ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это из-за фамилии, – сказал он. – Мне все время не хватает эритроцитов!

Облизнувшись, рассеяно улыбнулся и ушел, прихватив с собой кусочек окровавленного лимона.

– Кровосос! – сказала я ему вслед, выпустив из внимания служебную субординацию.

Вернувшись за стол, я невольно глянула на вампира, но он был безмятежен.

Вернувшись на кухню за горячим, я нашла там Дорогого Леонида Ильича. Он курил у окна, попивая коньячок, то есть, занимался любимым делом.

– Верочка, – сказал он, увидев меня, – ты бы заехала ко мне в центр! И что происходит в твоей жизни? Я ничего не знаю, ты ничего мне не рассказываешь! У тебя новая работа? Что-то после отдыха нехорошо выглядишь.

– Спасибо, папа! – ехидно ответила я. – Ты всегда знаешь, как меня порадовать.

– Ну, извини, – смутился он. Тут на кухне появился Алеша. – Это у меня профессиональное. Как твое сердце?

Папа руководит кардиоцентром, а согласно нашей семейной легенде у меня слабое сердце.

– Немного побаливает иногда… – признание вырвалось машинально.

– Алексей, – обратился к мужу отчим, – заставь Веру зайти ко мне в кардиоцентр. Я гляну. Левая рука не немеет?

Глянув на встревожившегося Алешу, я решила разрядить обстановку:

– И правая тоже. И обе ноги, особенно, после перепоя. Кстати, пойдемте, выпьем за именинника!

Алеша и Дорогой Леонид Ильич переглянулись с выражением «Что с ней делать?». Ну, их, разводят панику на пустом месте!

Через несколько тостов после горячего блюда, выяснилась абсолютно невероятная вещь: Кристина хлебнула лишнего! Ее лицо раскраснелось, а глаза будто подернулись туманом. Кристя громко и некстати смеялась и все поправляла непослушную бретельку лифчика. Потом подруга встала со своего места и, покачиваясь, попыталась выйти. Я поняла, что пора бросаться на помощь.

Проводив Кристину до кухни, я усадила ее возле открытого окна.

– Сварить тебе кофе? – спросила я.

Само собой, я и раньше видела ее в подпитии, но очень и очень редко. Кроме того, выпив лишку, Кристя обычно сразу собиралась домой баиньки. И сегодня с ней творилось нечто невероятное. Повернувшись к ней в ожидании ответа, я увидела, что подруга плачет. Я спросила:

– Эй, ты чего?

– Вера, понимаешь… – ее голос звучал совершенно необычно. Неужели, так звучит ее настоящий голос? Без лицемерия и привычного желания всех очаровать. – Вера, мой Артем нашел себе какую-то бабу!

Вдруг стало нечем дышать. Сев напротив рыдающей подруги, я прижала ладонь к груди, опасаясь, что сердце расколотит ребра и вырвется наружу.

– Вера, Вера, такой ужас! – слышала я, не веря ушам. Не может быть, чтобы это говорила Кристина великолепная, благополучная процветающая и самодостаточная! Но невероятная ее жалоба продолжалась: – он стал чужой и молчит все время… Я чувствую, я знаю! Ты же с ним работаешь! Последи за ним, прошу тебя! Найди эту стерву! Кто она?! Только, – она приложила палец к губам и я заметила, что несмотря ни на что, помада у нее не размазана и не стерта. – Только никому! Никому и ничего! Тс-с-с!

Глава 5. Мой бедный брат

В тот день мне трижды позвонил Дорогой Леонид Ильич, требуя моего визита к его аппарату ЭКГ.

– Ты понимаешь, – говорил он взволнованно, – это очень, очень важно! Мне обязательно нужно поговорить с тобой с глазу на глаз. Я уже и Алексею твоему пять раз сказал, чтобы ты пришла ко мне. Он передавал?

– Ну, передавал… – Алеша и впрямь встревожился моим здоровьем, видя что я, будто не в себе последнее время. Только, несмотря на периодическую боль в сердце я чувствовала себя нормально. А сердце болит, потому что… Не важно, не о том сейчас речь. – Леонид Ильич, я сегодня после работы приеду.

– До восьми успеешь?

– Успею, – опрометчиво пообещала я.

Генерал все не появлялся и я уже собиралась сбежать домой без вечернего доклада, но была отловлена секретаршей Аленой.

