной кривоватой улыбкой, придававшей его узкому лицу чуть смущенное выражение.

Рядом с моим Алешей, он выглядел как парусник рядом с ледоколом. Среднего роста, худощавый, высокомерный и самоуверенный. По его виду следует догадаться: он преуспевает и процветает, его жена роскошная женщина, но и другие не отказывают. Таким он стал в последние годы. Отчасти я ненавидела его за то, как он изменился.

Учитывая самоотречение на ниве отдыха наших спутников, мы с Артемом постоянно оказывались за столом один на один. К ужасу, приходилось как-то общаться.

– Как дела? – спросил он, глядя сквозь меня.

– Нормально, – ответила я, глядя сквозь него.

Очень содержательная беседа! Только немного позже, выпив достаточно вина и устав сидеть болванчиком, любуясь на чужие развлечения, я решила немного поболтать. Мне захотелось напомнить Артему, каким он был прежде:

– Ты все еще увлечен Босхом?

Артем поднял брови:

– Ты помнишь?

– Конечно, – он бы очень удивился, узнав, как много я помню. – Твоя любимая картина «Удаление камней глупости». Не знаю, почему.

– Ух, ты! – Артем повеселел: – давно я о Босхе не говорил! «Мастер, удали камень. Меня зовут Лубберт Даст», – я с трудом сообразила, что он цитирует надпись на картине. А Лубберт Даст это то же самое, что Иванушка – дурачок. Артем делился впечатлениями: – А представляешь, я видел подлинники Босха в Лувре, Мадриде и Роттердаме. Честно признаться, даже не думал, что получу такой шок. Репродукции ничего не передают.

Мы еще поболтали, а вскоре пришло время отправляться по домам. Ресторан закрывался, ансамбль исполнил последнюю композицию. По воле случая это снова была лезгинка, а Кристина и Алексей только что отплясали ее на бис. На Юге лезгинку танцуют все, хоть и не все это умеют.

Взмокший Алеша ушел в туалет освежаться под краном и тут официант принес счет. Я запаниковала, потому что деньги были у мужа. Но Артем, только глянул на цифру и тут же протянул официанту нужную бумажку. Вернулся Алексей, я рассказала про счет, он стал совать деньги Артему, тот отнекивался. Все это было неприятно. Я занервничала, а Кристя, заметив это, сказала:

– Ладно, Алексей, прекрати! Сегодня платим мы, а в следующий раз – вы. Договорились? А сейчас, давайте, переоденемся и сходим на пляж!

Все поддержали эту идею, просто чтобы прекратить дурной разговор о деньгах. Договорившись встретиться через пять минут у моря, мы разошлись по комнатам.

Через двадцать минут у прибоя стояли только двое из четверых – Артем Бескровный и Вера Бойко.

– А я думал, – произнес Артем, – что вы с Алексеем ждать будете, и пришел предупредить, что Кристина заснула…

– Наоборот, – поправила его я, – это я думала, что вы ждать будете, и пришла предупредить, что Алеша заснул!

Он улыбнулся и предложил:

– Давай просто посидим, покурим? Я ночью у моря в последний раз только в детстве был.

– Слишком романтично, – возразила я. – Да и спать хочется!

– Ты боишься романтики? – он кривовато усмехнулся.

Когда-то я обожала эту усмешку, но сегодня она прятала нечто…

– Боюсь я только тараканов, – не слишком умно пояснила я. – Давай твои сигареты, курить будем!

Мы уселись на песок и уставились на лунную дорожку. Хмель уже выветрился из моей бедной головы. Закинув голову, я попыталась угадать хоть одно из известных мне созвездий. Ничего не выходило. Звезды раскидались по небу совершенно беспорядочно, будто кто-то с размаху швырнул миллион бриллиантов на сто тысяч километров черного бархата. И вправду, слишком романтично!

Словно подтверждая мои слова, Артем обнял меня за плечи. Я повернулась к нему, чтобы вручить ноту протеста, но он закрыл мне рот поцелуем.

Я грубо вырвалась и залепила ему неожиданно звонкую пощечину. Он ойкнул, но ничего не сказал.

– Знаешь, что!.. – выкрикнула я.

Артем не знал. Я тоже. Поэтому я повернулась спиной и пошла прочь, со злостью выдергивая ноги из рыхлого ненадежного песка. Конечно, не стоило оборачиваться, чтобы почувствовать на своей спине взгляд Артема. Я точно знаю, что он первым делом посмотрел на мои ноги, потому что я вдруг споткнулась, потом – на плечи (у меня зачесалось под лопаткой), затем он осмотрел мои волосы, точь-в-точь как у его жены, только немного короче и не такие ухоженные и уложенные. Про взгляд на волосы я догадалась, потому что с растрепанного хвостика на затылке соскользнула зубастая заколка, которая вообще никогда не падет. Ну, а пониже спины Артем сосредоточился, когда я наклонилась за розовым крокодильчиком, призванным держать в зубах мои развитые и выгоревшие пряди. О возникших под взглядом Бескровного ощущениях я запретила себе думать, потому что для замужней женщины это грех.

Я лишь заметила, не без самодовольства для самой себя, что стесняться мне нечего. У меня красивые ноги, прямые узкие плечи, густые волосы и вполне аппетитный зад! Так что, смотри Артем, хоть тресни!

Глава 3. Кошки-мышки

После поцелуя у моря, отпуск очень напоминал пытку: Артем выслеживал меня, как кот выслеживает мышку, а я не имела никаких средств обороны. Бескровный портил мне все удовольствия, которые может подарить море влюбленному в него человеку. И мне было непонятно, чего он хочет – разве ему самому нужен роман с подругой жены? Подловатый вариант и довольно неудобный, ведь рано или поздно все откроется, разразится скандал, навалятся неприятности. С другой стороны, я что же, выгляжу дешевкой?

3
{"b":"223862","o":1}