– Вера Михайловна! – окликнула она меня на пороге офиса. – Артем Сергеевич звонил. Просил вас дождаться его.

– А ты меня не застала, – предположила я со слабой надеждой.

– Вера Михайловна, – непреклонно и строго осадила мои вольности Алена, – я уже по телефону ему сказала, что вы идете по коридору к выходу, и я вас сейчас догоню!

Пришлось подчиниться и перезвонить отчиму, предупредить, что не приеду. Дорогой Леонид Ильич так расстроился, будто его падчерица прямо завтра собиралась на тот свет. Он снова говорил о срочном разговоре и каких-то новостях в придачу. Я пообещала найти время для визита завтра. Дождавшись Артема, убедилась, что ничего особо важного от меня не требовалось. Он лишь просмотрел придуманные слоганы для нового рекламного сезона и подписал счета.

– Зачем же ждать заставили, Артем Сергеевич? – укорила я его. – У меня дела сорвались!

Генерал чуть улыбнулся и медленно, со вкусом, отсканировал глазами мою фигуру.

– А я хотел еще разок полюбоваться на вашу… – я уперлась тяжелым взглядом ему в переносицу, – …профессиональную работу, Вера Модестовна!

– Полюбовались?

– В достаточной мере, – его тон стал сухо официальным. – Завтра придумаете с ребятами новые слоганы, эти никуда не годятся!

Чертыхнувшись сквозь зубы, я вышла. И хоть бы подвезти предложил, индюк надутый! Ведь едет сначала мимо меня, столбом стоящей на остановке, а потом и мимо моего дома.

Перешагнув порог квартиры, я услышала, как Алеша говорит по телефону:

– Да, я передам. Ну, конечно… Что же теперь делать? Да, ей будет тяжело!

Тяжело? Кому – мне?..

– Алеша, – окликнула я мужа. Он уже закончил разговор и вышел в прихожую. – Это Леонид Ильич?

Вся огромная фигура супруга выражала растерянность.

– Не знаю, как сказать…

– Илья?

– Ой, нет! – воскликнул он со временным облегчением. – Нет, что ты! Это…

Перед моими глазами возникла страшная картина: разбитая машина и в ней лежит Артем. Его лицо залито кровью. Только не он!

– …Андрей.

– Андрей? – реальность оказалась ничем не лучше секундного кошмара.

– Да, – Алеша подошел ко мне и взял из рук сумку с продуктами. – Его убили сегодня днем. Таня только что пришла домой и нашла его.

Смерть брата стала для меня ударом, начисто выбившим из-под ног почву. Андрей старше меня на два года, я с детства привыкла, что он есть на белом свете. Если бы не брат, я умерла бы от горя после смерти мамы пять лет назад, и пусть во взрослой жизни мы редко виделись и мало откровенничали, но Андрюха много значил для меня. А теперь я полная сирота. Правда, где-то есть наш с Андреем отец, но где он и, вообще, жив ли, я не знала. Да и знать не хотела.

Об обстоятельствах убийства Андрея мы узнали мало. Он сам открыл преступнику дверь, следов схватки, кроме перевернутого стула, не нашлось. Жена брата Таня, сказала, что ничего из вещей не пропало, деньги тоже остались не тронутыми. Отпечатки пальцев преступник тщательно вытер перед уходом. Значит, он не взял ничего из вещей не потому, что его вспугнули и пришлось поторопиться, чтобы удрать. Преступник приходил с одной целью – убить Андрея. Как полагали сыщики, убийца внезапно набросился на брата, когда тот повернулся спиной и задушил его заранее приготовленной веревкой. Милиция искала убийцу, но пока безрезультатно.

Мы похоронила Андрея. Некоторое, весьма сомнительное утешение приносила только та мысль, что мама не видит всего этого. Зато видел Леонид Ильич. Впервые стало заметно, что он стар, что хоронит близких одного за другим. Впервые в жизни я задумалась над его чувствами по отношению к нам, ко мне и Андрею, к детям вечно любимой им женщины. На похоронах отчим почти не мог говорить – он боялся выпустить вместе со словами слезы. А по его неизменному мнению мужчина не имеет права распускать нюни. При встрече со мной Леонид Ильич только легонько похлопал меня по плечу и сдавлено произнес:

– Не могу… – он судорожно сглотнул. Я заметила, какой морщинистый у него кадык. – Но ты приходи в центр. Поговорим.

6
{"b":"223862","o":1}